Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Золотая птица

Рита Баранова окончила второй класс в середине мая. В этом году был карантин, и учителя целых два месяца вели занятия по скайпу. А потом уроки и вовсе отменили, не дожидаясь конца учебного года.

За окном стояла июльская жара. Асфальт разогрелся от полуденного солнца, так что даже птицы на него не садились. Соседка-бабуля кидала на дорогу хлебные крошки, но они оставались нетронутыми.

Рита скучала. Ее родители весь день были на работе, друзья разъехались по дачам и деревням. Конечно, они созванивались и болтали в вотсапе, но этого было мало.

На улицу Рите не хотелось выходить: во дворе было пусто и скучно, а в парке в это время развлекалась компания ребят постарше. Там были мальчишки и девчонки, с которыми Рита мечтала дружить. Они все время придумывали что-то интересное. Но ребята считали ее маленькой и прогоняли, каждый раз высмеивая. В их активных играх не было места малышам.

Рита отошла от окна, вздохнула и взяла свой телефон. Она открыла «Тик-Ток» и стала «листать» странички популярных блогеров. Как она им завидовала! Этим парням и девчонкам хорошо: столько лайков и комментариев, и сердечки им шлют, и улыбки, и познакомиться все хотят. Уж им-то, наверное, никогда не бывает скучно.

И тут Риту осенило: а ведь она и сама может создать блог и найти себе интересное занятие на лето!

Рита немедленно полезла в шкаф и достала с верхней полки новые дорогие джинсы, которые мама приготовила ей в подарок на день рождения. Девочка порезала ткань на коленках, надела джинсы и повертелась в них перед камерой телефона в прямом эфире. Лайков было мало.

Тогда Рита залезла в мамину косметичку, нашла в Инстаграме ролик о том, как надо краситься, и повторила все рекомендации за девушкой-блогером. Раскраска на лице получилась яркая и неожиданная. Рита тут же записала видео и выложила ролик в «Тик-Ток». И — ура, сразу появились комментарии! Но когда девочка прочла их, то расстроилась. Ей писали одноклассники:

«Что это с тобой, Баранова? Заболела? Пятна какие-то на лице».

«Ахаха, огонь! Баранова — гуманоид».

Это было очень обидно.

Рита смыла краску с лица, ушла в свою комнату и села на диван. Было жарко, и ничего больше не хотелось. Внезапно в окне что-то промелькнуло, словно луч света или блестящий воздушный шар. Девочка встала с дивана и подошла к окну, выглянула на улицу. Снаружи был все тот же двор, ничего особенного. Старушка, которая кормила голубей, уже ушла. «Наверное, кто-то открыл окно в доме напротив, и от стекла отразилось солнце», — подумала девочка. Но тут прямо перед её лицом что-то ярко вспыхнуло и исчезло. Рита высунулась из окна, проследила, куда «оно» полетело. Это оказалась птица с удивительным золотым оперением. За ней мчались две вороны, преследуя и выгоняя со двора. Птица устала и села на фонарь. Но вороны пикировали на нее и каркали, заставляя улететь.

Рита схватила свой телефон и хотела снять на видео это происшествие. Уж с таким-то роликом она точно порвет и «Тик-Ток», и Инстаграм! Но пока девочка возилась с телефоном, птица взмахнула крыльями и тяжело полетела дальше.

Рита недолго думая выскочила на улицу. Она даже не стала дожидаться лифта, мигом сбежала по лестнице. Во дворе птицы уже не было, но Рита услышала карканье за углом и побежала на звук.

Долго ли, коротко ли, а только Рита оказалась в парке, где в это самое время играли старшие ребята. Она собрались в тесный круг и что-то оживленно делали, смеялись, отнимали друг у друга и ругались. Золотой птицы нигде не было видно.

Рита подошла к ребятам. Раз уж она упустила удачу, то хоть с ними еще раз попробует пообщаться. Вдруг в этот раз ей повезет. Девочка хотела как бы невзначай рассказать, что видела удивительную птицу. Может, им бы понравилось и захотелось узнать подробности. Тогда у нее был бы повод получить их внимание и подружиться. Но оказалось...

...Оказалось, что ребята держали золотую птицу, которая билась у них в руках, пытаясь выбраться на свободу. Они сжимали ее крылья и били, хватали за шею, чтобы она не трепыхалась. У одного были оцарапаны руки, другому досталось от острого клюва. Ребята пытались засунуть птицу в рюкзак, чтобы потом дома, поиграть с ней. Красивая девочка стягивала ноги золотой птицы резинкой для волос.

