Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Мира и чудакрики

В глубине парка пряталась калитка. Мира полезла туда сквозь кусты. На неё тут же налипли репейники:

на балетную юбочку три штуки,

на хвостик-пальму на макушке четыре,

а на футболку целых пять.

— Так-то оно так, — пыхтела девочка, отдирая колючие шарики, — но пер-во-от-кры-ватели не сдаются!

Калитка распахнулась легко — скри-и-ип! А дальше снова парк, только с кудрявыми деревьями. И тропинок нет.

А кочки были: ярко-сиреневая и оранжевая. А потом кочки зашевелились. Ой, мамочки!

— Уф-пуф! — сказала сиреневая кочка. — Мне кажется, Там, или это человек?

— Уф-пуф! — согласилась оранжевая. — Тим, сам глазам не верю!

— Так-то оно так! — Мира упёрла руки в бока. — А вы кто такие и что в нашем парке делаете?

— Мы в своем лесу, — удивился сиреневый незнакомец, — а вокруг мир чудакриков.

— Ух ты! — обрадовалась Мира. — Пойдёмте ваш мир открывать! Я всему названия придумаю, ух!

— А зачем его открывать? — недоверчиво покосился Там. — Нам и так неплохо живётся.

— Ты что! — перебил его брат. — Это же настоящее приключение!

Тим сбегал домой и принёс Мире мохнатый синий парик:

— Вот, надевай. Все решат, что ты тоже чудакрик, и никто тебе мир открывать не помешает.

Небо здесь было светло-розовое, а солнышка два. Деревья кудрявились, как горошек, а цветы иногда закрывали крыши круглых цветных домиков. Тут водились такие чудо-юдо звери, что их хотелось нарисовать. Только беда: у них у всех уже были названия!

— Это рогонос! — объяснил Тим, когда мимо пробежал крепыш на четырёх толстых ногах с рогом вместе носа.

— А это ведьмед!

Коричневые круглые уши ведьмеда кого-то Мире напоминали. Как и финдели с горбиками на спинках в реке и толстый латакош. В конце концов Мира села на пенёк и заплакала.

— Ты что? — огорчился Там.

— Какой из меня первооткрыватель, — всхлипнула Мира, — если до меня уже тут всё открыли!

— Ну хочешь… Хочешь мы банку джема из арбузных огурцов откроем? — предложил Тим.

Мира кивнула, и трое друзей отправились дальше. Дом Тима и Тама скрывался за густыми зарослями ромашки. Всё было как у Миры дома, да не совсем. Бочка с водой такая же, но вместо воды пузырики. Качели раскачиваются сами по себе, а в скворечнике свет горит и белье крошечное развешано.

Ква-а-а-ак!

— Ой, лягушка! — подпрыгнула Мира.

Но квакушек рядом не было.

— Ты хотела сказать гукашля? — уточнил Там. — Не-е-ет, это я. Когда я хочу кушать, в моём животе поселяется гукашля. И громко квакает.

И действительно, пузо чудакрика снова протяжно забурчало. Тогда все трое пролезли в круглый проход и оказались внутри домика.

— Я такой голодный, готов целую тарелку скушать, уф-пуф! — объявил Там и подошёл к розовому холодильнику.

Чудакрик достал оттуда широкую тарелку с узорчиками и ка-а-а-к проглотил её! А потом блюдце! И поварёшку!

— Вот это да-а-а, — сказала Мира.

Там вежливо протянул ей кружку. Пустую, между прочим.

— Я не очень голодная, — соврала Мира.

— Съешь хотя бы ложечку, — предложил Тим.

Мира взяла чайную ложку и поднесла ко рту. Та пахла ванилью.

— Ой, вкусно! — удивилась Мира и с аппетитом сжевала ложку, хрустевшую, как шоколадный заяц из новогоднего сюрприза.

— Это ещё что, уф-пуф! — довольно отозвался Там, прикончивший небольшой сервиз. — Ты ещё арбузные огурцы не пробовала!

Отведав угощения, Мира зажмурилась от вкусноты. А чудакрики попятились.

— Вы чего? — испугалась девочка.

