Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Укрощение огнем. Рецензия на сборник стихотворений «Чирк» Ксении Рогожниковой

Что есть огонь? Символ, свет, тепло, страсть, непримиримость, жертва – можно вместить в это понятие так много. Сколько смыслов и иносказаний в одной этой метафоре, которую так тонко вплетает в свои поэтические тексты Ксения Рогожникова. Ее сборник стихотворений «Чирк», вышедший в прошлом году (2021), это некая двойная игра, когда поэт старается приручить, укротить огнь, вырывающийся из потока сознания, потока смысла, и в то же время – огонь, став частью строки, внутренней составляющей силы, укрощает поэта.

Но это пламя еще и жизнь, которая горит, требует внимания. Жизнь, которая беспристрастна и показывает окружающий мир через неровные всполохи пламени.

Неслучайно первое стихотворение книги шепчет нам о невозможности совпасть с предлагаемым миром – невозможность унять, притушить огонь:

…но не с разбега

незнакомец – опять всё сожжешь

город ждет снега

но вдруг начитается дождь

И эта огненная игра не только внутренняя. Ее навязывает извне сама жизнь. В стихотворении «Зимние прогулки» чирк (звук близости, давший название сборнику) – это призыв почувствовать, ощутить:

куртку о куртку

прохожего

чирк

звук вхолостую

зимою

на улицах города

вновь на посту я

слой верхней одежды

трут

вот-вот

вспыхнет искра

зажгите зажгите

зажгите меня

я специально

так близко

И вновь несовпадение с миром, когда готовность принять условия игры, включится – обрывается.

но хмурится

прячет взгляд

мой прохожий

привычно

чирк

не оглянусь

сломаны

спички

Правил нет. И мы вместе с автором не знаем, как играть в игру жизни, как приручить этот огонь.

Возможно, именно поэтому Ксения старается медитировать. Привнести созерцательный покой в этот неровный ритм жизненной аритмии.

…так длится моя медитация

глубока и легка

куда бы мне деться от этой нирваны

от этого сатори

от цитрусового пощипывания языка

от невозможности этой

быть кратером

Эта медитация – созерцание из себя в себя. Когда замечание окружающего мира возвращается в мир внутренний и уже там, наблюдая за собой, автор транслирует нечто большее, чем привычная интерпретация смысла:

стиральная машина

прокручивает бельё так

будто в ванной

занимаются сексом…

…в соседней комнате

сижу на подушке

для медитации

вдох – мужчина

решительный сильный

выдох – женщина

мягкая широкая

они встречаются

тысячи раз в час

наконец пол

мягко вибрирует

Пространство тела, пространство вне тела – это еще одна смысловая составляющая поэзии Ксении. Когда трансформация – закономерное примирение с действительностью:

не удивляйся

что я приплюснута

и двигаюсь как-то боком

ты видел рыб

живущих

на чудовищной грубине…

Или:

из девушки

с крепким рукопожатием

превращаюсь в женщину с мягким…

В этом ощущение себя, своего тела, еще и временная метаморфоза. Ведь нельзя быть прежним, когда проживаешь так много и больно. Уже с детства чувствуя:

стыд – плотно

обхваченное горло,

водолазка с

тесным воротником

И сожаление:

а где-то там – моё море живет без меня

А вот уже пространство принимает тело и держит за руку:

я стою

на крутом склоне горы

ухватившись за длинную травинку

и чувствую

как земля крепко

держит меня за руку

Или:

веет холодом

будто над городом

навис айсберг…

И почти медитативное погружение в пространство:

…ночь

и полоска света

на стене

висит

иконой

Поэзия Ксении Рогожниковой подобна мандале. Сакральная геометрия смыслов, в которой внешний круг – это жизнь, как внешняя, так и внутренняя; квадрат, вписанный в круг – это пространство, оказывающее влияние на тело и принимающее тело в себя; внутренний круг, вписанный в квадрат – это время, трансформирующее своим течением и тело, и пространство; а в центре – огонь, дающий силу всему.

И это красочное разнообразие, выведенное цветными порошками, в любой момент может исчезнуть от прикосновения, дуновения новых смыслов. И Ксения не боится начинать новый рисунок. Ведь, вспоминая Юнга, который интерпретировал мандалу как архетипический символ человеческого совершенства, автор пытается прийти к пониманию собственного «Я». К пониманию сущности огня, который укрощает или все же укрощают его?

Оксана Трутнева

Оксана Трутнева — прозаик, поэт, литературный критик. Литературный псевдоним — Нина Трокс. Окончила литературный мастер-класс в общественном фонде «Мусагет». В 2008 году окончила мастер-класс поэзии и прозы английского писателя Тобиаса Хилла и английской поэтессы Паскаль Петит. Преподаватель, ведущий семинара прозы в Открытой литературной школе Алматы (ОЛША). Публиковалась в сетевом издании фонда «Мусагет», литературном журнале «Простор», литературном альманахе «Линки для странников», в интернет-журнале молодых писателей России «Пролог», казахстанском литературном журнале «Тамыр», литературном альманахе «Литературная Алма-Ата», литературном журнале «Новый мир», Россия, интернет-журнале «Зарубежные Задворки» («Za-za»), Германия.