Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№23 • август 2021

Елена Радоснова

Живущие рядом

Мой грушевый сад в городе яблок

Кстати, я очень рада, что сохранили старую грушу на перекрестке Аль-Фараби — Розыбакиева при строительстве развязки. Чудное дерево!

Там, где я родилась, был небольшой закрытый двор, дом на восемь квартир, и у всех были сараи. А еще у всех были свои деревья, посаженные прутиками, когда обживали территорию. Дом и сейчас такой стоит, несмотря на все попытки выкупить его и перестроить. Соседи все практически родственники, в Алма-Ате по-другому быть не могло. Кто-то больше посадил, кто-то меньше, кому-то было некогда ухаживать, но за двором и насаждениями приглядывали все. И шланги у всех были в сараях, и лопаты, и бочки для солений. То время юных саженцев я, конечно, не помню — дом старше меня немного, а чтобы помнить, мне надо было еще и подрасти. Через четыре года мы переехали в микры, а там осталась бабушка, так что в этом дворе я бывала частенько.

«Нашими» считались два палисадника под окнами, один был парадный, там у бабушки всегда росли цветы. Говорят, даже была раньше клумба посередине двора, соседи скинулись и привезли землю, а за цветами ухаживала бабушка, у нее была легкая рука на растения. От ухода за клумбой она отказалась, когда родилась я, став «главным цветком», который требовалось растить, так как мама вышла на работу недели через две, если не раньше, декрета тогда не давали. Молоко-то она сцеживала, оставляла, да я, бяка такая, соску не брала, и бабушке приходилось меня с ложечки кормить, не до клумбы. Кроме цветов — вишневое дерево, яблоня апорт, на которую дед привил разные сорта, была ветка лимонки и еще чего-то, урючина, выросшая из косточки абрикоса. За углом два дерева черешни, которая вишня скороспелая, «колерованная» тогда была редкостью в городе. В дальнем углу двора были еще две черешни и две яблони, и у сарая был участок — три или четыре яблони, малинник и груша. С этими деревьями у сарая была связана странная и страшная история. Чем-то они помешали даме из соседнего дома, не знаю, конфликты взрослых были вне детского мира. Но однажды ночью кто-то, может быть именно эта соседка, обтесал топором кору на трех деревьях. Дед попытался их спасти — обмазал глиной, обвязал тряпками, опять глиной, известью, что-то еще пытался. Мы с ним прятали друг от друга мокрые глаза и гладили стволы, но яблони засохли. Выжила только груша.

Прошлым летом она еще была вполне в здравии. Большое дерево, прекрасные вкусные груши, правда, сейчас их уже не собрать — очень высоко растут. Почти погибли черешни, нет многих яблонь, урючину наполовину обрезали — крона мешала въезду грузовичков во двор. В палисаднике растут только петушки — лилейники. Бабушки нет уже восемнадцать лет, моей дочери двадцать.

Там, куда мы переехали в 1969-м, между домами растет груша-дичка. Это дерево было видно из нашего окна. Оно удивительно красиво — стройное, очень симметричная и аккуратная крона, оно прекрасно в любое время года — в цвету, летом, осенью и зимой. Плоды мелкие, осыпаясь, не расквашиваются на дороге, а их просто сметают, поэтому ни у кого нет повода желать дереву чего-то плохого. Хотя сейчас его закатали в асфальт, но я надеюсь на его стойкость.

У нашего нынешнего дома в микрах растут три груши, хотя нет — росли. С южной стороны дома одну спилили, как раз из-за урожая осенью — столько хлопот причиняла соседке, ухаживающей за палисадником. С другой пока есть две, но они начали гибнуть — несколько лет назад на ветках появилась какая-то болезнь, когда молодые листья чернеют и засыхают вместе с веткой, а удалить на высоте третьего и четвертого этажей эту заразу сложно. Но сколько ни проживут оставшиеся, буду им рада. Мы очень любим эти две груши — птицы, я и моя кошка.