Рита захлебнулась от возмущения.

— Отпустите ее! — закричала она ребятам.

— А то что? — усмехнулся один из парней.

— Иди отсюда, не мешайся, — сказал другой.

Рита оторопела. Она никогда бы не посмела идти против старших ребят, но птицу ей было очень жалко. Та грустно посмотрела на девочку глазом фиалкового цвета.

— А то я полицию вызову! За то, что вы мучаете животных, — сказала Рита.

— Вали давай, мелкая! Пока тебя саму в рюкзак не засунули, — сказал крупный парень, который был выше остальных на голову.

Рита отчаянно бросилась на них. Ребята стали отбиваться. Кто-то схватил ее за руки. Она укусила парня, который держал раскрытый рюкзак. Парень заорал и выронил рюкзак. Другой — тот, что держал птицу — дернулся вслед за рюкзаком. Золотая пленница вырвалась, взмахнула крыльями и улетела.

— Дура! — закричали на Риту ребята. — Чтоб мы тебя здесь не видели больше никогда! Поняла?

Чудо-птица летела тяжело: ребята помяли ей крылья, в хвосте не хватало перьев. Крупный парень бросился за ней, по мосту через овраг. Он чуть не поймал птицу, но Рита кинулась наперерез. Парень оттолкнул ее, и Рита кубарем полетела вниз по склону. Только руки и ноги мелькали.

— Вот балда! Что ж ты наделала?! — кричали ей ребята сверху.

Они сами испугались, что девочка могла пострадать. А больше всех струсил крупный мальчик.

После того происшествия Рита попала в больницу. Катясь вниз по склону оврага, она сломала себе лодыжку, и теперь не могла самостоятельно ходить. Нога была в гипсе.

День рождения Рита провела в больничной палате. Мама даже не стала ругать дочку за порезанные джинсы и испорченную косметику — до того расстроилась из-за перелома.

После небольшой операции и нескольких дней в больнице родители забрали Риту домой. Они заказали ей хорошие ортопедические костыли, но их еще не доставили. Рита снова скучала дома. Теперь ей было еще и больно, а нога чесалась под слоем гипса. Врач сказал, что можно просовывать туда спицу и водить ею туда-сюда, чтобы хоть немного было легче.

Вдруг в окне что-то мелькнуло. Рита не поверила своим глазам. Это была та самая золотая птица! Она пыталась сесть на жестяной карниз, но не могла там удержаться. Слышно было, как царапают когти о металл. Рита обрадовалась, вскочила и на одной ноге запрыгала ей навстречу. Она распахнула окно, и птица залетела в квартиру. Золотая красавица села на шкаф, и от ее перьев по всей комнате разлился дивный свет. Надо же! Она сама сияет. А Рита думала, что просто солнце отражается от ее оперения.

— Спасибо, — сказала птица.

— Пожалуйста. То есть не за что!

— За то, что спасла меня. Как жаль, ты сама из-за меня пострадала.

— Да это не страшно. Скоро заживет.

— И на улицу ты целый месяц не сможешь выйти... И с ребятами теперь никогда не подружишься. Ты ведь так хотела с ними играть.

— Главное, что ты улетела. Они тебя чуть не измяли всю.

Птица склонила голову на бок. Рите показалось, что она улыбается. Во всяком случае, фиалковый глаз чуть прищурился, как будто от усмешки.

У Риты зачесалась кожа под гипсом. Но показывать птице, что она терпит неудобства по ее вине, девочка не хотела.

— Что же ты хочешь за мое спасение?

— Фотографию! А можно?!

Птица засмеялась, спорхнула со шкафа и села на подлокотник дивана. Рита сделала совместное селфи. От птицы шел жар. Она встряхнулась, и в комнате раздался мелодичный звон — словно одновременно заиграла сотня маленьких колокольчиков или ветер коснулся струн золотой арфы.

Девочке захотелось прикоснуться к гостье, но она боялась повредить это удивительное оперение.

— Все? Ты рада? — спросила птица.

Гостья опять посмотрела на Риту лукаво, с хитрым прищуром.

— Очень! — ответила Рита. — Ой! Вот я балда!

— Что случилось? Вспомнила о желании?

— Ты же моя гостья, а тебя даже не угостила. А что ты ешь? У меня есть конфеты шоколадные. На день рождения много подарили. И торт еще остался. И сок апельсиновый и яблочный. Ты пьешь сок?

