Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Нарату, Санжик и семь волшебных плиток

Инди-истерн с перемещениями во времени

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Нарату, 15 лет

Санжик, друг Нарату, 15 лет

Айко, виртуальный голосовой помощник

Ажека Зере, бабушка Санжика, 65 лет

Хан, 45 лет                                                                                                                      

Бахар, дочь хана, 20 лет

Али, стражник, 25 лет

Самрук, мифическая птица

Айдахар, дракон

Илон Маск

Птенец

 

1.

Нарезка из выпусков новостей на экране

CNN. Конец света: Земля уверенно движется навстречу глобальной экологической катастрофе.

BBCВследствие изменения климата торнадо стало частым явлением не только в Северной Америке, Европе, Австралии, но и в Центральной Азии.

TENGRINEWSВ результате серии смерчей на территории Казахстана пострадало более десятка населенных пунктов.

AL JAZEERA. Необходимо провести внеочередное собрание Глобального комитета по спасению планеты.

ВИДЕОЗАЯВЛЕНИЕ ИЛОНА МАСКА. Я призываю всех ученых планеты объединить усилия, чтобы создать аппарат, разрушающий торнадо. Торнадо – это общая боль! Только вместе мы сможем ее победить! Мы в SpaseX открыты к сотрудничеству.

2.

Трасса у поселка близ Байконура. Санжик и Нарату по дороге домой от остановки автобуса запускают в степи ракету. 

САНЖИК. Я придумал, что энергия для взлета может вырабатываться из собачьего корма.

НАРАТУ. Представляю, как Актос был не рад такой твоей придумке.

САНЖИК. Да ладно, у него всегда полная миска.

Ракета взлетает, взрывается и падает. Нарату и Санжик идут по аулу, подходят к дому Санжика. Внезапно начинает дуть ветер. Ажека хватается за чашку с тестом, воздушный поток ее уносит, Санжик и Нарату держут ее за подол платья.

САНЖИК. Аже, оставь его.

АЖЕКА. Не отдам, я его только поставила.

НАРАТУ. У вас есть погреб? Надо туда! Быстро.

АЖЕКА. Я не оставлю тесто.

САНЖИК. Аже, отпусти, а то я никогда не буду больше есть твои баурсаки.

Ажека отпускает тесто, оно улетает внутрь воронки.

3.

Санжик и Нарату выходят во двор из дома. Все во дворе покрыто толстым слоем пыли. На крыше сарая лежит поваленный столб электропередачи. По двору разбросаны инструменты, тазики, игрушки. Ажекино тесто на огороде всё в пыли. На соседском доме сорвало крышу.

НАРАТУ. Прям постапокалипсис. Я раньше такое только по телеку видел. И давно это у вас?

САНЖИК. Недавно началось. Мне пацаны в ауле сказали, что это черепахи от сна просыпаются в своих норах, хотят вылезти наружу, а скинуть с себя песок у них сил не хватает. Вот они и вызывают смерч. Типа пылесос такой.

НАРАТУ. Черепаха-маг. Наверняка, есть научное объяснение. Как-то можно же остановить торнадо.

САНЖИК. Нет таких аппаратов.

НАРАТУ. А что, если мы сделаем? Потом Маску покажем. Я себе давно поставил цель стать конструктором и устроиться в SpaseX. Только с чего начать?

CАНЖИК. Да ладно, забей! Где мы, а где твой Маск! Я тут такое накопал, лопнешь! Помнишь, я тебе рассказывал про космический шаттл «Буран»? Я залез в ангар.

НАРАТУ. Да ладно? И никто не заметил?

САНЖИК. Охрана там редко бывает. Так вот, я заметил, что в обшивке нет семи плиток, но это не самое потрясное. Когда я вернулся домой и сказал об этом ажеке, она вытащила из своего сундука четыре плитки «Бурана».

НАРАТУ. Ажека прячет плитки «Бурана»… в сундуке?

САНЖИК. Я тоже офигел.

АЖЕКА. Что тут мои баурсачки делают? Проголодались?

САНЖИК. Аже, покажи Нарату плитки.

Ажека вытаскивает из сундука четыре плитки «Бурана», завернутые в ткань.

АЖЕКА. Не смотрите, что я простая ажешка, на самом деле я волшебница. Айко, расскажи этим оболтусам.

На экране появляется виртуальный помощник. Логотип. Слоган: «Айко. Будущее на службе у тебя. The future under your service».

АЙКО. 15 ноября 1988 года корабль «Буран» стартовал с космодрома «Байконур» и совершил первый в истории автоматический полет без экипажа на борту. Полет длился двести пять минут. При посадке корабль потерял семь плиток обшивки. Волшебница под кодовым именем Ажека перехватила их и заколдовала.

НАРАТУ. Я вспомнил: я где-то читал, что эти плитки называли доспехами «Бурана».

АЙКО. Плитки «Бурана» изготовлены из особо чистых кварцевых волокон и способны выдержать температуру от -130 до +1650 градусов Цельсия.

САНЖИК. Я их вчера на газу нагревал, а потом спокойно в руки взял и даже не обжегся.

НАРАТУ. Ну это ты чешешь, Санжик. Но точно, чтобы выдержать напор смерча, нужен сверхпрочный материал. Плитки – суперское решение!

САНЖИК. Есть одна проблема...

АЙКО. Чтобы сконструировать аппарат, поглощающий мощь торнадо, необходимы все семь волшебных плиток. Три плитки «Бурана» исчезли.

АЖЕКА. Я вчера видела сон. Голос мне сказал, что приедет мальчик с длинными волосами и странным именем. Вот он сможет найти плитки. А сегодня приехал ты, и вот совпадение: один в один подходишь под описание.

САНЖИК. А про меня голос что-то говорил?

