Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Новеллы

(Перевод с казахского языка)

Журналист, мулла, киллер и проститутка

Около двух часов ночи. В обшарпанной съемной квартире на окраине города журналист долго перебирал какие-то документы, фотографии. Печатая что-то, он засиделся перед компьютером, и уже было поздно, когда он лег спать.

***

Около часа ночи. В одном из многоэтажных домов в центре города проститутка выкладывала в сеть фотографии голой себя и под ними оставляла описание и цену, но, так и не дождавшись ответа от клиентов, легла спать.

***

Около пяти часов утра. Рано проснувшись, мулла, прочитав азан, совершил утренний намаз. «О Аллах, воздай должное моей семье!» – молил он Бога, долго сидя на коленях.

***

Около шести часов утра. Киллер, освежившись под холодным душем, чистил свою бесшумную снайперскую винтовку «Диверсант». Позже, собираясь выходить, он засунул под ремень и пистолет. Вдруг, помедлив, тихо пробурчал: «О Господь мой, даруй мне удачу». Потом он положил винтовку в футляр от скрипки и закинул его на плечо.

***

Около девяти часов утра. Редакция городской газеты. Журналист резко врывается в кабинет.

– Вот! – сказал он, бросив бумаги на стол.

– Да что с тобой? Свихнулся, что ли, даже не здороваешься толком, – посмотрел на него главный редактор.

– Нашел, я нашел все факты! Это бомба, вот увидите: она вскроет всё.

– Помедленней, скажи нормально, что вскроет?

– Прочтите сами, а я пройдусь пока.

Журналист вышел так же резко, как и зашел. Редактор, взяв лежавшие перед ним документы, начал неспешно читать, от прочитанного выражение его лица изменилось, и он впал в ступор. Еле поднявшись с кресла, он взял свой телефон и набрал какой-то номер, отчего-то оглядываясь то на дверь, то на окно…

***

Настоящий момент. На крыше небольшого пятиэтажного здания напротив редакции сидел киллер, держа свою винтовку наготове. Козырек оптики он подвинул, чтобы лучи солнца не попадали в линзы. Из здания вышел журналист. Волосы его развевались, край пиджака то и дело трепыхался. Киллер тоже затылком почувствовал ветер. Он медленно вдохнул и выдохнул. Вглядевшись в оптику винтовки, он не спеша поднёс палец к курку. Он следил за журналистом и как только тот свернул на нужную улицу, выстрелил.

Попал…

***

Полдень. Возле редакции собралась толпа, шумят машины…

***

Около трёх часов дня. Небольшая квартира журналиста. Суета. Мать и жена плачут, люди приходят выразить соболезнования. Глаза убитого горем отца еле заметно слезились. Главный редактор у выхода разговаривает с муллой.

***

Около восьми вечера. Главный редактор ходит по двору и разговаривает с кем-то по телефону.

– Слава богу, господин, что я первым увидел эти бумажки, не беспокойтесь, все по плану. Теперь нужно провести расследование, у нас в полиции есть свои люди, им и скажем. По моим предположениям, кроме него, никто об этом не знает… Мы за всем проследим, как следует…

Закончив говорить, он заходит в дом.

В десять часов вечера главный редактор позвал муллу для личного разговора:

- Молдеке, спасибо, что пришли. Это тяжелая потеря для нас, он был слишком молодым. Вот, возьмите, это деньги за молитву. И пожалуйста, проведите семь и сорок дней тоже сами, – и протянул 200 долларов.

Мулла, прочитав молитву, провел ладонью по лицу. Потом сказав, что завтра сам будет следить за похоронами, ушел. Выходя во двор, он проверил, лежат ли деньги в кармане его брюк. На окраине города машины проезжали редко, и было слышно, как стрекочет саранча. Мулла поднял взгляд в небо и тихо промолвил: «Слава тебе, Господь мой». Ночное летнее небо было усеяно звездами, и светилась большая круглая луна. Мулла еле заметно улыбнулся.