Сеткреазия

История мохнатенькой традесканции с бордовыми листьями. Попала она ко мне по наследству, в купленной квартире. Дело было в конце 2000 года, нам удалось купить жилье при минимуме цен, но ремонт делали сами, набегами, вкладывая оставшиеся средства в материалы. Да к тому же тем летом у нас дочерь появилась, в общем, переезд был отложен, а ремонт шел года полтора. Растений-подкидышей было три: огромный папоротник (сразу отдан в школу), кактус и сеткреазия (традесканция). Кактус держался философски, а традесканции туго пришлось. Земля у нее была каменная, поливали с бо-ольшими перерывами, зато строительной пыли было в избытке. И вот однажды, глядя на это высохшее до полупрозрачности растение, я ей пообещала: «Потерпи еще недели три — пересажу». Дожила. Пришлось пересаживать. Мы к этому времени начали обживать новую территорию. И тут сеткреазия зацвела! Обильными гроздьями, да не только на концах веточек, но и в пазухах листьев, и цветы довольно крупные, графичные, звездочки розовые. Красиво очень!

Кактус, к слову, тоже теперь цветет каждое лето. В квартире сейчас около двадцати разных видов цветов (количество экземпляров лучше не знать) и штук шестнадцать фиалок. Ремонт до конца не доделали и уже надо начинать заново. А сеткреазия больше не цвела — обленилась. И у меня рука не поднимается доводить ее опять до полного обморока — жалко животину. Но цветочки были незабываемые.

Кофе

Публичное посыпание головы сухими листьями и кофейной гущей.

В стародавние времена подарили мне кофейный сеянец. Этот «поросеночек» рос, рос, и выросла дрынина — ствол в палец толщиной, высотой метр без горшка, кривая, капризная и немного вонючая. После полива в солнечную погоду листья запах издают специфический. Хочет, чтоб мокро, но без фанатизма, влажно, тепло — плюс десять уже чревато, светло, но от прямого солнца ожоги на листьях. В форточку уже выглядывает, но не дай бог оттуда свежим морозным воздухом дунет — тоже ожоги на листьях. Воспитывается исключительно угрозами-уговорами. Как-то сказала: цвести не будешь, найду тебе другого хозяина! Два года после набирал бутоны, а до цветения, видите ли, не дозрел. В прошлом году опять пригрозила-попросила: не вредничай, чай, у хозяйки юбилей, имей совесть, даже ягод не надо, цветочков хватит. Сподобился. Порадовал, спасибо. Потом гляжу, и ягодки есть. Сначала маленькие, потом толстенькие, потом красненькие, побурели, подсохли. Ажно пять штук!

И вот энто счастье я вчера отдала. Сначала хотела на юннатскую станцию отвезти, но как-то они со мной не тем тоном по телефону поговорили. Муж сказал, что у них в институте (защиты растений) есть чудик-любитель. Вот ему и… Н-да. Чувствую себя предательницей. А он (кофе) от ужасных предчувствий — я ж предупредила — на изгибе ствола три новых побега выдал, и зачатки бутонов опять есть. Но у меня все ж не джунгли — снизу батарея, сверху форточка, ветки к окну, а там солнце лупит — не жизнь. Вот вам тут и плачусь…

Декабрист

Кошка сидела на подоконнике — остроухий черный силуэт на фоне серого февральского утра. Клочья тумана и остатки снега на серо-коричневых ветвях напоминали створоженное молоко. Опять придется бродить по хлюпающей и скользкой снежной слякоти. В эту пору мир раскрашивают только домашние цветы. Вот и сейчас свисающие над кошкой плети кактуса, серо-зеленые издалека, вблизи муаровые с розовыми прожилками, как ожерелье из турмалинов разной окраски. Да еще цветок раскрылся, оказывается. Многоярусный, точеный, с дивным переливом цвета на лепестках — от бледно-розового до померанцевого. Завтра он раскроется полностью, и завершающим штрихом будет малиновый пестик. Туман за окном стал гладким, значит, скоро рассеется, а может, и солнышко сквозь смог пробьется.

Кошка, кактус, окно, молоко

Ребенок потянулся за бокалом, но... ах! Лужа молока на полу, мокрые колготки и майка и вообще — обидно. Хорошо еще, что попало не сильно, мама не успела накопить досаду. Она просто позвала кошку и пошла за тряпкой. Кошка сонным взглядом оценила обстановку, обнюхала молочную кляксу, брезгливо отряхнула лапки и удалилась. Правда, тут же вернулась охотничьим шагом, настраивая локаторы на звук. В форточку влетела муха, сделав несколько кругов по кухне, стукнулась в стекло окна. Кошка уже сидела в засаде на подоконнике. Цап! Но сразу перехватить муху зубами не получилось, она вылетела и затаилась за кактусом. Цветок удалось отодвинуть, совсем чуть-чуть, но он почему-то упал. Зато муха поймана! А вот у хозяйки чувство юмора закончилось.

