Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Орал Арукенова

Кольцо

— Қыдыр-ата, где мой новогодний подарок? — спросила Дана.

Старец с белой бородой указал палкой в сторону елки, там Снегурочка в серебристом платье разливала наурыз-коже. Из-под елки выскочила крыса и, схватив передними лапами маленькую коробку, на двух задних сиганула обратно под дерево.

Дана проснулась от визга дочери.

— Я не буду есть кашу, она горячая! — капризничала она.

— Тихо, маму разбудишь, — шипел Бекжан.

— Уже! — крикнула Дана, потягиваясь. В комнату влетела Аселя и запрыгнула на кровать.

— Мама, мамочка! Расскажи сказку.

— Сейчас некогда, иди завтракать. Нам с папой на работу. Ты с няней останешься.

— А когда праздник?

— Вечером все вместе соберемся, стол накроем и будем праздновать. Ты с нами до полуночи ночи посидишь, потом фейерверки.

— Ура, фейерверки! А подарки?

— Подарки завтра утром откроем.

***

Все подарки в багажнике, главное — не перепутать. Слева для коллег и подруг. Справа для родственников. И торт по центру для тети Айши, единственной родственницы Даны в Алматы. Об особой любви тетушки к тортам известно всем родственникам и знакомым. Она каждый раз рассказывает, как мечтала в детстве о самой заурядной «Сказке», но в райцентр торты завозили редко, и даже когда завозили, она не могла себе его позволить. Десертом с яркими цветочками тетя Айша изрисовала в школе все тетрадки и книжки, даже учебники. Раньше тетушка принимала любую выпечку, а теперь деликатно делает «заказы». В этот раз — мини-вариант торта «Захер». Ну и название! Дана осторожно переспросила и получила ответ:

— Шоколадный торт «Захер», продается в «Песочнице», можно заказать онлайн.

Муж сказал, что десерт так назван, наверное, в честь Леопольда фон Захера-Мазоха.

— Тогда можно было бы назвать более благозвучно: «Леопольд» или «Лео», — ответила Дана.

— Нет, надо было назвать его «Садо-мазо» или просто «Мазо», — рассмеялся Бекжан.

Дана погуглила и выяснила, что этот шоколадный торт является изобретением другого австрийца — Франца Захера.

Все остальное — для многочисленной родни мужа. Для свекрови Дана купила французский крем для лица, для свекра — шелковый шейный платок. Дедушка со стороны мужа, самый старший и главный человек, любит конфеты в ярких коробках, потом он раздает их детям, иногда Аселя получает обратно конфеты, подаренные Даной. Многочисленным апашкам — платки, они оставляют только те, что понравятся, остальные раздаривают, тут главное — правильно упаковать. Чтобы можно было аккуратно распаковать и снова сложить, если не понравится. Невесткам набрала косметики по новогодней акции. Братьям и племянникам мужа — майки поло с распродажи. Шефу купила брендовую ручку в наборе с блокнотом. Всех охватила по списку. Осталось себе платье купить, серебристое или белое. Манты, салаты и закуски Дана приготовила ночью, в три утра спать легла. Попросила мужа накрыть вечером стол, пока она подарки развезет, в салон сходит и платье купит.

В девять вечера Дана вышла из салона и поехала в торговый центр.

— Здравствуйте, с наступающим! Мы уже закрываемся, — дежурно улыбнулась продавщица.

— Мне бы что-нибудь нарядное, белое или серебристое, говорят, так надо к году Металлической Крысы, — сказала Дана и подумала: «Ах, вот к чему крыса приснилась».

— Есть одно подходящее платье, всем нравится, но по размеру никому не подошло.

Продавщица ринулась вглубь рядов с брендовыми шмотками и вынырнула с платьем серебристого цвета в руках.

— Ух ты! Платье Снегурочки! — воскликнула Дана.

— Снегурочки? — удивилась продавщица.

— Это я так… приснилось.

Платье село идеально. Ну вот, можно и домой, Новый год праздновать с семьей. Уф! Все успела. Ну и сон ей приснился, что она без подарка осталась. И крыса. Фу! Хотя ведь год крысиный наступает... Подарок-то она получит, видела золотое кольцо с крупной жемчужиной в окружении бриллиантовой россыпи в коробочке, припрятанной мужем. К нему и платье подойдет.