***

Около двух часов ночи. Пентхаус одной из престижных гостиниц. Играет приятная медленная музыка. На большой кровати, закинув руки за голову, лежит киллер. Укутавшись в одеяло, проститутка с кем-то говорит по телефону. Вдруг она оглянулась и спросила:

– Кем ты работаешь?

– Я? – киллер задумался. – Работаю по найму.

– Это как? На вид кажешься богатым…

– Убиваю людей, – сказал он насупившись.

– Круто, поэтому денег валом, - сказала она как бы невзначай. Дальше она не стала спрашивать. Он тоже молчал. Вдруг она усмехнулась:

– Знаешь, только вчера мучилась, что денег нет, и вдруг сегодня нашелся ты. Не могу не тратить, а как деньги закончатся, то уже Господь посылает помощь – они сами находятся. И вот сегодня тоже, я, наверное, так привыкла на него надеяться.

Киллер улыбнулся:

– Мне Господь сегодня тоже помог.

Тараканы

Решив отказаться от шумного и веселого общества людей, я переехал в старую общагу рядом с рынком. Оказалось, что почти половина моих вещей — это книги. Придя в комнату, я разложил все свои вещи по порядку и уложил книги в один угол. Так как комната была маленькая, пришлось долго думать, что и куда поставить. Потом, вымыв пол и вытерев всю пыль, я успокоился и выдохнул.

План состоял в том, чтобы заново начать писать и прийти в форму в творческом уединении. Я не стал долго мучиться с выбором квартиры, нашел эту общагу рядом с работой. Хозяйка общежития уверяла меня в том, что «тут живут только семейные» и что здесь тихо. Возле общаги играли детей и сидели бабушки. Все комнаты были одинаковой планировки, видимо, все люди жили на такой же маленькой площади в 15-20 квадратных метров, как и я.

В тесной комнате не было ни душа, ни воды. Все приходилось таскать самому. Хотя для меня это уже было привычным делом. К вечеру я заметил, что в комнате есть тараканы. Я хоть и вырос в ауле, но жутко боялся всех этих ползучих тварей. Когда я их увидел, мне вдруг стало мерзко. Рядом с домом был рынок, и я стал покупать разные средства, сыпать их и пшикать, но это никак не помогло. Вначале казалось, что подействовало, но как только вечером, придя в комнату, включаешь свет, то куча тараканов начинают разбегаться по углам и прятаться. Я даже видел, как один из них вполз прямо в книгу. Я опять пошел на рынок, походил, но так ничего и не взял. Уже знавшие меня продавцы начали показывать новые средства, которые я не пробовал, говоря: «Вот эта точно всех уничтожит, атвичаю, брат». И вдруг пришла мысль: спросить у соседей, может, они что-то посоветуют.

Вечером я убирался в своей комнате, когда маленькая соседская девочка приоткрыла дверь и сказала:

– Вызывают на собрание.

– Кто вызывает?

– Хозяйка, – сказала она и убежала.

Я вышел и к своему удивлению заметил, что во дворе собралось немало людей. Все они слушали «хозяйку».

– Так, все собрались? Жанар, кто еще не вышел? Алуу позови!

«Хозяйка» со злым лицом говорила высокомерным, грубоватым, как бы приказывающим тоном.

– Все вышли, никто не остался, Алуа сейчас выйдет, – отозвалась Жанар.

Несколько парней стояли на площадке лестницы, ведущей на второй этаж, я встал рядом. Большинство собравшихся были женщины. Тучная «хозяйка» ораторствовала, как если бы она стояла на трибуне, а одежда на ней так выделяла её формы, что она напоминала жирную паучиху. «С вами по-другому никак», - говорила она оскорбительным тоном, то и дело звучала обсценная лексика. Некоторые стыдливо смеялись, но большинство молчали, видимо, уже привыкли. Одна девушка стояла в сторонке и, оглядев всех, глупо усмехнулась, будто бы все это никак ее не касалось. Я тоже улыбнулся, когда мы встретились взглядами, и после оглянулся на улицу, где проносились машины в свете фонарей. Безудержный голос жизни – электрическая дрель в соседнем доме, звук моторов ускоряющихся машин и их гудки, заглушающие голоса людей. Вдалеке – непонятный звук металла и звучит сирена приближающейся машины скорой помощи, достигает своего апофеоза и начинает утихать...