Как я была кошачьей тещей

Это было время, когда ночь начала понемногу возвращать кошкам их природную окраску. Белый бок моего животного выделялся на фоне темных веток груши и чуть более светлого неба. Я спускалась в гулкой тишине спящего подъезда, а с улицы доносилось зовущее меня мявканье. В это утро она не решилась подойти к дверям, и я поняла почему. Несколько шагов по хрустящей траве до ствола груши сопровождались мягким шелестом разбегающихся котов, я даже иногда ощущала шелк их шерстки своими лодыжками. Прекрасная пленница выбрала руки хозяйки, и осаждающие смирились с ее выбором. «До вечера!» — мяукнули мы и отправились досыпать.

На следующее утро история почти повторилась. С той разницей, что Лотта неслась ко мне, как антилопа, а за ней гнался кот, пытаясь отсечь ей путь к подъезду. Пришлось подхватить ее на руки и угрожающе топнуть в его сторону. Этому бандиту на мои угрозы было… он даже пытался зацепить меня лапой за пятку, когда мы уходили. Нахал!

Потом кошка пару дней не появлялась у подъезда и не просилась домой. Чувствуя ответственность за непутевую особь, я вышла утром позвать «эту крысу» домой. На мои рулады из соседнего палисадника прибежал ухажер и уставился на меня с вопросом на физиономии. Тут-то удалось его рассмотреть — сбитый кошачий брусочек с густой шерстью и шрамом через всю морду, эдакий Жоффрей де Пейрак в кошачьем воплощении.

— Что, нету? Вот и ко мне не пришла. Извини, что тебя гоняла, ничего личного, она тогда решила перекусить и погреться, — в промежутках между предложениями были его красноречивые паузы.

— Она уже давно гуляет, беспокоюсь, что голодная.

Он взглянул на меня эдак оценивающе, повернулся и подошел к подвальному окошку.

— Ммя, ммя... — очень негромко, но призывно.

Никакого звука. Снова взгляд в мою сторону.

— Вот видишь, и тебе не ответила. Ладно, пойду, пусть гуляет.

Кошка вернулась дня через три, худая и пыльная. С мафиози мы поддерживали шапочное знакомство, один раз он даже разрешил дотронуться до заушка. А месяца через три на первом этаже сменились квартиранты, и вместо рыжего кота-подростка из окна стала выглядывать белоснежная кошечка. Наша, выйдя в очередной раз прошвырнуться по окрестностям, была шокирована невниманием к собственной персоне. Эту сцену я наблюдала вблизи. Моя, возмущенно взмахнув хвостом, удалилась, а кот остался сидеть под окном разлучницы. На мою тираду «Эх ты, изменщик!» — его взгляд ответил: «Мадам, я вас не знаю».

Смешались в кучу кошки, люди...

Вышла я однажды из дому — до школы пройтись. Дорога идет между забором детского сада и придомовыми палисадниками. Место тихое, кошачье. Вот один из местных на дорогу из кустов и вывернул. Молодой, гладкий, может, даже породистый. Следом за этим бежевым нахалом тетенька появилась, в голубом халате. Идет и приговаривает:

— Куда же ты, Васенька, стой, ну, покушай…

А Васенька только через плечо раздраженно отмявкивается и дистанцию контролирует, чтоб не поймали.

— Стой, Васенька, иди, покушай, я тебя потом выпущу, не ходи туда...

А Васенька целенаправленно к дырке в бетонном заборе, все местные кошки этим входом пользуются, я знаю. Рука туда пролезет, но поймать не получится. Утек Васенька вечернюю зорьку встречать да серенады петь. А и подраться, что ж, не без этого.

Поравнявшись с дырой, я успела разглядеть, как Васенька вылизывается, сидя на пенечке в миллиметровой недосягаемости. И еще долго за спиной слышалось отчаянное «кс-кс-кс…».