— Сиди и не прыгай, а то снова повредишь ногу.

— Ты прямо как мама.

Птица засмеялась.

— Что ж, хорошо, — сказала она. — Тогда у меня есть для тебя свой подарок.

Гостья выдернула клювом из своего крыла золотое перо. Рита сморщилась. Ей показалось, что птице больно это делать.

Чудо-птица положила перо на колени девочке и сказала:

— Много я видела разных людей. Одни держали меня в клетке как украшение дома, хвастаясь перед друзьями. Они собирались на застолья, а потом просовывали пальцы сквозь прутья, пытаясь меня достать. А если это не получалось, то они тыкали в меня карандашами и вилками. Другие покупали меня и продавали как чудо-диковинку, торгуясь, чтобы сделка была повыгоднее. Один такой торговец запер меня в сыром и темном гараже на целый месяц, потому что покупатели долго не могли найти деньги. Но он потом все равно разорился. Третьи видели во мне забавную игрушку для своих детей, которую можно мять, ломать и заставлять петь. Но я не пела им никогда.

— Бедная птичка, — сказала Рита.

— Были и те, кто показывал меня в цирке. Они спутывали мои ноги тонкой металлической проволокой, которую я не в силах была перекусить клювом. Этот цирк дорогой и элитный. Билеты на представление можно получить только через надежных друзей, по закрытым ссылкам.

— Как же ты оказалась в нашем дворе?

— Я сбежала. Вертелась на месте, перекручивая проволоку до тех пор, пока та она не истончилась и не разорвалась. Это не сразу мне удалось. Проволока была длинной, а перья мои звенят, и приходилось прижимать крылья к телу крепко-крепко. За ночь я очень уставала. Видишь?

Птица показала Рите лапку, на которой был шрам от проволоки.

— Милая, хорошая, как же ты настрадалась! — воскликнула Рита и обняла ее.

От птицы веяло теплом, а золотые перья оказались на удивление мягкими и гибкими. Как будто тончайшую золотую фольгу нарезали в легкое оперение и пушинки. У птицы даже пух был золотой.

— Зачем же ты опять прилетела в город? — спросила девочка. — Тебя здесь найдут и поймают еще какие-нибудь злодеи. Птица вздохнула и грустно улыбнулась.

— Они не злодеи. Просто не понимают, что делали мне плохо. Одни видят, как радуются их дети, сжимая меня в руках. И это для них самое главное. Другие рады, что нашли, на чем заработать.

Рита опустила взгляд. Ведь она тоже бежала за чудо-птицей не просто так, а чтобы снять ее на видео и заработать много лайков и комментов. Кто знает, может, она тоже захотела бы взять птицу домой и присвоить чудо... Просто не успела...

— Но я теперь я свободна, благодаря тебе, — продолжила птица, — и хочу отблагодарить тебя. Возьми это перо и вплети его в свою косу. Ты станешь птицей на время и сможешь летать, раз уж тебе нельзя ходить из-за гипса.

— Не может быть.

— Ты же сама говорила, что я как мама. А твоя мама, вроде, никогда не врет?

Девочка смутилась и улыбнулась. Она сняла заколку, распустила волосы и стала их заплетать, а перышко вставила в самом конце, вместо заколки. Тут же раздался мелодичный звон, и по косе наверх побежала золотая «волна». Рита обратилась в птицу — не такую прекрасную, как ее гостья. Она стала обычной серенькой пичужкой, и лишь на затылке у нее поблескивало золотое перышко. Но все же девочка могла взлететь.

Рита взмахнула крыльями и поднялась, но тут же завалилась на бок и упала на ковер. Она не привыкла к таким пируэтам.

— Смотри на меня и учись! — воскликнула золотая птица и показала Рите, как надо взлетать.

Рита последовала ее примеру и полетела. Они какое-то время тренировались в комнате, а затем чудо-птица позвала Риту на улицу. Они выпорхнули в открытое окно и полетели. На них показывали пальцами прохожие снизу, а с крыши слетела пара ворон. Но новые подруги не обращали на них внимания и улетали все дальше и дальше.

Вот их двор, вот парк, куда Рита боялась ходить. Ребята больше там не гуляют. Наверное, им стыдно. Вот наземная ветка метро с большим стеклянным колпаком вдоль станции. От стекол отражалось солнце, играя и перескакивая с одного на другое. А вот дорога, по которой мчат автомобили. Автобус ползет, как зеленая гусеница.