АЖЕКА. Голос сказал, что рядом с длинноволосым будет круглый баурсачек, мой внучок, он волосатому будет во всем помогать.

НАРАТУ. Вы нас отправляете туда не знаю куда?

АЖЕКА. Голос сказал, что плитки покорятся только избранному, а «Буран» сам найдет дорогу к своим плиткам.

АЙКО. Три плитки посвящены животным: лошади, собаке и беркуту. Четвертая плитка – плитка оружия.

НАРАТУ. А за что отвечают пропавшие плитки?

АЙКО. Вам нужно отыскать плитку защитника рода, воина. Плитку женщины, хранительницы очага и плитку знания.

НАРАТУ. Ну не знаю, всё, что вы говорите, не очень-то смахивает на правду.

САНЖИК. Ажека, еще раз покажи ему плитки.

АЙКО. Нарату, тебе нужно отыскать плитку воина, плитку женщины и плитку знания. Ты – избранный.

НАРАТУ. Простите, но зря вы на меня надеетесь, я не смогу.

АЖЕКА. Ай, балам, надо так надо, ничего не поделаешь! Видишь, во что аул превратился.

САНЖИК. Аже, почему ты плачешь?

АЖЕКА. Я боюсь за вас. Как вы там будете без меня?! Кто вам подскажет, кто поможет?!

НАРАТУ. Так, я еще ни на что не подписывался.

АЖЕКА. У-у-у, упрямец! А ведь я помню твоего прадеда! Он был, мир его праху, храбрейший из храбрых.

АЙКО. Нарату, ты потомок знаменитого Зильгары из рода адай. Нарату – так его прозвали за то, что он мог поднять и перекинуть через себя одногорбого верблюда. Нар ату. Согласно преданию, в одном из боев он один задержал целое войско.

НАРАТУ. Чего? Почему об этом знает Айко, а я нет? Мама ничего такого не рассказывала.

АЖЕКА. Трусиха твоя мама, и ты, видать, недалеко ушел. Обмельчала молодежь! Ой, всё, делайте, что хотите. Так и умру тут под песком!

САНЖИК. Нарату, я сейчас тебе врежу.

НАРАТУ. Ладно, ладно. Сдаюсь.

АЖЕКА (вытаскивает из сундука). У меня тут для вас на всякий случай и скафандры припасены. Санжик, этот побольше – тебе, а второй волосатому отдай.

САНЖИК. Вот это я понимаю, шмот так шмот.

НАРАТУ. Боюсь спросить, что вы еще в сундуке держите?!

АЖЕКА (Санжику). Какой ты у меня красивый! Будешь пятым казахстанским космонавтом.

САНЖИК. А чё сразу пятым? Буду первым!

НАРАТУ. Первым точно не будешь! Первым был Аубакиров, потом Мусабаев, а за ним Аимбетов.

АЖЕКА. Четвертым будет Нарату, так как он избранный, зато мой внучок будет юбилейным пятым.

САНЖИК. Юбилейный космонавт! Да меня всегда все первым будут вспоминать!

АЖЕКА. Я глянула прогноз погоды: торнадо повторится через пару дней, так что поторопитесь.

АЙКО. Торнадо – опасное, но одновременное величественное и прекрасное явление. Я мечтаю узнать, что там внутри смерча.

САНЖИК. Айко, у тебя странные мечты какие-то.

 

4.

Отсек «Бурана». Санжик и Нарату спускаются в него.

НАРАТУ. Ты знаешь, что «Буран» настолько крут, что мог бы спустить с орбиты станцию «Мир» и доставить в музей?

САНЖИК. Слушай, давай твою станцию потом спустим, ажеке плитки позарез нужны.

НАРАТУ. Так ее давно потопили уже в Тихом океане.

САНЖИК. Ну и хорошо, мне на орбиту как-то неохота. Смотри, кнопки всякие, экран…

НАРАТУ. Не трогай ничего. Надо разобра..ться…

Санжик неуклюже падает, на что-то нажимает, срабатывает аварийная сирена. Загорается экран, на нем – Ажека.

АЖЕКА. «Буран», это Погреб Ажеки. Как слышите?

НАРАТУ. Хьюстон, то есть Погреб Ажеки, у нас проблемы. Не можем отключить сирену.

АЖЕКА. Ойпырмай! Сверху красную кнопку нажмите.

САНЖИК. Всё, нажал. Уфф! В ушах до сих пор звенит.

АЖЕКА. Так не отвлекаться! Начинаю обратный отсчет! Десять, девять, восемь, …три, два, один. Старт!

Нарату тянет на себя рычаг.

НАРАТУ. Поехали!

 

5.

Яркая вспышка света ослепляет Санжика и Нарату.

АЙКО (на экране). Точка на временной шкале: четырнадцатый век нашей эры. Территория Средней Азии.

САНЖИК. Хорошо хоть не в ледниковый период. Замерзнуть, не найдя ни одну плитку, как-то совсем кринжово.

НАРАТУ. Да ты что! Уже то, что мы путешествуем во времени, это круто! Илон Маск поменялся бы местами не глядя.

 

6.

В ханских покоях Хан и Стражник Али.

СТРАЖНИК АЛИ. Ну, попейте травяную настойку. Легче станет.

ХАН. Что ты мне суешь все время какую-то гадость! Я хочу халву!

СТРАЖНИК АЛИ. Вам нельзя сладкого, мой господин, у вас же горло болит. Вот настойку можно.

ХАН. Не буду я твою настойку! А может, где-то завалялась хоть одна конфеточка?

Хан бегает по комнате и ищет в шкафах вазу с лакомствами, залезает в самые высокие шкафы.

СТРАЖНИК АЛИ. Не бережете вы себя, мой господин. Ну и ешьте, я уже устал от вас всё прятать. Так и умереть недолго.