Собрание длилось долго. «Хозяйка» говорила без остановки, она то шутила, то вновь говорила матерные слова, давая знать, что без них не обойтись.

– Всем ясно? – закончила она свою речь и послышались ответы: «да», «хорошо», «поняли».

Из всего сказанного я понял, что раз в неделю тут бывают собрания и раз в неделю устраивают субботники. Осунувшаяся и одетая в домашнее тряпье толпа, бормоча что-то, начала расходиться. Я решил, что самое время спросить у кого-нибудь про тараканов и повернулся к стоявшему рядом мужику:

– А у вас в комнате есть тараканы, что вы с ними делаете? – спросил я.

– Ну бывает… - вопрос, видимо, ему не понравился.

– А что вы используете против них? – спросил я быстро, заметив, что он уходит.

– Все…

Он ушел и закрыл за собой дверь.

– А что именно?

– Я всё испробовал, – мои вопросы будто застряли в щели его двери.

Оставшись без ответа, я стал стучаться в соседнюю дверь. Мне открыла женщина лет шестидесяти.

– Тетушка, здравствуйте! Я ваш сосед, недавно переехал. Я хотел спросить, каким средством от тараканов вы пользуетесь?

– Дорогуша, мой сын работает в министерстве, копит на трехкомнатную квартиру, и мы скоро переедем, так что мы здесь ненадолго…

– Нет, тетушка, я просто хотел спросить…

Дверь опять закрылась перед моим носом. Я начал злиться. Какое мне дело до ее квартиры и сколько она здесь будет жить? Почему нельзя ответить по-человечески.

Подавив подступающую злость, я всё-таки решился постучаться в третью дверь.

– Здравствуйте! Я ваш сосед… Хотел спросить, как вы от тараканов избавляетесь? Может, средства какие используете? В моей комнате тараканы завелись, много, хочу всех уничтожить. А то жутко боюсь их… – быстро проговорил я улыбаясь молодой женщине, открывшей дверь. Из квартиры доносился плач ребенка.

– Здравствуйте… хорошо… но мы уже собираемся купить землю на окраине города… и как построим дом, сразу переедем… – с паузами выговорила она и, прикрыв дверь, поспешно пошла к ребенку.

Так как дверь была не до конца закрыта, я замешкался, не зная войти внутрь или уйти. Все же, сдавшись, я ушел в свою комнату. Уже давно были сумерки, и, включив свет, я увидел разбегающихся по углам тараканов…

Что теперь делать? Один знакомый говорил, что если не продезинфицировать все комнаты в общаге, они не исчезнут и будут бегать из одной комнаты в другую. Но с такими соседями это вряд ли удастся устроить.

Однажды я в спешке выходил из общаги.

– Ей, брат, помедленней, тут люди спят, разбудишь! – прогремел вдруг сутулый здоровяк, куривший у выхода.

Я не стал обращать на него внимания и пошел дальше, но в очередной раз убедился, что в общаге немало таких, ищущих, за что бы зацепиться. Даже жители, которых я видел чуть ли не каждый день, были скупы на простое приветствие. Я видел злость, ненависть и обиду, когда смотрел на их лица. Угрюмые, худые бабушки и старики. Дети, редко выходившие во двор. Действительно, место было «тихим»…

Прошло два месяца. Ни с кем из соседей я так и не общался. Не видел также, чтобы кто-либо из них переезжал. Дни становились короче, а ночи длиннее. Вечером, придя в квартиру, включаю свет и вижу, как тараканы разбегаются по темным углам. Скоро зима. Может быть, они сами исчезнут, когда наступят холода?

Перевел Айжарык Султанкожа – поэт, переводчик, окончил университет Сулеймана Демиреля, автор поэтического сборника «Телеграмма қабылдап алыңызшы».

Есбол Нурахмет

Есбол Нурахмет — писатель. Родился в 1990 году. В 2014 году окончил Евразийский национальный университет им.Л. Н.Гумилева по специальности журналист. Автор сборника рассказов «Неиссякаемая ночь».