У Риты захватывало дыхание от восторга. Она и мечтать не могла о том, чтобы летать!

Чуть выше них клином пролетели утки. Она махали крыльями по очереди: если одна утка поднимала крылья, то летевшая за ней наоборот, опускала. Рита вспомнила, как читала в детской энциклопедии, что птицы таким образом распределяют поток воздуха, помогая друг другу. Наверное, эти утки перелетали с одного пруда на другой. А может, они просто учили молодняк, чтобы приготовиться к осенней миграции на юг.

Путешественницы вылетели за город, и под ними стали расстилаться поля. Справа остался аэродром, с которого лишь изредка взлетали маленькие частные самолетики или вертолеты (во время карантина все основные полеты отменили).

Золотая птица оглянулась на Риту и покачала крыльями, показывая, что хочет спуститься. Девочка-птица последовала за ней. Они сели на крышу частного дома в какой-то деревеньке. Из открытого окна слышался крик младенца.

— Устала? — спросила птица.

— Нет, — ответила Рита.

На самом деле, полет был для нее непривычным делом, и девочка устала. Но она не хотела показывать себя слабенькой и недостойной такой чести — быть рядом с золотой птицей.

— Что ж. Хорошо, — сказала ее спутница. — Давай пока отдохнем, а я пока расскажу тебе секрет. Я ведь не обычная птица.

— Я сразу догадалась! — не сдержалась Рита.

Птица немного обиделась, что ее перебили, но все же продолжила:

— Я приношу счастье тем, кто его заслуживает, но по какой-то причине не может сам получить. Ты спасла меня и получила золотое перо, чтобы стать свободной. А в этом доме болеет малыш. У него жар, и маленькие ручки горят, как в огне, и никто не может ему помочь. Врач сказал, что у него режутся зубки, и уехал. Соседка предлагает обтирать его спиртом, а это вредно для малыша. Нам надо самим помочь ребенку и предотвратить вред.

— Откуда ты все это знаешь? — удивилась Рита.

— А ты догадайся, — лукаво улыбнулась птица. — Ты же обо всем сразу догадываешься.

Золотая птица взмахнула крыльями и слетела с крыши вниз, к открытому окну. Рита спустилась за ней.

В комнате и правда ревел малыш, красный от температуры и от натужного плача. Рита осталась на подоконнике. А золотая птица опустилась на бортик детской кроватки и простерла над малышом крылья, словно обнимая его. Ребенок затих и стал рассматривать золотое чудо. Птица помахала крыльями, навевая свежий ветерок к малышу. И снова точно сотня колокольчиков зазвенели.

С улицы раздался голос:

— Что это звенит в комнате? Пойди-ка проверь.

Золотая птица вспорхнула и вылетела в окно. Рита — за ней.

— Ох ты! У малыша прошел жар! — послышалось из комнаты. — Ну вот, а ты боялась. Правильно врач сказал, у него просто зубки резались.

Подруги-птицы улетели из деревни. Обратный путь дался Рите нелегко: плечи устали, и крылья «отваливались». К тому же на ноге у девочки-птицы было маленькое колечко, в которое превратился гипс. Это добавляло тяжести. Золотая птица привела девочку на крышу огромного торгового центра. Там они и сделали привал.

— Надо же! Как быстро ты забрала себе его жар... — сказала Рита, едва отдышалась после полета.

— Да, так и есть. Теперь он быстро пойдет на поправку.

— А ты, наверное, Жар-птица?

— Некоторые называют меня так, — ответила птица уклончиво.

— А почему я тебя никогда раньше не видела? Я тоже болела много раз, и ты могла бы меня спасти.

— Во-первых, тебе могли помочь родители и врачи. Тебе не грозила такая опасность, чтобы возникла необходимость в чуде.

— А во-вторых?

— Во-вторых, я была заперта долгое время, — вздохнула Жар-птица и посмотрела в даль, на горизонт, где шумел зеленый лес. — Нас не так много на свете, и многие птицы счастья сами попадают в беду.

— А себе вы не можете помочь?

— Увы, нет. Зато желающие схватить удачу за хвост бывают очень ловкими. Поэтому на всех нашего волшебства не хватает.

— Ах, если б я раньше знала, что чудеса существуют!.. — начала Рита.

— ...то они бы с тобой не произошли, — прервала ее птица.

— Почему?

— Потому что тот, кто рассчитывает на чудо, не достоин его.

Рита задумалась. Они помолчали.

— А можно еще спросить? — сказала Рита. — Сколько тебе лет?

