Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№11 • август 2020

Ксения Рогожникова

до следующих звёзд

Что есть поэзия в современной трактовке? Что есть женская поэзия? Смею предположить, что большинство разделится на две основные точки зрения. Первые — это образчики советской классики (Ахматова, Цветаева) с характерным акмеизмом, витиеватым слогом, стенаниями, воплями о несбыточном и в порыве необдуманно свершённом. И если Ахматова не терпела к себе обращения поэтесса, утверждая своё право зваться «поэт», то современные дамы пера уже хотят быть названы поэтками, темы лирики, а точнее тексты которых всё больше уходят в фем, ЛГБТ, квир и прочую далёкую от нас, гетеро-обывателей, эстетику.

Лёгкие и пластичные строки Ксении Рогожниковой воссоздают первичную гармонию. Творец в его будничных, хрестоматийных муках — человек в попытке оторваться от земного. Строки Ксении — осязаемые, робкие, осторожные рифмы, словно полусонные слепые кутята мягко касаются тебя, ты понимаешь, как сложно и важно удерживать равновесие, не передавить и не пустить себя в этой жизни на самотёк. Автор проживает каждое явление природы, но не восторженно наблюдая, а глубоко соприкасаясь и понимая, почему оно так и зачем. Повествование то отстранённое, то глубоко личное раскрывает все грани, отражает все архитипические роли женщины. Она очаровательная, манящая, ускользающая, заботливая. Она — женщина-мать, женщина, принимающая законы патриархального уклада жизни, где мужчина — мудрый царь, мужчина — всеобъемлющий Бог. Стих-подражание Леониду Аронзону — воистину гимн, песнь альтруистической, безусловной (но не жертвенной) любви женщины к мужчине (прообразу Божиему). Читая стихи Ксении, ты вспоминаешь, как по изначальному замыслу (заводским настройкам) был устроен этот мир.

Анастасия Кириенко

осень

с клёна опять

падают звёзды

шуршат

остроконечные

набрать ворох

гладких прохладных

в гербарий

до следующих звёзд

***

семена дождя

упали в землю

проросли лужами

в них распустились

облака

***

город ждёт снега

влажным февральским днём

за окном — силуэт человека

застывшего под фонарём

город ждёт снега

человек ждёт строки

он не писал уж полвека

и рифмы словно мальки

любопытны пугливы

тычутся мягко в ладонь

и ведь можно вполсилы

или вовсе убавить огонь

но не с наскока-с разбега

незнакомец — опять всё сожжёшь

город ждет снега

но вдруг начинается дождь

***

сорока клюёт ледяную крупу

белобокая, где твои детки?

накормила ли кашей гурьбу

в огонь подбросила ль веток?

а может — ты тот сорочонок? — твои грехи

не рубил дрова не носил воду

и теперь винишь себя за стихи

клюёшь сор и прыгаешь по гололёду

***

Подражание Леониду Аронзону

благодарю Тебя за кость

за плоть и мышцы на кости

за то, что я — всего лишь гость

с пустой иллюзией в горсти

передо мной не тело — хор

Тебе поющий на заре

и ликованье и восторг

быть с величайшим из царей

Ксения Рогожникова

Ксения Рогожникова (Земскова) — поэтесса, детская писательница. Окончила Высшие литературные курсы в Литературном институте им. Горького, печатается в российских, казахстанских и украинских литературных журналах. Участница форумов молодых писателей России. Ведущая семинара прозы и детской литературы в Открытой литературной школе Алматы, Казахстан.