Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Алдияр Абугалисина

Окно в обусловленность

***

я — шелест уже желтеющих листьев

за закрытым окном провинциального роддома,

так уютно разместившегося на корнях моего родового древа,

ветви которого сейчас только начинают проглядываться

сквозь тени социальных институтов.

я — моё первое воспоминание рекламы жвачки стиморол,

впоследствии слипшегося в волосах символа капитализма,

впитавшегося в корни и гораздо глубже

в почву так и не перестроившейся республики вечного дефицита.

я — все мои последующие размытые временем воспоминания,

сын последствий той перестройки,

сын преступника-афериста, избивавшего свою жену,

и матери-одиночки,

впоследствии алкоголички.

я — моё тело, с детства копившее всю ту боль,

в виде зажимов и страхов,

периодически вытекающую теперь уже в прозрачном виде

и испаряясь, становящуюся бирюзовым океаном

впоследствии.

я — тот яркий рассвет невообразимых цветов, который всё изменил.

теперь я — природа, дух и творение.

теперь я — всё то, что люблю.

***

пересекаться в кино и театре

соприкасаясь линиями судеб

провожать ментоловые волны

встречать частицы алого заката

являя свет из-за кулис

смотреть в экране на себя

и видеть там совсем чужое

играть не роль а человека

скупив все до последнего билета

позвать всех в ложе на дебют

занять единственное место

чтобы решить дилемму жизни

любить ее или убить

а после смеясь в душе

на сцене тихо плакать

***

представление параллельных точек

о многогранной плоскости

пересматривалось сверху

пока снизу высота ощущалась небом

падение обретает свободу в невесомости

в момент возвышения уз

над клеем неделимого

не отрывая глаз от солнца

на минуточку задуматься

так и не раскрыв свой парашют

слёзы

я просыпаюсь

и каждый раз я не уверен, стоит ли мне открывать глаза.

неуверенность — тот самый клей, сквозь который приходится продираться,

как через густую, почти беспросветную, чащу глухого леса,

вонзающегося в меня болью, тысячей иголок в секунду,

сеющих во мне семена той боли, к которой я так привык,

что она давно уже кажется свободным падением наверх

какой-то другой параллели,

какой-то иной реальности.

я просыпаюсь

и каждый раз я новый вспоминаю себя старого и не могу забыть,

пока снова не усну.

и так каждый день.

не то чтобы я любил спать, скорее, там я отдыхал

иногда.

и так каждую жизнь.

я проснулся и решил больше никогда не открывать глаза,

я решил зашить себе веки,

по-видимому, навсегда.

я просыпаюсь и каждый раз по привычке хочу открыть глаза,

я засыпаю и каждый раз вижу один и тот же сон:

как я просыпаюсь и лихорадочно пытаюсь на ощупь найти ножницы,

и когда я в тысячный раз их не нахожу,

я в смирении засыпаю

и просыпаюсь в смирении,

ощущая шов на груди,

и проступающий через кожу

силуэт ножниц.

вчера я проснулся среди ночи и долго не мог уснуть,

кажется, очень нужно было вписать эти строки,

и может быть, наконец-то уснуть.

не то чтобы я любил спать на животе,

но только так мне удавалось уснуть.

окно в обусловленность

я нехотя открываю окна

вечно шумной дороге

вдоль моего дома

чтобы частички пыли

незаметно проникли

в оголтелые ноздри

с тяжестью ложились в лёгкие

и там находили приют

я нехотя открываюсь миру

потому что боюсь неизвестности

хоть и часто всем повторяю

доверяйте миру

Алдияр Абугалисина

Алдияр Абугалисина — родился в Павлодаре в 1990 году. В 2008 году переехал в Алматы, где и живет до сих пор. В 2012 году окончил КазГУ по специальности «Туризм». В данный момент учится в Открытой литературной школе Алматы на семинаре поэзии Евгения Абдуллаева. Публикуется впервые.