Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Рашида Стикеева

Жизель

Я стою у окна и жду. За окном летит легкий снег. Меня радует все: низкие тяжелые зимние тучи, снегопад, новогодняя суета у торговых палаток и даже пробки на дороге.

Теперь все-все будет по-другому. В новом году жизнь будет новая. Жизнь будет другая — общая с ним, семейная.

Сегодня он должен поговорить с женой, объясниться, взять чемодан и прийти ко мне — насовсем!

Как хорошо, что я с утра убрала квартиру. Надо сходить и купить продуктов. Мясо, картошку и всякое такое. Впрочем, нет, не надо мясо. Мяса с картошкой он наелся в той семье. В нашей — новой — будет здоровое питание и здоровый образ жизни. И обязательно будем путешествовать. Да, все вместе. Будем брать его детей и мою дочь. Если он захочет.

Я щелкаю пультом от телевизора. На экране счастливая Жизель порхает по сцене. Любовь дает ей силы. Она счастлива. К ней из леса вышел принц. Они нашли друг друга.

Год назад ко мне так же вышел мой принц… из лифта. Целый мучительный год. Весь год ожиданий: позвонит не позвонит, придет не придет, получится не получится. Теперь вот — получилось!

Хорошо, что в холодильнике много фруктов и овощей. Он должен разнообразно питаться. И в гости мы будем выходить обязательно. В гости к его друзьям, к моим друзьям… Мы будем пить вино, нет, лучше коньяк. Я буду благоухать счастьем и дорогими духами. Он будет в элегантном темно-синем пиджаке и с маленькой розочкой на лацкане. Женщины будут оборачиваться, завидовать мне и пытаться заигрывать с ним. Я не буду на это обращать внимания. Буду держать себя в руках. В прямом смысле. Обниму себя за плечи и буду держать. Потом мы вместе вернемся домой. Разденемся, ляжем под одно одеяло, и все раздражение пройдет — будет только хорошее!

Звонка нет.

Странно. Уже темнеет. Может, что-то случилось? Пробки! Да, конечно, пробки. Может, авария? Может, жена не пускает? Встала в дверях и не пускает.

Я набираю знакомый номер телефона.

— Привет!

— Привет!

— Это я.

— Узнал.

— Я тебя жду… Что-то случилось?

— Мы больше не увидимся.

— Почему?

— Ты не поймешь. Я женатый человек…

— Что же мне делать?

— Встречать Новый год.

Я бессмысленно смотрю на экран. По сцене мечется маленькая Жизель.

Она сошла с ума от его обмана. Простое житейское предательство. У принцев это практикуется. Он так развлекался. Он ведь принц. А она приняла все всерьез. Вот теперь она там — в другой жизни. А его высочество где? Он в своем королевстве!

Мне что делать? Сойти с ума, как Жизели? Целый год… а теперь что? Как теперь жить? А главное — зачем? Сколько снега за окном. Может, пойти босиком по снегу. Можно совсем раздеться. Специально. Потом простудиться и умереть. Нет. Зачем так долго — болеть, умирать. Или газ включить? Ага, потом чей-нибудь щелчок выключателем, и полдома на воздух?! Не-е-ет, не пойдет.

Лезвием по руке… Не хочу, и так больно.

Сильно болит в груди, будто с размаху врезалась во что-то… очень острое! Оче-ень больно! Руки-ноги не мои, чужие. А что мое? Ничего. Все умерло от болевого шока. Нужен срочно наркоз — долгий сон. Не хочу, не хочу просыпаться! Где-то было снотворное. Интересно, срок годности не истек? И ничего не будет, ничего, ничего, ничего.

Нет таблеток. Тогда остается веревку на шею и… в ванной труба крепкая. Это можно!

И найдут нескоро. А найдет моя ненаглядная мамочка. Придет домой, разуется, разденется. Зайдет в ванную руки помыть и увидит… меня на трубе с петлей на вывернутой шее. У нее инфаркт. Она в больнице… в лучшем случае. В худшем — ее на погост, а мою дочь, ее внучку, в детский дом для сирот.

Стоп! Вот, кстати, про маму и дочь. Что будет с ними?

У него год игр и развлечений. Сейчас отдохнет, и снова — игрища! А я — умирать? Из-за него? У него в жизни смена лица — новое женское, а у меня — перемена места жительства: тихое место на кладбище с видом на…

На экране все согласно сценарию. Принц раскаялся, и вот он на сельском кладбище. Темно и страшно, кругом привидения. Но его мучит совесть, и он ищет могилу Жизели.

Не думаю, что он придет ко мне на могилу. Только мама и дочь. Ему теперь все равно, живая я или мертвая. Как говорится, хорошего помаленьку. Поигрались и хватит. Год любви и страсти. Безумной страсти и пылающей любви. У него сели батарейки. Пламенные чувства остыли. Сменились на безразличие.

А маме и дочери не все равно. Им хочется, чтобы я жила долго и счастливо.

В сказке финал — принц погибает, его забирают лесные феи в свое царство.

Так ему и надо! Не будет морочить голову честной и порядочной девушке.

Что это? Звонит телефон?! Он звонит! Не буду брать. Пусть думает, что я… умерла.

Рашида Стикеева

Рашида Стикеева. Первое образование — филолог. Второе — магистр в области финансов КИМЭП. Дополнительное — Открытая литературная школа Алматы (курс прозы Михаила Земскова, курс прозы Ю. Серебрянского и Е. Клепиковой). Публикации с 2011 года в журналах «Книголюб», «Литературная Алма-Ата», «Нива», «Автограф», Za-Za (Германия), в литературном альманахе Literra Nova (Алматы), в сборниках ОЛША. Призер Международного грушинского интернет-конкурса 2015 в номинации «малая проза». Номинант литературного конкурса «Славянские традиции» — лонг-лист (жанр — «малая проза», 2015 г.). Дипломант международного конкурса одного рассказа (2016 г.). Дипломант литературного конкурса журнала «Литерра Нова», номинация — «короткий рассказ» (2017 г.).