***

Когда мимо вашего рассветного сна, зверски топоча, пробежит ваш домашний зверек, чтобы, разогнавшись, сигануть на форточку и провыть что-то ругательное уличным собратьям, то вы уже не испугаетесь до полусмерти, если два кило прыгнут вам на ноги, которых под одеялом не видно. Просто по законам механики и правилам рычага, ваша голова подскочит над подушкой, чтобы лучше услышать боевой клич из соседней комнаты. Инерционным маятником голова плюхается обратно, но уже в уши стучит звук открываемой двери в гардеробную, цельная двух-с-половиной метровая дверь — интересный ударный инструмент. Зорю вам сыграли. На часах десять минут шестого, сна ни в одном глазу, закипает чайник. Кошка тихонько попросилась на ручки и мурлычет на плече. Минут через пять (на дольше ее нежности не хватает) она флегматично удаляется и засыпает в ногах у ребенка. За окном тишина, пасмурное утро, птички поют, семья спит. И в вашей душе растет и крепнет зверская любовь к кошкам.

***

Антресоли. Еще не чердак, но уже заманчиво. Хозяйка сама полезла, стоит на табуреточке, в неисследованном пространстве руками водит, а я? А я?!

— А-а-а!!!!

Ну, и чего было орать? Ну, прыгнула на край табуреточки, ну, я же не могу на задних лапах на краешке удержаться, пришлось передними за ее ноги зацепиться, подумаешь…

Зато пузырь валерьянки на двоих раздавили.

***

Когда хищник голоден, он чего делает? Правильно, охотится. А если это домашний хищник? То будит хозяина. Будить можно голосом (не действует). Безобразием — свалить чего-нить или в шкаф лезть — (срабатывает не всегда). Звуками — когти драть об матрас под ухом спящего (тоже фифти-фифти). Тактильно — двумя лапами за ногу, лучше за пальцы (риск, когти, попадет). А вот на форточку залезть и с нее точно на ноги приземлиться — стопудово вскочит, правда, сразу не накормит, но куда ж денется, если встала. Сегодня в пять утра.

Охота

Кошка сидит в открытой форточке в позе вратаря. Большая ночная бабочка направляется из комнаты в форточку. Кошка прыгает навстречу и в полете ловит добычу. А приземляется на верхнюю планку раскрытой форточки (!), изменив в полете направление прыжка с «вперед и вниз» на «вверх и вбок». Все это происходит в объеме нескольких кубических сантиметров и в течение долей секунды. Бабочку затем уволокли в коридор, покусали, помяли, утопили в ведре для питья, разбрызгав воду по кухне, после этого очень настойчиво и обиженно мне помявкали. Я вынула мокрую бабочку и выпустила с балкона. Она пару раз махнула мокрыми крыльями и упала (спланировала) с третьего этажа.

Кошка затаилась на следующую жертву.

***

Ночь, второй час. Кошка настояла на своем, и после второго прыжка с форточки на мои ноги я встала. Ей очень хотелось пить, из крана, разумеется, а еще отходы жизнедеятельности хозяйка обязана убирать по первому требованию. Хозяйка, т.е. я, на автопилоте топает в ванную, берет лоток, высыпает, помыть, открывает кран и просыпается от вида струи лимонно-зеленой воды. Бр-р-р! Качнув лоток, понимаю, что вода нормальная, она окрашивается в лотке. Трам-тарарам, Юля! Дщерь купила цветной лак для волос и вечером пробовала на цвет, спрашивая у окружающих: «Он зеленый?» Окружающие невнятно бормотали, что оттенок зеленого в этом желтом все-таки есть. Она пшикала еще и спрашивала: «А теперь?»

Ванну она потом помыла и стенку тоже, но теперь я подозреваю, что цветные засады еще ждут встречи, и подозреваю, что со мной. Художник-оформитель, гм, а ведь это только начало…

Подруга и ее кошки

Тоша

Завела подруга кошку год назад, черную, умненькую, общительную и доверчивую. Назвали Тоша. Возится с ней, балует, ну, все как у людей с кошками обычно. Мы с этой кошкой друг другу понравились, можно было бы и подружиться, я кошек люблю, но судьба распорядилась иначе.

Так, однажды, чтоб животина не заскучала, подруга ко мне на вечерний чаек с ней на ручках и пришла. Мне-то что, я ж их люблю, как уже говорила. А вот моя кошка имела другое мнение. Гостья сидела только на коленях своей хозяйки или рядом на диване, особо не рыпаясь. Моя строго наблюдала, исподлобья и поджав губы, в смысле — настороже. После этого визита отношение ко мне у Тошки стало прохладнее. Визитов было довольно много, сценарий не менялся, пока однажды повзрослевшая юная кошачья особь, уверенная в собственной неотразимости, не стала исследовать территорию. Сами понимаете, Лотта этого стерпеть уже не могла. По всем правилам охоты нападение было внезапным, две кошки пробежали по комнатам, по складу компьютерных запчастей (умницы!!), одна была замечена бегущей по стене, потом черное мелькнуло в ванну. Я пыталась отловить Лотту, подруга искала свою кошку в ванной, хозяин дома размышлял, на кого начать ругаться, когда дочь обнаружила бедную Тошу в кухонной раковине. (И как я успела перемыть посуду до катавасии?!)