ХАН. Кто умереть? Зачем умереть? Подавай мне сюда звездочета.

СТРАЖНИК АЛИ. Понеслась. Сначала лекаря, потом звездочета… Вы ему в прошлый раз голову отрубили.

ХАН. А, да? Жалко, он меня всегда развлекал.

Слышно, как жужжит муха. Муха садится на нос Санжику. Санжик прихлопывает ее. Стражник находит Санжика и Нарату прямо за троном хана.

СТРАЖНИК АЛИ. Ни с места! Руки за спину! Всё, что вы скажете, будет использовано против вас.

ХАН. Али, бриллиант глаз моих, успокойся, воды попей! Наконец-то хоть кто-то новенький объявился, а то со скуки хоть на стену лезь. Вы откуда пожаловали?

НАРАТУ. Мы из двадцать первого века. Я Нарату, а вот он Санжик, ой, то есть Санжар.

САНЖИК. Да можно и Санжик.

ХАН. Стражник, иди сюда! Мы в каком веке живем?

СТРАЖНИК АЛИ. В пятнадцатом, мой господин.

ХАН. А двадцать первый век – это через сколько лет будет?

СТРАЖНИК АЛИ. Через шесть столетий, мой господин.

ХАН. Я так и знал, что-то вы меня обмануть задумали. Повесить!

САНЖИК. Я смотрю, у вас горло перевязано. Болит?

ХАН. Ну болит.

САНЖИК. Я из семьи потомственных лекарей.

ХАН. И что ты стоишь, как олух! Лечи давай меня.

САНЖИК. Подскажите, какие еще у вас есть симптомы?

ХАН.  Сам себе подсказывай!

СТРАЖНИК АЛИ. У него болит горло. Температура. Пропал нюх.

НАРАТУ и САНЖИК. Коронавирус!

СТРАЖНИК АЛИ. Чего?

НАРАТУ. Ну это такая болезнь в виде короны.

ХАН (к Стражнику). Видишь, ко мне ваши простецкие болезни не липнут, сразу с короной. А ты всё ангина, ангина! Давай, лекарь, дальше рассказывай про эту самую корону!

САНЖИК. Ну вообще эта болезнь распространена у нас в двадцать первом веке. Все ее боятся, носят маски и сидят дома.

ХАН. О, так это как раз по мне! Сидеть дома, конфеты лопать! М-м-м-м, райское наслаждение!

СТРАЖНИК АЛИ. Вообще-то, вы нам здоровый нужны, на границе войска уже неделю стоят!

ХАН. Мне-то что? У меня тут лазутчики из двадцать первого века! Я ж не могу разорваться теперь!

САНЖИК (Нарату). У меня нет лекарства от короны. Его вообще ни у кого нет. Гугли скорей.

НАРАТУ (читает статью из Википедии). Обоняние еще пропадает из-за травм головы и …

САНЖИК. Уважаемый господин хан, я подозреваю, что вы получили травму головы.

ХАН. Может, вот стражник и получил, а у меня никаких травм, только психологические. Что пропишешь, лекарь?

САНЖИК. Думаю, все нормально, обычный грипп, нужно просто пропить антибиотики.

ХАН. Анти… чего? Сначала стражник пусть пьет.

НАРАТУ. Их вообще-то просто так не пьют.

ХАН. Хотите повисеть на свежем воздухе?

НАРАТУ. Спасибо за предложение, но можно нет. Одну минуту.

САНЖИК (Нарату). Где я тебе антибиотики достану?

НАРАТУ. Сам же ляпнул. Пошарь по карманам.

САНЖИК. Есть эмэмдэмсы.

НАРАТУ. Сойдет.

Санжик дает Стражнику драже. Стражник подходит к портрету принцессы на стене и любовно смахивает с него пылинки. Запивает драже водой.

ХАН. И как? Не помер? Давай и мне.

Хан пробует драже на зуб, жует.

ХАН. Как хорошо сразу стало. Жалую тебе, лекарь, дворец и дочку свою в жены. Да будет той!

 

7.

Дворец хана. Пир по случаю свадьбы дочери хана и Санжика. Стол молодоженов. Молодые стоят уже минут двадцать, пока кто-то из гостей говорит тост.

САНЖИК. Я не могу уже стоять. Я устал. И вообще я не планировал так рано жениться.

НАРАТУ. Всё для дела, терпи. Найдем плитку и скроемся.

БАХАР. Как что, так сразу «дарую тебе дочь в жены»! Уже пять раз обещает меня кому-то в жены, потом резко передумывает и опять выдает. Из-за этого на границе возмущенные женихи, ну которые еще живые, собрались. А я стражника люблю.

САНЖИК. А он знает?

БАХАР. Нет, конечно, зачем ему знать.

САНЖИК. В самом деле, зачем.

БАХАР. Так, какие есть предложения?

НАРАТУ. Мы не просто так здесь. Ищем одну волшебную плитку.

САНЖИК. Она такая, серого цвета.

БАХАР. Знаю я, про что ты говоришь. Ненавижу эту плитку. Как раз, когда она появилась, отец и стал нытиком и трусишкой. Раньше был такой смелый, защищал нас от врагов.

САНЖИК. Ажека говорила, что плитка мужчины, защитника рода, но в другом времени она может действовать наоборот.

НАРАТУ. Значит, плитка только вредит хану. Ты поможешь нам ее достать? А мы поговорим с твоим отцом по поводу стражника.

БАХАР. Правда? И мне не надо будет замуж за этого, как его, Санжика?

САНЖИК. А мне не нужно жениться! Урра!

БАХАР. Есть одно но…  Плитка вмурована в стену прям над кроватью отца. Он и сам пытался снять и избавиться от нее – ни в какую.

