Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

«Литература – это любовь». Интервью с драматургом и прозаиком Нурайной Сатпаевой

В октябре в Алматы прошёл пятый фестиваль драматургии «Драма KZ». Журнал «Дактиль» продолжает знакомить читателей с авторами, вышедшими в финал. Нурайна Сатпаева – алматинский прозаик и драматург – в список финалистов входит уже в третий раз.

– В прошлые годы ты уже входила в шорт-лист фестиваля. В этом году снова в финале. Собственно, здесь все финалисты – уже победители. Какие ощущения?

– Честно говоря, для меня это было неожиданно. Пьеса «Грехопадение свинки Пеппы» новая, плюс я всегда сомневаюсь в своих работах. И не так часто их отбирают для читок на конкурсах, например, два года назад одна из моих пьес в финал фестиваля не прошла. Так что я была очень рада увидеть на сцене театра героев своего произведения, их играли актёры театра «Действие буквально», а режиссёром была Елена Вовнова. В пьесе «Грехопадение свинки Пеппы» рассказывается о четырёх женщинах, попавших в роддом во время пандемии. Но это только на первый взгляд. В сущности, что такое роддом? Это некий зал ожидания, накопитель, где беременные женщины ждут своего самолёта в новую жизнь. Но иногда рейсы задерживаются, а то и вовсе отменяются. И в такой момент внешний мир с людьми и событиями отходит на второй план, остаются женщина, её не рождённый малыш и кто-то наверху, решающий их судьбу.

– Недавно ты стала лауреатом третьей степени российской литературной премии «Данко» за прозаический текст. То есть ты ещё и прозаик. Что ты начала писать раньше – рассказы или пьесы? И кем ты себя больше ощущаешь – прозаиком или драматургом?

– Да, я получила премию за рассказ «Кара», опубликованный в журнале «Сибирские огни». Конкурс проводился в рамках Международного литературного фестиваля имени Максима Горького в Нижнем Новгороде.

Символично, что свою первую пьесу я написала на первом фестивале «Драма KZ», её тогда проводили в формате лаборатории. Туда я прошла отбор как раз с прозаическими текстами. Во время фестиваля мы в течение двух месяцев изучали основы драматургии, смотрели спектакли, увидели театр изнутри – побывали в репетиционных залах, мастерских, за сценой. И вот свою первую пьесу я написала именно за эти два месяца. До этого я занималась только прозой. А после фестиваля пошла учиться дальше, в том числе и в Открытую литературную школу Алматы на семинар драматургии.

Раз в год осенью у меня такое настроение, что хочется писать пьесы. Всё остальное время пишу прозу. Не могу сказать, что мне ближе. Одинаково нравится писать пьесы и прозу, но всё это по настроению. Я всегда сначала создаю короткий рассказ, а потом из него получается либо повесть, либо пьеса.

– То есть ты для себя пишешь?

– Не совсем. Да, я пишу для себя, но редактирую для других. Мне интереснее изложить какую-то историю, как говорится, на бумаге, и на этом всё. И никогда не ожидаю, что на мои пьесы поставят спектакль в театре или что мои рассказы опубликуют. Понимаю, что это неправильная позиция, и в такие моменты ругаю себя и отправляю работы на конкурсы, в журналы, а там как получится.

– Как ты думаешь, после фестиваля есть перспектива, что по пьесам наших драматургов будут ставить спектакли отечественные театры?

– Пять лет назад театры говорили, что нет пьес современных казахстанских авторов. А сейчас так сказать не получается. Пьесы есть, но многое зависит от режиссёра и завлита. Да и современная драматургия достаточно жёсткая, на мой взгляд, и сложно спрогнозировать, как воспримут зрители такой материал. Но у участников фестиваля «Драма.KZ» разных лет уже есть постановки в казахстанских театрах, например, у Камиллы Ибраевой, Малики Илахуновой, Алишера Рахата, Мурата Колганата, Ольги Малышевой.

– А тебе хочется, чтобы твою пьесу поставили на сцене театра?

– Мне кажется, что мои пьесы «Ложки-липучки» и «Грехопадение свинки Пеппы» имеют потенциал и могут быть интересны в плане постановки.

– А «Молчание баранов»?

– Это очень сложная пьеса, в ней много драматичных моментов. Мне самой было тяжело смотреть читку, поэтому я не уверена.

– Твои пьесы довольно жёсткие. Особенно про свинку Пеппу. Тебе не хотелось написать что-то позитивное?

– Хотелось бы написать абсурдистскую комедию. Но в последнее время меня цепляют трагичные истории. Может, когда-нибудь придёт очередь комедий.

– На кого ты ориентируешься в прозе и в драматургии? Кто тебе больше нравится, близок?

– Слишком много авторов, которые нравятся. Из последнего, что прочитала, – это романы Халеда Хоссейни, Марины Степновой, их проза мне близка. Нравятся детективные романы Ю Несбё. Недавно открыла для себя молодого современного писателя Вячеслава Ставецкого. Из современных драматургов отметила бы пьесы Ярославы Пулинович, Олжаса Жанайдарова, Марии Огневой, Марты Райцес, Айнуры Карим и Серафимы Орловой.

– Кем ты себя видишь лет через пять: драматургом или всё-таки прозаиком? Чего ты хочешь достичь?

– Хотелось бы написать роман, материал для него есть. И хотелось бы, конечно, чтобы мои пьесы были поставлены на сцене театра. Может, тогда проще будет определиться – драматург я или прозаик. Не знаю. У меня часто спрашивают: литература – это хобби или работа? Я отвечаю, что это любовь.

Нурайна Сатпаева

Нурайна Сатпаева — прозаик, драматург. Закончила Казахский технический университет по специальности инженер-системотехник. С 2015 года слушатель Открытой литературной школы Алматы. Участник форума молодых писателей в Липках, Форума детских писателей фонда СЭИП, лаборатории Драма.kz. Лауреат конкурса драматургии «Литодрама», финалист конкурса драматургии «Большая ремарка», полуфиналист Волошинского фестиваля, конкурсов драматургии «Любимовка», «Маленькая ремарка», «Баденвайлер», «Автора на сцену». Публиковалась в журналах «Нева», LiterraNova, в сборнике рассказов издательства «АСТ».