Птица снова склонила голову набок и посмотрела на девочку фиалковым глазом.

— Не знаю.

— Как так?! Я вот точно знаю, что мне восемь, и скоро я пойду в третий класс.

— У нас нет возраста. Мы просто живем в этом мире, покуда он существует, чтобы в нем сохранялось счастье.

— Спасибо тебе.

— И тебе. Ты помогла не только мне, но и многим, к кому не успевали мои подруги — птицы счастья.

Рита обняла птицу своими крыльями.

Солнце клонилось к закату. Оно стало оранжевым и не таким ярким, спряталось в дымке над горизонтом. Воздух был еще теплым, а от крыши торгового центра пахло то ли смолой, то ли дегтем. Рита не знала, чем пропитывают настилы на крыше.

Девочка-птица закрыла глаза. Стоять так, в обнимку с золотым счастьем, ей было очень приятно.

— Да ты засыпаешь, милая моя... — сказала птица.

— Нет-нет, я не сплю, — сказала Рита, сладко зевая.

Чудеса и полет, и удивительный секрет золотой птицы так впечатлили девочку, что сил у нее и правда уже ни на что не осталось.

Золотая птица осторожно взяла ее на спину, и они полетели домой к Рите.

Утром Рита проснулась в своей кровати. Нога в гипсе уже не болела и даже не чесалась. Девочка спрыгнула с кровати и на одной ножке поскакала на кухню. Сегодня был выходной, и мама жарила блинчики. На столе уже стояло малиновое варенье, которое Рита обожала.

— Ты куда вскочила? — ахнула мама. — Ногу повредишь.

— Не поврежу, мамочка! — сказала Рита и обняла ее. — Доброе утро. Мне теперь все нипочем.

На сковородке зашипел очередной блинчик. Мама взяла лопатку и перевернула его румяным боком наверх.

— Почему это тебе все нипочем? Попрыгунья моя.

Мама поцеловала Риту в макушку. Она была рада, что дочка перестала киснуть и теперь такая веселая. Мама считала, что это верный признак выздоровления.

— А я вчера прихожу с работы — ты уже спишь, довольная, и во сне улыбаешься. Хотя времени еще мало было. Чем занималась вчера?

— Летала, — отвела Рита честно.

— Аааа, — сказала мама и засмеялась. Она подумала, что это шутка. — Ладно, летунья, давай быстренько переодевайся, умывайся и приходи завтракать. Блинчики тебя заждались.

Рита поскакала на одной ноге в свою комнату, чтобы сменить пижаму на домашний халатик. Она села на кровать, стала стаскивать через голову верхнюю часть пижамы и так и застряла. Ее вдруг ужалила мысль, что все случившееся вчера ей только приснилось.

Рита сняла пижамную рубашку и положила ее на колени. Ей стало очень грустно. Она вздохнула и подняла подушку, чтобы спрятать туда пижаму. А там...

...А там, под подушкой, сияло золотое перо. Рита не поверила своим глазам. Она взяла его и прислонила к своей щеке. От перышка шел жар. Значит, все было правдой!!

С тех пор Рита решила всегда делать добро, чтобы помочь золотым Жар-птицам, и жизнь вокруг становилась лучше. Ведь если навестишь болеющего друга или поможешь соседу, который попал в беду, то птица счастья сможет улететь дальше, туда, где без нее на самом деле не обойтись.

Рита рассказала эту историю своим одноклассникам. Одни ей не поверили, а другие сказали, что школьникам рано думать о помощи Жар-птицам. Дети не так уж много могут сделать, ведь они еще маленькие и слабые.

— Ну и что! — отвечала им Рита. — Хоть и маленькие, да удаленькие. Нас в классе тридцать человек. Если каждый сделает что-то хорошее, что ему по силам, это окажется уже не так уж и мало.

Юлия Бочарова

Юлия Бочарова — родилась в 1978 году в Москве. Окончила ВГИК по специальности «Драматургия» (2019 г.). В настоящее время пишет сценарии, прозу и пьесы. Победитель конкурса Batumi International Festival of Monodrama (2020 г.); победитель конкурса драматургии «Монолит» (2019 г.); I место на XXXVI Международном студенческом фестивале ВГИК (2016 г.); шорт-лист конкурса «Исходное событие — XXI век» (2020 г.); лонг-лист конкурса «Литодрама. Столик на троих», список особо отмеченных на «Любимовке» (2020 г.) и др. Журнального зала. Печатается в журналах с 2019 года.