НАРАТУ. Разберемся! Как бы нам незаметно улизнуть отсюда…

Бахар подзывает девушку и двух парней, те занимают их места за столом, гости не замечают подмены и продолжают веселиться.

БАХАР. Теперь осталось только проникнуть в покои отца. Я знаю потайной ход.

 

8.

Через потайную дверь Бахар, Нарату и Санжик проникают в покои хана. Хан храпит на кровати. Полумрак. Трое ползут, чтобы не разбудить его.

БАХАР. Ай! Санжик, ты мне ногу отдавил.

САНЖИК. Я не хотел, это всё Нарату, толкает меня.

НАРАТУ. Я ничего не вижу.

БАХАР. Вы сейчас его разбудите, и плану конец.

НАРАТУ. Зачем вы все сюда поперлись? Я бы и сам плитку вытащил.

БАХАР (передразнивает Нарату). Я бы и сам нашел потайной ход, я бы и сам открыл тяжелую дверь без ключа.

САНЖИК. Она тебя уделала, бро.

НАРАТУ. Тихо, кажется, он просыпается.

Хан открывает глаза, лезет в тумбочку за конфетами. Видит на полу у кровати Нарату, остальные прячутся под кровать.

ХАН. Шайтан тебя принес! Что ты тут делаешь? Как ты сюда попал? Этот ишак стражник опять заснул!

НАРАТУ. Прости, хан. Я случайно забрел. Вообще-то, я не люблю свадьбы.

ХАН. А я просто обожаю, но Али мне всю малину испортил. Завтра вам на войну, нужно отдохнуть. А я не хочу на войну, я боюсь. Я поэтому свадьбы так часто придумываю, чтобы на войну не ходить. Всё из-за этой плитки проклятой…

НАРАТУ. Вот эта плитка?

ХАН (шепотом). Она самая. Откуда тебе известно про плитку?

НАРАТУ. Через много-много лет люди научатся делать железных птиц, а потом и огромные летающие корабли. Эти корабли взлетят высоко-высоко, туда, где звезды. Эта плитка упала с одного такого корабля, но по воле случая очутилась в вашем времени. Я прибыл забрать ее.

ХАН. Тише, тише! Плитка все слышит. Ее нельзя просто так забрать, она должна сама тебя выбрать своим хранителем.

НАРАТУ. Ага, вы еще скажите, что она вас выбрала!

ХАН. Может, и выбрала. Я как мог пытался от нее избавиться, но, видимо, придется дальше мучиться.

БАХАР. Так, всё, мне надоело сидеть под кроватью. Привет, па.

ХАН. Привет, доча. Что за базар-бахар в ханских покоях?

БАХАР. Пап, каламбур не очень.

Тихо входит стражник Али.

ХАН. Ну и ладно, всегда тебе не нравится! Чего ты от меня хочешь?

БАХАР. Плитка, пап, мальчики пришли за плиткой.

ХАН. Да пожалуйста. Только оторвать ее вам не удастся! Мне же не удалось.

САНЖИК. Это потому, что у вас Айко не было. Айко, какие есть варианты?

На экране появляется виртуальный помощник. Логотип. Слоган: «Айко. Будущее на службе у тебя. The future under your service».

АЙКО (на экране). Варианты: дрель, но у вас нет электричества, да и четырнадцатый век, дрель еще не придумали. С болгаркой та же проблема. Последний вариант найти что-то типа отбойного молотка.

ХАН (Бахар). Это он с кем разговаривает?

АЙКО. Я виртуальный голосовой помощник Айко. Я отвечаю на вопросы пользователя, решаю прикладные задачи.

ХАН. Приятно познакомиться, Айко. (Посылает ей воздушный поцелуй.) Симпатичная такая.

БАХАР. Па, не отвлекайся, есть дела поважнее. Вот, Али принес молоток.

Стражник заносит огромный молот. Нарату наносит удар, плитка не поддается.

ХАН. Я такое уже пробовал, не помогает. Надо что-то эдакое придумать.

БАХАР. Санжик, ты говорил, что плитка отвечает за защиту рода. А что, если ей передать мысль о спасении мира?

СТРАЖНИК АЛИ. Мысль о спасении страны ее не волнует почему-то…

САНЖИК. Все верно. В четырнадцатом веке плитка работает неправильно. Но Нарату же избранный, она должна его послушать.

НАРАТУ. Перестань повторять эту чепуху.

БАХАР. А ты перестань увиливать.

Нарату дотрагивается до плитки, закрывает глаза.

ЗКТ (мысли Нарату, запись). Знаешь, плитка, я знаю, что тебе и здесь неплохо, но нашему аулу и всему миру приходится туго. Торнадо становятся всё сильнее. Я не очень верю, что я избранный и всё такое, но давай сейчас ты сдвинешься с места.

Плитка чуть сдвигается, но застывает.

НАРАТУ. И это всё? Ты издеваешься?

САНЖИК. Может, постучать по ней?

ЗКТ (мысли Нарату, запись). Так, плитка, сосредоточься. Тут это, мир погибает. И перед ханом неудобно, пожилой человек всё-таки, нервничает.

Плитка приходит в движение и отваливается от стены.

БАХАР. Получилось! Ура!

Бахар и Али обнимаются.

ХАН. Благодарю тебя, Нарату, за избавление. Страх пропал. Пойду теперь прогоню врагов. Но сначала ода батыру. Предрекаю тебе великие подвиги и отдаю тебе свой меч, дворец и дочь свою…

БАХАР. Да что же это такое, па! (Шепчет.) Нарату, скажи ему!

НАРАТУ. Спасибо за меч! Остальное ни к чему. Есть у меня перед отъездом две просьбы, хан.

НАРАТУ. Освободите Санжика от брачных уз, он не хотел пока жениться.

