Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№21 • июнь 2021

Айганыш Акылбекова

Подарок

Третий заказ за день на чертов рынок «Адем». Это какой-то всемирный сговор. Я посмотрела на пункт назначения моего пассажира.

Хоть бы причесался… Ненавижу, когда мужчины не следят за собой, а этот и вовсе выглядит паршиво.

«Этот» был мужчина лет сорока, который напоминал бурого медведя: такой же темный, грузный, с большими лапами — я искренне удивилась, когда он с тяжелым «оох» все-таки забрался на заднее сидение. На нем была серая, видавшая виды мятая рубашка, потертые не от моды, а от времени джинсы, поношенные ботинки и кожаная куртка, которая, не в пример остальным вещам, выглядела неожиданно дорого. Половину пути он смотрел в окно и чему-то улыбался.

— Погодка сегодня изумительная, как считаете? — внезапно заговорил он.

Я посмотрела в зеркало заднего вида, чтобы поймать его взгляд, и увидела беспокойные темные глаза, устланные мелкими морщинками.

«Изумительная… В эту изумительную погоду я работаю как каторжная вместо того, чтобы отдыхать с ребенком», — проговорила я про себя. А вслух сказала:

— Согласна. Погода зачет.

— Да-а, в такую погоду только гулять и гулять… Или взять и уехать на шашлычки с пивом… м-м-м, — мечтательно протянул он, посматривая на пробегающие мимо яблоневые деревья.

Погода была славная. Если бы май был продавцом, эта шла бы по самой высокой цене.

Ласково дул ветерок, солнце еще не жарило, как в июне, но грело достаточно, чтобы гулять в легком платье. В воздухе витало радостное предвкушение лета. Люди, казалось, заполонили весь город, одурев от такого подарка — после недели непрерывных дождей это был первый по-настоящему теплый день.

В голове загудело.

Я сегодня обедала или, как всегда, не успела? С утра варила рисовую кашу для Дияра, Кайрату приготовила бутерброд и салат.

В памяти всплыла мама — в платке и цветочном фартуке. Стоит у плиты и готовит на обед сразу три блюда. Сердится, если я не доедаю.

Эх, сейчас бы вернуться домой к родителям.

Хотя.

Все детство прошло в постоянной беготне: школа, музыкалка, танцы, рукоделие — и так каждый день. А толку, спрашивается? Кому сейчас важно, что я играю на фоно и вышиваю крестиком. Работаю таксисткой, еще и в ночь выезжаю, а ведь у меня высшее образование.

Если бы, если бы тогда Кайрат не…

— Как думаете, что подарить девочке на день рождения? — спросил он.

Боже, только не это…

— Да много чего. Сколько ей лет?

— Завтра исполнится шесть. Моя принцесса, — вполне искренне сказал он, — уже такая большая, многое понимает и даже умудряется спорить. На все у нее найдется свое мнение.

— Здорово. Купите ей игрушку, или платье, или книгу, — отмахнулась я.

Да не вышло. Его уже было не остановить.

— Помню день, когда она родилась. Мы жили тогда в Таразе…

Дальше я просто отключилась. Сколько можно? Я же не подписывалась выслушивать россказни каждого пассажира.

— …я ведь тогда был лучшим продажником в компании. У меня было все: статус, поездки, деньги, я женился, купил и обставил квартиру и в какой-то миг все потерял. Вот вспоминаю, с чего все началось, и первое, что приходит в голову — момент, когда решил уйти в свой бизнес. Зачем я вообще в это влез? Сидел бы, как говорится, не рыпался. Наверное, это была злая карма, — он подался вперед и взялся за мой подголовник, — вы, кстати, в нее верите? Я тогда решил работать с нашим главным конкурентом. Стал перебежчиком, так сказать. Планировали с другом открыть дистрибьюторскую компанию, и поначалу дела шли как нельзя лучше. Я чувствовал, как правильно вести бизнес, какие продукты точно зайдут клиентам, как рекламировать. Все чувствовал, понимаете? Продажи росли с каждым днем.

Я повернула налево и остановилась на красный. По пешеходу шли две школьницы лет десяти. Они пританцовывали, смешно размахивая руками. Я потянула ремень безопасности, высвобождая онемевшее плечо.

— Капец мы тогда разбогатели, — сказал он, пересев на середину и уставившись на светофор. — Зеленый. Едем?

Мы тронулись.

— Верите или нет, я столько денег в жизни не видел. Да и откуда мне? Обычный аульский парень. А тогда бабла стало немерено — полные карманы налички, которые мы тратили направо-налево. Тусили в ресторанах, через день устраивали вечеринки, я тогда всем друзьям купил по айфону, — опустив голову, он добавил: — Куда че делось…

Мы миновали мост, за которым промелькнула крыша заведения Felicita. Маленькое итальянское чудо, владельцем которого был один приезжий болгарин. Он долгое время работал поваром в Италии и по одному богу известной причине переехал сюда, в Алматы.

Там на каждом деревянном столике — накрахмаленная скатерть в красно-белую клетку и вазочки с ромашками. Всей душой я хотела сейчас быть за одним из тех столиков, пить травяной чай и смаковать тарталетки с клубникой.

В желудке протяжно заурчало.

