Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Просто люди

Барби была похожа на Снегурочку: высокая прическа, светлые волосы, белая меховая шубка и сережки-колокольчики. Кукла приветливо улыбалась с глянцевой обложки блокнота. Малика перелистывала чистые страницы. На первой странице она нарисует бабушкиного кота Семена. И рисовать будет аккуратно! Никаких помарок и вырванных листов.

— Ну что ты вцепилась в блокнот? Давай в рюкзак уберем.

— Мам, можно я его в карман положу? Буду иногда доставать и смотреть.

— Ну давай. Смотри только, чтобы не помялся у тебя в кармане. Пошли теперь в овощной.

Когда у Малики болело горло, мама покупала редьку. В их семье верили, что этот рецепт полезнее, чем сиропы из аптеки. Всего лишь надо отмыть редьку, срезать верхушку, вырезать внутри корнеплода ямку и заполнить ее медом. Через час редька давала собственный сок. Малика готова была выпить его в три глотка. Но мама следила: две ложки после еды, не больше.

Из-за редьки-то они и оказались на «Зеленом базаре». Мама услышала, что она хрипит и сказала, что надо срочно готовить «редьковый сироп». Девочка опустила руку в карман, чтобы проверить, там ли покупка. На месте. Доставать пока не стала. Малика любила базар. За веселых и ловких продавцов. Одной рукой они взвешивают мясо, другой — отрывают мешок из рулона. А еще успевают быстро считать на калькуляторе, забирать деньги и отдавать сдачу. Любила за то, что зимой тут продают живые елки. За то, что только здесь можно найти печенье в виде листочков и мягчайшие ароматные лепешки. А не любила лишь за одно.

— Зря мама тебя с собой на базар берет. Там теперь цыгане. Они детей воруют. Ты на них даже не смотри. Проходят мимо — делай вид, что не видишь, — говорила бабушка.

Впервые Малика встретилась с цыганами летом. Как и советовала бабушка, опустила глаза в пол. Поэтому видела только красный подол парчового платья. Когда женщина прошла мимо, девочка смогла ее рассмотреть: смуглая кожа, розовый платок, зеленая накидка. В цыганке не было ничего страшного, но Малика чувствовала, как в животе скрутило от ужаса. Мама потом ругалась на бабушку. Сказала, что нечего пугать ребенка. И пугаться нечего. Это же просто люди.

— Если страшно, хватай меня за руку. Я тебя никогда не отпущу. Но думай о том, что они не страшные, — мама была убеждена в своих словах.

Мама вообще ничего не боялась. Малика уже замечала, что в присутствии цыган не только она мечтает стать невидимкой. Рядом с ними даже взрослые люди как будто уменьшались в размере. Смуглая рука, протянутая в требовательном жесте, гипнотизировала. Люди покорно протягивали в ответ купюры и монеты. Малика этого не понимала. Цыгане же попрошайничают! Но почему они делают это так, как будто люди обязаны отдать им деньги? И почему под взглядом цыганки даже эта тетка в шубе казалась маленькой девочкой? Так вели себя почти все. Кроме мамы Малики. Та умела прямо посмотреть в глаза цыганке и уверенно сказать «нет».

Они с мамой как раз стояли в очереди за редькой, когда цыгане зашли в овощной. Женщина и девчонка в красной куртке. Наверное, ровесница Малики. Восемь или девять лет. Взрослая цыганка вальяжно проходила от одного покупателя к другому. Девчонка плелась за ней. Малика одной рукой вцепилась в мамину куртку, вторую руку опустила в карман и нащупала блокнот. Стало немного спокойнее. «Сейчас вернусь домой и буду рисовать». Малика решила, что на всякий случай не будет смотреть на цыган. «Лучше сделаю вид, что разглядываю блокнот».

Когда голос взрослой цыганки стих, Малика подумала, что все позади. Она подняла глаза. И встретилась взглядом с девчонкой в красной куртке. Девчонка стояла рядом, но ничего не просила. Она просто смотрела на блокнот с Барби.

У маленькой цыганки были длинные ресницы и родинка над верхней губой. Девчонка не казалась ни страшной, ни злой, ни наглой. И вообще она выглядела, как обычная второклассница или третьеклассница. Только в грязной куртке. Малика увидела, что на рукаве у девчонки дырка. И никто ей новую куртку не купит. Не положит подарок под елку. Да и елку она, наверное, никогда не наряжала. Вместо этого ходит по базару и смотрит, как ее мама просит деньги у чужих людей. Видит, как люди их боятся и хотят быстрее отдать деньги. Лишь бы они ушли.

Малика посмотрела еще раз на свой блокнот с Барби-снегурочкой на обложке и протянула его маленькой цыганке. Девчонка замешкалась, но потом схватила блокнот.

Малика увидела, что в магазин снова входит взрослая цыганка. Видимо, потеряла свою дочку.

— Роза!

Девчонка обернулась и махнула ей рукой. Мол, сейчас приду. А потом достала из кармана яблоко и протянула его Малике. Это было почти так же неожиданно, как найти блокнот с Барби в простом газетном киоске на базаре. Малика взяла яблоко. Роза кивнула ей в ответ, улыбнулась и выбежала из магазина.

Малика увидела, что ее мама давно купила редьку и просто наблюдает.

— Ну что, Маликуш? Это просто люди?

— Просто люди.

Дилара Аронова

Дилара Аронова — родилась в 1991 году в городе Костанай. Окончила Костанайский государственный университет им. А.Байтурсынова по специальности «Журналистика». Работает в этой сфере 12 лет. В 2022 году окончила семинар «Проза и детская литература» в Открытой литературной школе Алматы.