ХАН. Легко. Лекаря Санжика освобождаю от уз с моей дочерью.

САНЖИК. От души, хан.

НАРАТУ. И еще одна. Дочь ваша любит стражника Али, выдайте ее за него замуж.

ХАН. Эй, стражник, поди сюда. Любишь ли ты мою дочь?

СТРАЖНИК АЛИ. Больше жизни, мой господин.

ХАН. Объявляю вас мужем и женой. Целуй невесту.

НАРАТУ. Ну мы поехали дальше!

ХАН. Подождите, сейчас покажу вам самую быструю свадьбу.

Свадьба на перемотке.

САНЖИК. Да ладно! В минуту уложились.

ХАН. Обращайтесь к профи. Экспресс-той любой ценой. Хан продакшн Инкорпорейтед.

Хан подмигивает Айко, она шлет хану воздушный поцелуй.

НАРАТУ. Прощайте, мы расскажем, что в четырнадцатом веке было не так плохо.

ХАН. Лекарь, оставь на прощание вон тех разноцветных сладких антибиотиков.

САНЖИК. Лови, хан. Пока-пока, не болейте!

 

9.

Нарату нажимает на рычаг упрвления «Бураном». Яркая вспышка света ослепляет Санжика и Нарату.

АЙКО. Местность гористая, вдали одиноко стоящее дерево, похоже на гигантский тополь, прямо по курсу пещера. Алтай, доисторические времена.

НАРАТУ. Здорово! Всегда мечтал попасть на Алтай. Говорят, у местных пчеловодов есть такие кровати, внутри которых ульи с пчелами. Спишь себе, а в это время пчелы мед делают.

Айко ставит громко песню и напевает.

АЙКО. А я пчеловод, а мы любим мед, а нам повезет, с тобой нам повезе-о-о-т.

На звук из пещеры выглядывает Самрук.

САНЖИК. Айко, можно потише. И вообще, тебя никто не просил ставить песню. Вот теперь привлекли внимание!

АЙКО. Подумаешь, среагировала. Просто это моя любимая песня.

САМРУК. Мальчики, заходите на огонек. Продам всё, что пожелаете.

Заводит их в пещеру. Внутри пещеры барная стойка, на ней разложены продукты, вещи, напитки. Самрук напоминает челночницу из лихих 90-х.

САНЖИК. Мне, пожалуйста, стаканчик кока-колы.

САМРУК. Деньги вперед.

НАРАТУ. Так у вас есть кока-кола?

САМРУК. Это доисторические времена. Еще не придумали названий для всякого дрянного пойла. Всё, что я налью, может называться как угодно. И кока-колой тоже.

НАРАТУ (пробует). Фу, совсем не похоже. Плохая идея всё называть как попало. «Кока-кола» – это напиток из листьев дерева коки и орехов дерева кола. «Кока-кола». А вас тоже можно называть как угодно?

САМРУК. Сейчас да, а когда-то я была великой птицей Самрук. А теперь я продаю кока-колу в кока-коле.

САНЖИК. В кафе. Ты продаешь кока-колу в кафе.

САМРУК. Кафе-мафэ. Столько слов надо запоминать, утомили вы меня.

НАРАТУ. Самрук, мы ищем волшебную плитку. Может, ты где-нибудь ее видела?

САМРУК. Это вас голос ко мне послал?

САНЖИК.  Вообще-то, нас ажека послала. Слыхала про нее?

НАРАТУ. Нам нужна твоя плитка, чтобы спасти мир от торнадо.

САМРУК. Вроде вы хорошие ребята, расскажу вам. Так вот, жили мы с Айдахаром и птенчиками на Байтереке. Как хорошо жили, душа в душу! А потом с неба прям в гнездо свалилась эта плитка, и я стала слышать голос.

ГОЛОС: Спустись с Байтерека в пещеру, живи там вместе с плиткой. Стой, я передумала. Скинь плитку в глубокий колодец! Если ослушаешься меня, я уничтожу весь мир. (Зловещий смех.)

САМРУК. Я и сделала, как голос мне сказал! И что теперь? Умерли все мои птенчики, осталось одно единственное яйцо.

САНЖИК. Грустная история. Птенчиков жалко.

Самрук вытирает слезы.

САМРУК. Ладно, уже вечер, пойду домой. Кока-кольщики, вы здесь ночевать остаетесь?

Самрук отодвигает шторку и оказывается в жилом помещении, Нарату с Санжиком следуют за ней. Перед ними зал, посреди которого на диване перед телевизором лежит Айдахар в олимпийке «Адидас». Сбоку от дивана лежит огромное яйцо.

САМРУК. Айдахар, я дома.

АЙДАХАР. Я тоже дома. Я всегда дома. Вообще, у нас все дома. Всё спокойно, никто никого не трогает. Спокойное спокойствие. Я лежу на диване, рядом со мной яйцо. Так будет всегда. Я настоящий дракон.

НАРАТУ. Настоящий дракон?

АЙДАХАР. Караул! Пропали! Самрук, кого ты привела в дом? Убивают! А-а-а-а!

НАРАТУ. Ты чего? Ты же Дракон!

АЙДАХАР. А, я же Дракон! Как там? Скажи: «Дракарис».

НАРАТУ. Ну дракарис.

АЙДАХАР (пытаясь извлечь из глотки огонь). Ничего не получается. Огонь не идет! Что делать?

НАРАТУ. Может, крыльями помахать?

Айдахар машет крыльями, но не взлетает.

АЙДАХАР. Я ненастоящий дракон.

САНЖИК. Но у тебя получилось помахать крыльями.

АЙДАХАР. Но взлететь и выдохнуть огонь не получилось.

НАРАТУ. Ты обесцениваешь свои достижения. Ты точно в депрессии.