— Как-то с утра заваливается ко мне друг и предлагает открыть филиал в Алматы. А для базы — заложить квартиру в Таразе. Я сразу же отказался, квартира-то одна. В Алматы мы свою продали. Где жить будем, если не получится? Но он так заливал соловьем, так расписал перспективы, что я не удержался и рискнул. Мы заложили квартиру, а друг пропал с деньгами. Мне пришлось продать бизнес, но закрыть кредит денег не хватило. В итоге я стал банкротом. Тут еще доченька родилась. Жена начала подрабатывать бухгалтером. А я не нашел ничего лучше, чем начать пить.

Кайрат тоже тогда запил. Но там был не кент, хуже — его подставил родной брат и подался в бега. До сих пор не можем выплатить долг, хорошо, хоть из квартиры пока не выселили, есть где жить.

— …сначала думал — я просто так снимаю стресс, потом уже понял, что влип по полной. Жена долго терпела, потом забрала дочь и уехала к родителям в Алматы. Подала на развод. Мне пришлось переехать в общежитие. Представляете, как низко я пал…

А друг неплохо устроился: по слухам, женился, купил две квартиры, сейчас катается на новом «мерсе». Я вот как начал приходить в себя, решил двинуть в южную столицу. Терять-то нечего. Пошел охранником в один ЖК на Аль-Фараби. Однажды сижу себе спокойно, работаю, как вдруг сигналит один — мол, открывай. И всегда, вы знаете, этот высокомерный взгляд к охранникам. Я на себе это испытал — каждый день выслушивал: «Ты, чего расселся? Открывай давай!» или «Өткізіп жібер, эй!» Как будто мы не люди и недостойны нормального обращения. Так вот, вижу на мониторе белый «мерс». Приглядываюсь — за рулем он, разодетый, как страус, а рядом девица с красными губами и в шляпе. В машине и в шляпе, понимаете, да. Пропуска у него не было, а правила у нас строгие — никаких поблажек. Для гостей есть отдельный паркинг. Подхожу к водительскому окну, говорю — извините, мол, чужим машинам сюда нельзя — и наблюдаю за реакцией: тот приподнял очки и как узнал меня, так вся спесь с него слетела. Глазки забегали, пальцы застучали по рулю, короче, не ожидал он меня здесь встретить, думал, я загнусь в Таразе, да не тут-то. Он таращился с минуту и открыл было рот — готовился наехать — но я указал ему на заднюю парковку. Тогда он со злостью поднял окно и дал задний так, что шляпа у его подружки слетела назад.

Еще один красный.

Ветер подбрасывал сбившийся у бордюра тополиный пух, а два скворца, щебетавшие на проводе, резво полетели ввысь.

— А в полицию почему не заявили? — нарушив повисшее молчание, вдруг спросила я.

— Да толку? — он откинулся на спинку и, прокашлявшись, отвернулся к окну. — Я сам взял кредит, сам заложил квартиру. Как теперь докажу, что он украл у меня деньги? Расписку я с него не брал. Так что бесполезно это все.

Мда уж. Вот и мы ничего доказать не смогли.

Я сделала радио погромче. Зазвучали хиты из восьмидесятых.

— А сейчас я снова вернулся в ту компанию, представляете? — сказал он, перекрикивая советский дуэт. Только уже обычным специалистом. Все, как говорится, на круги своя. Вы верите в карму?

— Вы уже спрашивали… Нет, не верю.

— А, да? — он уперся лбом в стекло. — Так вот, делаю рутинную работу: забиваю чеки, обзваниваю клиентов, заношу данные в компьютер. Конечно, это не мой уровень, но это тоже работа. И вроде как жизнь начала налаживаться. Жена раньше не позволяла навещать дочку, но почти год, как я вижусь с ней раз в месяц. И это самые лучшие дни. Завтра вот день рождения… Все-таки куплю ей платье, она хотела, как у Авроры. Знаете, кто такая Аврора?

— Знаю, — ответила я. — Принцесса диснеевская, вроде Спящая красавица?

— Верно! А вы молодец, наверное, у вас тоже есть дочка?

— Нет, у меня сын, просто в детстве я сама любила этот мультик, — быстро ответила я. — Мы почти подъехали, с вас полторы.

— Спасибо, девушка, — сказал он, протянув мне две тысячи. — Сдачи не надо, позвольте почувствовать себя как прежде.

— Как хотите, — ответила я, пожав плечами.

Медведь выбрался из машины, задев ее сумкой, и я услышала звон бутылок. Через минуту он скрылся в толпе.

На площадке перед магазином топтался мальчик, одетый, как миньон — в желтую футболку и синий комбинезон — и старательно выдувал мыльные пузыри, вытянув трубочкой губки. Рядом с ним стояла мама и еле сдерживала смех, уж больно мило он это делал. На деревянных скамейках нежились парочки, а свежевыкрашенные клумбы были сплошь усеяны мелкими ромашками.

Может, нарвать цветов и поехать домой? Постелю праздничную скатерть, поставлю вазочку с букетом, накрою на стол, как в той кафешке. Пусть пока без тарталеток.

Если квартиру не заберут, надо бы сделать ремонт в комнате Дияра. И купить Кайрату обувь — его ботинки совсем износились. У нас поставлю туалетный столик с зеркалом, а в ту шкатулочку из Питера положу сережки. Если получится забрать из ломбарда.

Зазвенел телефон — пришел новый заказ, а вместе с ним сообщения от мамы: «Доча, позвони» и от Кайрата: «Привет, скоро будешь?»

Я посмотрела на дорогу — на выезде уже собиралась приличная пробка.

Айганыш Акылбекова

Айганыш Акылбекова — родилась в г. Бишкек, Кыргызстан. Финансист, живет в Алматы. Посещает литературную мастерскую Алины Гатиной.