— Все чудакрики так делают, — хором пояснили Тим и Там, — если просто вкусно, то кушают, если очень вкусно, то пятятся.

— А если очень-преочень? — уточнила Мира.

Вместо ответа Тим и Там выудили из буфета стопку цветных блюдечек.

— Попробуй!

Блюдца были нежные и ароматные, и Мира сама не заметила, как ноги её пустились в пляс. Тим и Там засмеялись:

— А когда очень-очень вкусно — чудакрики танцуют! Особенно, если это танцевальные блюдца.

— У вас тут так здорово! — развеселилась Мира. — Я тоже хочу быть чудакриком и обедать тарелками и ложками, можно?

— Но быть человеком куда веселее, уф-пуф! — хором закричали Тим и Там. — Нам про вас всё время сказки рассказывают!

— Про на-а-а-с? — не поверила Мира. — Но у нас так скучно! Всё давно везде открыли.

— Пожалуйста, уф, пожалуйста, пуф, покажи нам, где ты живёшь! — взмолились чудакрики.

Куда деваться, пришлось вести Тима и Тама к себе в гости. Мира, Тим и Там нашли в волшебном лесу калитку. За ней начинался обычный парк, вместо кудрявых деревьев росли ёлки и дубы.

— Но как я замаскирую вас под мальчиков? — забеспокоилась Мира. — О! Придумала. Стойте здесь.

И быстренько сбегала домой на соседнюю улицу.

— Вот! — она протянула сиреневому Тиму и оранжевому Таму дождевики. — Наденьте капюшоны, и никто не догадается, что вы чудакрики, а не обычные мальчики!

— Хорошо. Ура! Уф! Пуф! — обрадовались Тим и Там. — А что это? А это?

— Фонарь. Лужа. Киоск. Скамейка. Уф, устала! Пойдёмте мороженого поедим.

Мира достала монетки, которые накануне дала ей бабушка, и подошла к мороженщику. У него в холодильной тачке чего только не было! И пломбир, и сладкий лёд, и замороженные шоколадные батончики.

— Что вы предпочитаете? — спросил мороженщик.

— Тарелки! — ответил Там.

— И ложки, — добавил Тим.

Налетел ветер и сорвал с чудакриков капюшоны дождевиков. Мороженщик сказал:

— А! — и бухнулся в обморок.

— Ну вот, — расстроилась Мира, — остались без эскимо.

Продавца сладкого перетащили в тенёк и подали ему бутылку охлаждённой воды из тачки.

Дальше на их пути попалась детская площадка. А там карусели, качели, горки! Чудакрики всё на свете забыли и давай кататься, крутиться, вертеться.

— Уф-пуф! — кричали они. — Вот это веселье!

Только Мире было не до смеха. Мамы и папы игравших на площадке детей собрались и начали шушукаться. А сами глядели на двух очень волосатых мальчишек — Тима и Тама. Мира подошла к кучке взрослых:

— Это мои друзья из-за границы, — объяснила она, — там все такие волосатые. Из страны Чудакрии, вы наверняка о ней слышали на уроках географии?

Мамы и папы переглянулись. Никому не хотелось признаваться, что он не учил в школе географию. Тем более при своих детях.

— А это удобно! — восхитилась чья-то мама. — Зимой не нужны подштанники и шерстяные носки.

— Да-да, — закивали остальные, — очень-очень удобно.

Мира утащила чудакриков подальше.

— Я хочу эти игрушки! — раздался внезапно визг.

Это был Коля Морозкин, самый избалованный и вредный мальчишка во всем городе. Он был такой толстый, что бока его торчали за пределы коляски. Разглядев его, Тим и Там захихикали.

— Я! Хочу! Эти! Игрушки! — вопил он.

Тим и Там покатывались со смеху, а бабушка Коли подошла к Мире:

— Милая, продай мне своих кукол?

— Они живые! И мои друзья. Извините, — развела девочка руками.

Коля вылез из коляски и побежал за чудакриками. Те не ожидали этого, и когда пухлые ладони мальчика ухватились за шерсть, рванули что есть силы. В руках Коли осталось по клочку сиреневой и оранжевой шерсти. Мира топнула ножкой:

— Коля, повзрослей уже!

