Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№20 • май 2021

Владимир Горелкин

Баабр

Асикта — шаман селения, где живет Малу, стучит в большой бубен и поет протяжно и гортанно. Малу сидит перед ним на коленях, сложив руки на груди. В одной руке у него старое кремневое ружье, в другой острый нож с костяной ручкой. Малу еще очень молод, но уже пришел его черед стать Охотником вместо больного постаревшего отца. У Малу черные длинные волосы и раскосые глаза. Он видит, как Асикта откладывает бубен и выхватывает из горящего костра пылающую рыжим цветом большую хворостину. Огонь вспыхивает, и сноп обжигающих искр разлетается в разные стороны. Шаман, едва не задев, проносит огонь над головой Малу. Малу ощущает дохнувший на него жар, но не пугается и продолжает сидеть не шелохнувшись.

Тутусэ — отец Малу, умирает. Его когда-то зоркие глаза охотника теперь слепы, а сильные прежде руки не могут удержать даже чаши с водой. Асикта однажды сказал, чтобы вылечить Тутусэ, надо накормить его сырой печенью Баабра1 — огромного полосатого зверя. Острые клыки Баабра способны сломать шею даже черному медведю.

Малу теперь Охотник. Он принесет печень Баабра и накормит ею Тутусэ.

Малу идет по звериной тропе, и огромные деревья — Когдо2 — стоят, как ноги великана Гакиса. Для Малу тайга — Хувэ3, как дом родной. Он знает в ней все тропки. Знает, где пасутся олени, где в реке ловится Овочо4 и Хое5, но сейчас ему нужен только Баабр. Малу торопится, он понимает, что времени для Тутусэ осталось очень мало. Малу знает, где охотится Баабр — на Качающейся Сопке. Там он подстерегает горных козлов. Только надо подняться к самой вершине, оттуда все видно так же хорошо, как хорошо видны бусинки на бубне шамана Асикты.

Асикта танцует бесконечный танец, и звуки бубна слышит Хувэ. Асикта видит, как Малу идет по тропинке, пробирается сквозь заросли багульника, переходит вброд стылую реку, ближе и ближе подбирается к Качающейся Сопке. Но еще долог его путь, труден и опасен. Поэтому все танцует и кружится в трансе Асикта, просит Хувэ защитить Малу от злых духов, оберегает.

Тутусэ лежит с закрытыми глазами и тяжко дышит. В его голове зимними метелями проносятся воспоминания и уносятся вдаль. Тутусэ пытается их остановить, удержать хоть на мгновение, но холодно ему и нет сил. Шепчут губы Тутусэ имя Малу, зовут. Не слышит его Малу, идет все дальше и дальше от родного дома.

Утомила дорога Малу, глядит он в небо. Летят свысока мелкие холодные капли дождя. Уже поздняя осень, и скоро река Тумнин6 встанет, замерзнет, а на Качающуюся Сопку ляжет снег, и тогда будет трудно подобраться к Баабру незаметно. Спешит молодой охотник, подгоняет сам себя.

Вот и Качающаяся Сопка, стоит над Хувэ серой громадиной. Малу, забросив за плечи отцовское кремневое ружье, заряженное тяжелой свинцовой пулей, долго карабкается по мокрым и скользким камням к самой вершине. Добравшись, Малу встает в полный рост и смотрит в даль. Под его ногами колышется зеленым океаном Хувэ, прямо под сопкой тоненькой блестящей нитью течет Тумнин. Там, далеко за рекой, на дне этого зеленого океана, лежит на толстой оленьей шкуре Тутусэ и ждет Малу.

Малу видит, как ниже, по еле заметной тропинке скачут два горных козла. Малу знает, что где-то рядом сейчас их подстерегает Баабр. Он тихонько начинает сползать по ледяному обрыву. Дождь переходит в снег, и сразу темнеет. Из-под ноги Малу выскальзывает камень и катится вниз. Малу не удерживается и летит вместе с камнем, цепляется замерзшими пальцами за чахлую траву. Малу падает на небольшой выступ узкой козьей тропы. Он не замечает боли от удара падения и поднимается, упираясь ногами об острый край скалы. Горные козлы испуганно прыгают за выступ, но срываются и исчезают.

Малу поднимает глаза. Его взгляд встречается с немигающим взглядом Баабра.

Малу смотрит в эти глаза цвета сосновой смолы и видит в них короткое детство, когда еще была жива мать Олоки, а молодой и сильный Тутусэ брал его с собой на охоту, видит, как солнце много раз всходит и заходит, лето меняется на осень, зима на весну. Наконец Малу чувствует пыхнувший на него жар дыхания Баабра.

Медленно сев на колени, Малу замирает в ожидании.

Баабр только на миг окрашивает Малу всполохом огненного цвета, когда одним прыжком проносит, едва не задев, над его головой свое мощное тело, и продолжает величественный путь хозяина Хувэ.

Малу еще долго сидит на коленях не шелохнувшись, пока не слышит поминальный звук бубна Асикты над уснувшим Тутусэ. А быть может, это ему только кажется…

Снег тает на его горячих щеках и солеными каплями падает на грудь.

Малу встает и скользит вниз по тропинке, навстречу живым зеленым волнам Хувэ. Он спешит домой сквозь густую пелену падающего снега, и великаны Когдо провожают его печальным скрипом, качаясь на ветру.

Баабр лежит у расщелины Качающейся Сопки. Под его тяжелой лапой отдает последнее тепло камню горный козел. Баабр смотрит желтыми глазами туда, где теряется из виду звериная тропа и где тает на снегу прозрачная тень молодого Охотника.

Примечания

  1. Баабр, Бабр — (ст.-рус.) тигр.
  2. Когдо — (орочи) кедр.
  3. Хувэ — (орочи) тайга.
  4. Овочо — (орочи) форель.
  5. Хое — (орочи) таймень.
  6. Тумнин — река в Хабаровском крае.

Владимир Горелкин

Владимир Горелкин — родился в Семиречье в 1962 году. В 1984 году окончил Алма-Атинский архитектурно строительный институт по специальности «Архитектура». Работает архитектором. Учился в ОЛША на семинаре поэзии у Тиграна Туниянца в 2019–2020 гг. Обучался на семинаре прозы и детской литературы Елены Клепиковой и Ксении Рогожниковой в 2020–2021 гг. Ранее не публиковался.