— Доченька, помоги! Мы с женой не пьем, не курим. Так получилось, что без денег остались, нам бы до дому добраться, не здешние мы, — сказал пожилой мужчина в чистом, но изношенном пальто, протягивая тонкую руку с длинными пальцами. Он разговаривал опустив глаза. И это было кстати, Дане почему-то стало стыдно, словно она виновата в том, что двое стариков в праздничный вечер просят деньги. Она потянулась в сумку за кошельком. Вытащила купюру в пять тысяч тенге и протянула мужчине.

— Дай Бог тебе счастья, доченька! Пусть все твои мечты сбудутся! Подожди, пусть и жена тебя благословит, — указал он на скамейку, где сидела опрятная бабушка.

Бабушке почему-то Дана спокойно посмотрела в глаза и улыбнулась.

— Айналайын! Бакытты бол! — благословила ее бабушка.

— А давайте ко мне в гости, завтра вас на вокзал отвезу, — приняла спонтанное решение Дана.

— Нет, доченька! Спасибо! Мы не станем портить тебе праздник, сейчас на вокзал поедем, купим билет на ближайший поезд, они часто ходят, нам ехать-то недалеко, до станции Чу, — зачастила бабушка.

— А почему бы и нет! Дастарханом брезговать разве можно, да еще и в праздник? — блеснул глазами дед.

— Поехали, а то дочка с мужем заждались! — обрадовалась Дана.

Когда они вошли в квартиру, никто не удивился, муж с дочкой подумали, что это кто-то из многочисленных родственников, даже расспрашивать не стали. Аселя, привычная к гостям, ластилась то к дедушке, то к бабушке. Встретив Новый год, они втроем побежали на улицу смотреть фейерверки. Старикам постелили в зале, на диване. Перед сном Дана с Бекжаном упаковали и положили под елку еще два подарка.

На следующий день Дана проснулась от восторженного визга. В комнату влетела Аселя в маске черепашки ниндзя, с яркой гирляндой вокруг шеи:

— Вставайте, открывайте ваши подарки! Я свои уже открыла!

— Кто бы сомневался?! — сказала Дана. — Как, понравились подарки?

— И что в этот раз Дед Мороз моей доченьке подарил? — спросил Бекжан.

— Деда Мороза не существует, это сказки для малышей! — сказала Аселя, запрыгивая в кровать к родителям с куклой в одной руке и полураспакованной книжкой-раскраской в другой.

— Ты бабушку с дедушкой не разбудила своим визгом? — спросила настороженно Дана, вспомнив про гостей.

— Их уже нету, домой ушли. Даже подарки не забрали, можно я их подарки открою?

— Неудобно как-то, отвезли бы их, — сказал Бекжан.

— А ты на часы посмотри, старики же рано встают, — ответила Дана.

— Все! Вставайте! Подарки, подарки! — прыгала по кровати Аселя.

Дана взяла в руки яркий пакетик, перевязанный красной ленточкой, развязала, достала коробочку и, даже не открыв ее, поняла, что кольца там не будет.

Орал Арукенова

Орал Арукенова — прозаик, поэт, литературовед, переводчик. Окончила немецкий факультет иняза в Алматы, школу менеджмента в Гамбурге. В течение пятнадцати лет занимала руководящие должности в международных компаниях и транснациональных корпорациях в сфере закупок. В 2018 году получила степень магистра педагогических наук по литературе в КазНПУ им. Абая. В настоящее время — научный сотрудник Института литературы и искусства им. Ауэзова, докторантка КазНУ им. Аль-Фараби. Произведения, статьи и переводы публиковались в альманахе LiterraNOVA, на литературном портале «Әдебиет», в журналах «Эсквайр», «Тамыр», «Простор», «Нева» (Россия), Za-Za Verlag (Германия), в сборниках современной казахстанской прозы и научных филологических изданиях. Дебютная книга «Правила нефтянки», выпущенная издательством Meloman Publishing в 2018 году, получила награду независимого литературного конкурса «Алтын Қалам» в номинации «Литературный дебют года».