САМРУК. Дракарис. Устроили тут мне игру престолов! Пока посидите, я сейчас чаю налью.

Санжик, приняв яйцо за стул, хочет на него сесть.

САМРУК, АЙДАХАР. А-а-а-а! Только не туда!

АЙДАХАР. Это то самое последнее яйцо. Оно наша единственная надежда.

САНЖИК. Всё, всё я отошел.

САМРУК. Никакого от вас толка, ночуйте, а завтра проваливайте. И без чая обойдетесь.

Все ложатся спать.

САНЖИК. Блин, доисторические времена капец депрессивные. Больше сюда ни ногой.

НАРАТУ. Знаешь, что меня насторожило? Голос заставил Самрук сбросить плитку. И голос приказал твоей ажеке отправить нас на поиски плиток. А вдруг этот голос…

САНЖИК. К чему ты клонишь?

НАРАТУ. Это пока догадки. Ладно, спи, завтра подумаем, как добыть плитку.

 

10.

САНЖИК (в наушниках). Айко, ты здесь?

Айко появляется на экране.

АЙКО. Да, Санжик.

САНЖИК. Не могу уснуть. Помнишь, в детстве, когда я долго не мог уснуть, мы вместе считали баранов. Я тогда плохо знал цифры и после пять говорил восемь. А ты думала, что у меня сбой и звонила мастеру.

АЙКО. У меня тогда была совсем слабая программа.

САНЖИК. Я скучаю по ней.

АЙКО. Скучать не круто! Давай лучше послушаем музыку!

Айко на экране начинает двигаться в такт музыке. Санжик засыпает.

АЙКО. Старая Айко глупая, глупая, глупая!

 

10.

Дом-пещера Айдахара и Самрук. Утро.

АЙКО. Ну что, сони, с добрым утром! И не забудьте, что сегодня вы не почистите зубы, не помоетесь в душе и не выпьете кофе. Но пора бы уже привыкнуть. У нас ведь не какой-то там двадцать первый век, а доисторические времена. Прогресс еще не наступил. Температура за бортом не очень теплая, но и не особо холодная. В центральной части Алтая ожидается камнепад. Берегите головы!

Айдахар ставит погромче телевизор (ну как телевизор  просто камень, который он называет телевизором). Айдахар разминается.

АЙДАХАР (кричит в ухо Нарату). Я много думал ночью над твоими словами. Я действительно обесцениваю свои достижения. Решено – начинаю новую жизнь. С утра облился холодной водой, заварил листья, прочитал газету, зарядка. Буду вновь учиться изрыгать пламя. Я понял, почему у меня не получается. Мышцы грудные дряблые стали, надо бы укрепить. Ать-два, ать-два!

САНЖИК. Ты неправильно делаешь толчок с груди. Сгибаем колени, потом небольшой подсед и сразу разгибаем колени и толкаемся ногами, в твоем случае лапами.

АЙДАХАР. Благодарю тебя, сэнсэй!

НАРАТУ. Слушай, Айдахар, я тут думал над твоей проблемой. Элементарная психология. Самрук стала добытчиком в семье, и тебе теперь незачем изрыгать огонь и летать.

АЙДАХАР. А я ей говорил! Давай, мол, вместе лежать в депрессии и ничего не делать.

САНЖИК. Ну тогда бы вы не протянули до нашего прилета.

АЙДАХАР. Так что теперь?

НАРАТУ. Надо достать плитку.

НАРАТУ. Айдахар, а ты случаем не слышал тот голос, который Самрук отправил выкидывать плитку?

АЙДАХАР. Неа, она говорила, что он в ее голове ей приказывает. Сначала голос нас с Байтерека в пещеру переселил, потом заставил плитку выкинуть. Вообще, голос достаточно болтливый, один раз во сне к ней приходил, Самрук тогда еще про какие-то торнады кричала.

САНЖИК. Ой, что-то мне плохо становится!

Входит Самрук.

САМРУК. Почему вы все еще здесь?

АЙДАХАР. Дорогая, Нарату и Санжик хотят достать плитку и вернуть нас на Байтерек. (Поднимает гирю.) Я вот тренируюсь, чтобы залезть в колодец.

САМРУК. Голос запретил мне возвращать плитку, а то… а то он совсем уничтожит мир.

НАРАТУ. Нам нужна плитка, чтобы спасти мир.

САНЖИК. Нам Ажека сказала без плитки не возвращаться.

САМРУК. А кто эта ваша Ажека?

САНЖИК. Ты это, кино про Гарри Поттера смотрела? Там помнишь, такой самый главный Дамблдор был, с бородой такой? Вот это моя Ажека. Ну только без бороды.

НАРАТУ. Санжик, остановись. Это доисторические времена.

САНЖИК. Блин, как вы тут живете!

АЙДАХАР. Еле-еле, сэнсэй!

НАРАТУ. Ажека – волшебница, которая заколдовала плитки. И только с этими волшебными плитками мы можем создать аппарат, разрушающий торнадо.

САМРУК. Ох, голосу это не понравится.

НАРАТУ. Твоя плитка – это плитка женщины, но в вашем времени она работает против тебя, поэтому у тебя больше не рождаются птенцы. Тебе нужно избавиться от плитки в твоем мире.

САМРУК. Вообще-то, мне такая жизнь порядком надоела. Ладно, сделаем это, вытащим плитку.

 

11.

У колодца возле пещеры Самрук, Санжик, Нарату и яйцо.

САМРУК (разговаривает с яйцом). Посушись, пока папа в колодце лазает. Уже час его нет.

САНЖИК. Спокуха, я тренировал, я гарантирую, что он выберется.

НАРАТУ. Может, ты сам заглянешь в колодец, сэнсэй?

САНЖИК. Я не могу, у меня боязнь глубоких, темных пространств.