С тех пор кошки терпеть друг друга не могут, а заодно и чужих хозяек. Но пакость для них, в основном для Тоши, заключается в том, что у людей бывают отпуска и поездки. А кто будет присматривать за Тошей? Ну, понятно, что я. И вот, хожу, кормлю, убираю. Первые два дня она надеялась, что за дверью хозяйка, потом молча выглядывала из комнаты, на четвертый день была полная депрессуха, она даже не вышла и мрачно смотрела на меня из-под кровати. Но! В течение дня только доза корма и никаких кусочков! Хе-хе! Если корм съеден ночью, то к обеду пустая миска начинает нервировать. Вчера меня уже встретили мявом под дверью, сегодня тоже, а я кусочек мяска сырого принесла. И его при мне съели! По-моему, это начало дипломатических отношений. И еще несколько дней у нас впереди.

Хозяев еще нет. Животина тоскует, внимания хочется, выворачивается — ну, погладьте меня хоть кто-нибудь. Почесываю за ушком, вдруг она вспоминает «о чести семьи» и с шипением лупит меня лапой. Мы возмущенно сверлим друг друга взглядами, я ей делаю строгий выговор и говорю:

— Будешь вредничать, пойду корм обратно в банку высыплю!

Пауза. Кошка мрачно идет на кухню к миске.

Я не претендую на вселенскую любовь, но вежливость никто не отменял!

***

Выгуливает подруга свою кошку. Кошка сидит на пеньке и с аппетитом ест травку. Мимо пацаненок из школы возвращается. Такую картинку не пропустишь — он остановился поглазеть.

— Это ваш кот?

— Мой.

— Какой черный, нет, чуть-чуть коричневый. Травоядный?

— Ну, э, да.

— Вам повезло. Они иногда мясо едят, это дорого.

Тоша и…

Жили-были сначала у них хомячки. Маленькие, рыженькие, прикольные. Сидят в клетке и не отсвечивают. Носилась она с ними, как со всеми, ветеринары такую мелочь особо не лечат, но подруга в медицину верит, и дозу для хомячка таки в клинике рассчитали и лечили добросовестно. А потом завелась кошка. Черная, умная, флегматичная немного, но благородного воспитания. Прививки, профосмотр — все по графику. Вот только одиноко кошечке, дочь на учебе, хозяйка на суточных дежурствах, муркнуть не с кем. А когда человек навязчиво о чем-то переживает, то мироздание приходит на помощь, подкидывает сопутствующие переживания. Так у дверей подъезда подруга наткнулась на комок мятой черной шерсти размером с хомячка и с пронзительным мявом. Чтобы открыть дверь, этот комок надо было подвинуть, она нагнулась и рукой-то и подвинула, а раз взяла… стало жалко.

Звонит мне:

— Ты со мной в ветеринарку поедешь? Скажи честно — я сумасшедшая?!

Прихожу. Комок уже помыт и нахально изучает квартиру. Старша́я шипит и обижается на всех. Свозили к врачам, осмотрели, положенное профилактическое запихали, этот мелкий за свою неприкосновенность дрался, как лев, спасибо размер был пока хомячковый, но врача он укусил!

Вернулись, сидим, у подруги постепенно включаются логические способности, и она начинает причитать: чего же теперь делать-то и как жить?! А проблема в том, что через месяц она с дочерью должна будет уехать, дочь школу окончила, в институт уже сдала экзамены. Институт в другом городе, а этот совсем мелкий, а старшая кошка его принимать не собирается. Я кормить-то приходить буду, но целыми днями с ними сидеть не смогу, и к себе забрать не могу, у меня своя мохнатая грымза есть, и у нее тоже характер…

Но ехать им, конечно, не завтра, проблему решили, хозяева нашлись, дом частный, семья большая, дети. Котенка пристроили. Жив-здоров — и слава богу.