В это время из-за угла старого кирпичного дома — трик-трак — выехал бежевый фургончик. На боку его краснели большие буквы «ЗООПАРК». За рулём сидел дядя Слава, который разыскивал двух сбежавших тигрят.

Дядя Слава был не в духе, потому что с утра по ошибке сел на свои очки и раздавил их. И теперь вместо тигрят дядя Слава ловил то старую мочалку, то засохший куст, то шары сладкой ваты.

Завидев чудакриков, дядя Слава закричал:

— Наконец-то! Теперь я точно не перепутаю, кто ещё может так быстро бежать, как не парочка тигрят?!

Мира моргнуть не успела, как Тим и Там — оп! — и оказались в сачке дяди Славы. А потом — раз! — и в фургоне.

— Уф! Пуф! — заволновались чудакрики. — Это уже совсем не весело!

— Не-ет! — испугалась Мира. — Это чудакрики, а не тигрики!

Девочка бежала следом, пока не наткнулась на стоянку электросамокатов.

— Ну, дядя Слава, я вам покажу! — специально рассердилась Мира (когда сердишься, некогда бояться).

Самокат взревел — вжи-и-у! — и Мира помчалась за фургоном. Дома, заборы и кустики замелькали мимо со страшной быстротой. Но как ни жала Мира на газ, большие красные буквы «ЗООПАРК» становились меньше и меньше. Фургон почти исчез вдали.

День был жаркий, и на удачу Миры дядя Слава решил напиться квасу. Притормозил возле пузатой жёлтой бочки. Мира тем временем догнала фургон. Увидев её, Тим и Там заверещали, как голодные скворчата:

— Уф! Пуф! Спаси нас, Мира, мы не хотим в зоопарке жить, там не кормят тарелками и кружками. Даже крохотного блюдца не дадут!

Но в это время дядя Слава запрыгнул за руль, как ковбой на коня, и дал газу. Р-р-р-гж-ж! — завёлся фургон и набрал скорость. Скоро он проскользнул в большие кованые ворота и пофырчал к красному домику на холме. На его двери блестела золотая табличка «Директор».

— Уф-пуф, — сказал Тим, — я хочу к бабушке.

— И я, уф-пуф! — согласился Там. — Ой, смотри!

Возле домика директора они разглядели электросамокат, знакомую балетную юбку и хвостик-пальмочку. Мира сократила путь по дворам и встретила их внутри зоопарка.

Директор вышел на крыльцо. Мира ему уже всё рассказала, оставалось уговорить дядю Славу отпустить чудакриков.

Услышав, что это снова не тигрята, дядя Слава завыл и начал рвать на себе волосы.

— Почему я один должен ловить этих тигриных хулиганов? Пусть они помогут, тогда отпущу!

Мира не слушала его и смотрела на две странные верёвки, торчащие из рюкзака дяди Славы на пассажирском сиденье. Верёвки были полосатые и весело прыгали туда-сюда.

— А вы тигрят везде-везде искали? — спросила Мира.

— Везде! И в бане, и на пруду, и в школе, и в садике, и даже в банке!

— А фургон вы проверять не пробовали? — показала Мира на рюкзак.

Тут уже тигрята высунули наружу хитрые мордочки, а потом как дали дёру! Дядя Слава снова взвыл и погнался за хулиганами.

— Не поймает, — покачал головой им вслед директор зоопарка.

Мира кивнула. Тим и Там запрыгали сначала на одной ножке, потом на другой и хором запросились домой. Мира и чудакрики оседлали самокат и помчались к парку.

— Уф-Пуф, Мира, приходи в гости ещё, у нас много посуды! — пригласили Тим и Там.

— Ага! — кивнула Мира, а сама подумала, что сначала ей надо передохнуть.

Гульшат Абдеева

Гульшат Абдеева — живёт в Уфе, пишет сказки с детства. Становилась финалистом и полуфиналистом различных конкурсов, в том числе входила в лонг-листы Новой детской книги от «Росмэн», «Русского Гофмана», Международной молодежной премии «Восхождение» и т.д. Публикуется в журналах и сборниках. Сотрудничает с издательством «Нигма» и «Беринга».