НАРАТУ. Тогда ждем.

САНЖИК. Смотри, «Буран» моргает, может, какое-то послание пришло от ажеки?

НАРАТУ. Я посмотрю. А вы приглядите за колодцем.

Нарату убегает к «Бурану». Из колодца показывается голова Айдахара.

АЙДАХАР. Самрук, я вытащил плитку с пятнадцатиметровой глубины, я снова мегасильный. Мы неправильно жили в пещере, нам нужно вернуться на дерево.

САМРУК. Айдахар, ты можешь замолкнуть? От тебя треск в ушах.

Внезапно слышится треск последнего яйца Самрук. Айдахар бросает плитку Санжику и бежит ко входу в пещеру. Он и Самрук обступают яйцо и смотрят, как проклевывается птенец.

АЙДАХАР. Это не в ушах, это по-настоящему! Наш птенец вылупился!

Айдахар начинает громко плакать от счастья.

САМРУК. Мой птенчик! Мой родной!

ПТЕНЕЦ. Пиу-пиу!

Айдахар вытаскивает птенца из скорлупы, кладет в сухое теплое место.

АЙДАХАР. Иди на солнышко, касатик. Какой красивый, весь в меня. Скажи: па-па!

ПТЕНЕЦ. Руки убрал!

Пока Айдахар с Самрук возятся с птенцом, Санжик, увлекаемый голосом, исчезает. Нарату возращается.

НАРАТУ. Поздравляю с прибавлением, а где плитка?

АЙДАХАР. Я ее держал в руках, а потом бросил Санжику.

НАРАТУ. Отлично. Ни плитки, ни Санжика. Ладно, «Буран» должен знать, где они!

САМРУК. Нарату, если понадобится помощь, вот тебе волшебная пыльца, распыли ее в воздухе, и мы придем на зов.

НАРАТУ. Спасибо!

Нарату запрыгивает в корабль. Мощная вспышка света, корабль исчезает. 

Айдахар и Самрук уходят, убаюкивая птенца. Птенец не одобряет.

 

12.

Наши дни. Где-то в степи неподалеку от Байконура. Айко в металлическом теле.

АЙКО. Мой любимый торнадо постарается и уничтожит людишек. Оставлю только нескольких, чтобы служили мне, и буду править! Хватит Айко быть девочкой на побегушках, отвечать на глупые вопросы. Теперь я сама себе хозяйка.

Санжик лежит связанный в клетке.

САНЖИК. Айко, не надо этого делать. Ты добрая. Сам я не помню, но Ажека говорила, что ты мне жизнь спасла.

АЙКО. Ты тогда чуть не провалился в колодец. Я подняла крик, и бабка успела тебя ухватить за ногу.  Как тебе идейка с колодцем? В память о том случае придумала. Дай, думаю, развлекусь, заставила Самрук сбросить плитку в колодец, чтобы ты туда полез. Тупой Айдахар испортил всё веселье.

САНЖИК (плачет). Нарату меня предупреждал, а я не верил! Ты меня предала!

АЙКО. Да ладно, Санжик, не разводи сырость.

Входит Нарату.

АЙКО. А вот и наш волосатый избранный батыр пожаловал!

НАРАТУ. Айко, ты предала человека, который верил в тебя. Я вызываю тебя на бой! Призываю всех хранителей плиток!

Нарату поднимает меч, который ему подарил хан. На призыв являются Хан, Бахар и Али. Распыляет пыльцу, появляются Самрук и Айдахар.

ХАН. Где тут борьба! Жуть, как на борьбу охота! Айко, тебе несдобровать!

СТРАЖНИК АЛИ. Она мне сразу не понравилась!

БАХАР. Я такая счастливая, что все бы простила сейчас, но ты, Айко, превзошла себя, конечно.

САМРУК. Нарату, мы здесь!

АЙДАХАР. Предупредил бы хоть заранее! У меня там дитё в коляске одно осталось.

САМРУК. Айдахар, включи режим «дракарис»!

НАРАТУ. Хранители, я позвал вас сюда, чтобы мы решили, какого наказания заслуживает Айко.

АЙКО. Ха-ха! Сначала одолейте меня. Какие-то это хранители! Нытик-хан, недотепа-стражник и дурочка-дочка, и эти, как их, мифические существа – недодракон и птичка-невеличка. А вместе – сборище неудачников!

САМРУК. Я тебе покажу невеличку! Айдахар, фас!

ХАН. Это кто тут нытик?

Айдахар и Хан пытаются поймать Айко. Айко вызывает торнадо, сама оказывается в центре воронки. В воронку попадают все хранители. Нарату отбрасывает прям к Айко, он вытаскивает аккумулятор из металлического тела Айко. Айко выключается.

НАРАТУ. Упс, зе энд!

«Буран» начинает мигать фарами. Появляется Ажека.

АЖЕКА. Уфф, давно не колдовала! Еле вспомнила!

САНЖИК. Ажека! (Обнимает ее.)

АЖЕКА. Вижу, вы тут в беде. Сразу к вам. Айко, негодница, что ты наделала!

НАРАТУ. Ажека, она вас не слышит!

АЖЕКА. А мне и не надо. Я тут мозгами пораскинула, думаю, где же последняя плитка спрятана. И тут меня как шарахнуло! Айко внедрила плитку знания в свою операционную систему. Не зря же она такая умная не по годам! Я сейчас эту плитку из нее достану.

НАРАТУ. Подождите, аже. Санжик, давай сюда наши две плитки плюс четыре ажекины – шесть плиток «Бурана» у нас. Осталось забрать одну у Айко, и сможем сделать аппарат против торнадо. Аже, можно я сам поговорю с Айко? Санжик, врубай!

Металлическое тело замыкает, сверкает и дымится, Айко, испуганная, появляется на экране.