Но история на этом не заканчивается. У оставшейся кошки компаньона нет, хозяйка мается, что той скучно, грустно и вообще у кошек должна быть личная жизнь. Эта кошка обычно выходит погулять на улицу на полдня. Но тут время отъезда наступило. Уехали они. А я-то кошку на улицу не выпускаю, мало ли. И поездка эта не прогулочная, уехали не просто в отпуск, а почти на месяц. Кошка тоскует, а что ж делать. И тут хозяйка вернулась, но одна, без дочери. Еще один стресс для животного, ей же не объяснишь про «потом приедет», она видит, что сейчас нет. В общем, кошка от всех нервов ушла в загул. День, два, три. Это моя, бывает, гуляет подолгу, а эта так еще не пропадала. Неделю нет. Теперь стресс у хозяйки — и дочь уехала, и кошка пропала, десять дней уже не отзывается. А тут крыс травили в подвале, а еще отлов ездит, а кошка черная, обидеть могут. Ищем, зовем. Один раз мне показалось, что кто-то мявкнул, но… Всех окрестных котов пересчитали и расспросили — никто не видел. А во дворе у них с детворой котейка-подросток тусуется, у соседнего подъезда спит. В очередной раз подруга обошла окрестности бледной тенью, в дверях столкнулась с соседом:

— Ну, что, нашла?

— Не...

— Слушай, вон того возьми, хороший кот!

Загипнотизированная отчаянием сомнамбула сгребла кота. Звонит мне:

— Зайдешь? Только не говори, что я сошла с ума…

Прихожу. Сидит, причитает, что она с ним делать будет и что с соседом сделает, когда…

Поехали в ветклинику. Кроме профосмотра надо было живот кота показать, шишка сбоку какая-то была. Осмотрели. Оказался абсцесс, который нужно срочно вскрывать под наркозом. Дали наркоз, желудок прочистился, и оказалось, что повезло коту — он слопал полиэтиленовые шкурки от сосисок, такое забьет кишечник и… Котейка оказался доброжелательным, но с характером. Представьте: две тетки притащили в страшное место… Но он нам доверял, хотя против уколов решил возразить — его возмущение слышала вся клиника, можно было решить, что там живодеры работают. Врачи тоже впечатлились, а они много кого слышали.

Вернулись домой, наркоз, операция, все серьезно. Вечером я зашла снова — проведать. Посидели, обсудили. Я собралась домой, выхожу из подъезда, а из подвала мяв. Я обратно:

— Послушай, — говорю, — не твоя ли там орет?

Подруга выскакивает, а ключей от подвала у нее нет. Тут опять подворачивается тот же сосед, с ключами. Как она этими ключами замок не разворотила, хрупкая девушка, не знаю. Кошка вернулась! Две недели. И чужой кот в доме! А-а-а-а-а!!! Терзания начались по новой.

Кот оказался умничка. Полечить его, конечно, пришлось, но организм молодой, а нормальная еда и покой (относительный) на пользу. Но старшая кошка его не приняла. Там был практически ультиматум хозяйке — или он, или я! Кошка из комнаты не выходила, шерсть потускнела. А хозяйка дома бывает не каждый день, и кто знает, чего там они в ее отсутствие натворят, если разбираться решат. А кот привык во дворе к обществу детей, и ему тоже плохо.

Короче, опять нашлись хозяева. С детьми и территорией. Забрали. Кот стал домашним любимцем, баловнем. А умницей и так был — сам освоил унитаз, а проблему пустой миски решал весьма просто — брал миску в зубы и нес хозяйке! А через полгода кот пропал. То ли ушел, то ли украли. Искали, плакали, спрашивали — не нашли. Прошло два года.

Вчера подруга мне фотку показывает сладко спящего под одеялом кота, прислали ей.

— Кот нашелся?!

— Ага, — говорит. — Украли его тогда. Охранник. Он на этого кота очень заглядывался. Хозяйка и тогда это подозревала, но… Напарник его раскололся. Хозяйка поехала, а этот живет аж где-то возле аэропорта, посмотрела. А там тоже дети, в кота вцепились, ревут. Куда уже забирать… Спит…

Елена Радоснова

Елена Радоснова родилась в городе Алма-Ате в прошлом веке. Окончила Ленинградский институт точной механики и оптики по специальности инженер оптик-конструктор. По распределению попала в Тянь-Шаньскую высокогорную экспедицию астрономического института. Эпоха перемен заставила менять профессии. Дольше всего была костюмером в театре. Есть несколько публикаций в алматинских журналах и интернет-изданиях.