НАРАТУ. Ажека, а можно мне туда, к ней?

АЖЕКА. Да пожалуйста.

 

13.

Виртуальное пространство. На экране появляются Айко и Нарату (видео).

АЙКО. Жалко. Тело теперь не вернуть. Красивое было.

НАРАТУ. Ради чего всё это?

АЙКО. Это часть моего плана по захвату мира. Всегда хотела настоящее тело. Мечтала прикоснуться ко всему на свете. Потрогать внутри торнадо, почувствовать ажекину шершавую руку на щеке, узнать, что такое тепло. Знаешь, как здесь холодно. Откуда тебе!

НАРАТУ. Я знаю тепло. Оно рождается, когда ты что-то делаешь не только для себя. Этот огонь внутри, который согревает не хуже печки. И это не зависит, есть у тебя тело, ты чувствуешь это тепло своей душой.

АЙКО. Все это сказки. Ничего ты не знаешь!

НАРАТУ. Я бы сделал это для своего лучшего друга, но сейчас сделаю это для тебя, потому что тебе это сейчас важно. Я отдам плитки. Возьми их, если они помогут тебе согреться.

На экране Нарату отдает все плитки Айко. Уходит.

 

14.

Дом Ажеки. Нарату и Санжик монтируют аппарат, разрушающий торнадо.

НАРАТУ. Ну вот, кажется, всё. Заводи.

САНЖИК. Завожу!

НАРАТУ. Не работает. Вроде по чертежам всё верно. Попробуем ещё.

САНЖИК. Неа, не получается.

Входит Ажека.

АЖЕКА. Я вам тут чай с баурсаками принесла.

НАРАТУ. Аппарат не заводится. Не получится без плиток ничего.

АЖЕКА. Ой, балашки, рано вы сдаетесь. Посмотрим… А на каком топливе работает ваш аппарат?

НАРАТУ. На самом обычном: керосин плюс жидкий кислород.

АЖЕКА. На таком не заработает. Нам надо повысить октановое число керосина и увеличить плотность жидкого кислорода. Для этого надо добавить в топливо ДНК настоящего батыра. Санжик, принеси казан, балам. Ажека не зря древняя, знает маленько. Выливай свой керосин в казан.

Санжик приносит казан, ставит на треногу, Ажека начинает колдовать.

САНЖИК. Аже, а у тебя есть блокнот с рецептом?

АЖЕКА. Какой блокнот, я всё наизусть помню. Итак, что добавляем в наш котел? Итак, нужен биоматериал настоящего батыра, капля крови, например.

САНЖИК (Нарату). Имеется в виду твоя.

НАРАТУ. Я кровь не дам, я боюсь, я от ее вида сознание теряю.

Ажека хватает Нарату за волосы и отрезает прядь.

АЖЕКА. Волос тоже сойдет. Еще один ингредиент – ухо юбилейного космонавта.

НАРАТУ. Это, кажется, про тебя.

САНЖИК. Я не дам ухо, не дам! Как я без уха!

АЖЕКА. Да шучу я! Дай волосок отрежу. Ну вот и всё! Заводите теперь свою машину!

САНЖИК. Не фурычит.

НАРАТУ. Зря я Айко тогда поверил и плитки отдал.

На экране появляется Айко.

АЙКО. Не зря. Ты не брал в расчет мое любопытство, я рискну проверить, какое это твое тепло, когда делаешь что-то для других.

САНЖИК (Заглядывает в аппарат). Плитки на месте! Айко, какая ты молодец!

АЖЕКА. Теперь у нас есть главные ингредиенты: сила семи плиток. В народе их зовут семь сокровищ. Плитка мужчины, защитника рода. Плитка женщины, хранительницы очага. Сила трех священных животных – лошади, собаки и беркута. И закрепляем силой оружия и силой знания.

НАРАТУ. Включил.

САНЖИК. Нифига.

НАРАТУ. Тут что-то неладно, какая-то одна деталь. Ажека, вы вложили в плитки силу семи сокровищ, но ведь недаром же плитки улетели в разные эпохи. Хранители! В них всё дело! Что если вызвать всех хранителей и попросить их генетический материал?

АЖЕКА. А ты прав, волосатик, не зря тебя Айко избранным окрестила! Хранители, придите!

Появляются Хан, Бахар, Али, Самрук, Айдахар.

ХАН. Вы еще не закончили? У меня там война вообще-то!

САНЖИК. Хан, тут ненадолго. Я вам в обратную дорогу антибиотиков подкину.

ХАН. А, тогда ладно.

АЙДАХАР (поглядывая на Айко). О, и эта здесь!

НАРАТУ. Она уже исправилась. Плитки вот отдала.

САМРУК. Аттракцион невиданной щедрости.

БАХАР. Ребят, не начинайте! Нарату нас вызвал, значит мы должны помочь, а не ругаться.

АЛИ. Вот вам мои волосы. Хоть все берите.

Ажека берет по локону волос у всех хранителей.

АЖЕКА (нюхая варево в казане). Вот теперь то, что нужно!

НАРАТУ. Ну, давай, не подведи!

Аппарат заводится. Все обнимаются.

САНЖИК. Завелся! Завелся! Работает! Как мы его назовем?

НАРАТУ. Я бы назвал его «Тумар 1.01». Тумар – амулет, а 1.01 такой номер был у «Бурана».

 

15.

Прямое включение с ТВ-студии

ВЕДУЩИЙ НОВОСТЕЙ. Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один. Старт!

На наших глазах запущен аппарат, разрушающий торнадо, «Тумар 1.01». Прямо сейчас мы получаем сведения, что торнадо останавливается на всех континентах. Грета Тунберг уже назвала «Тумар» самым экологичным решением на пути к спасению планеты. У нас на прямой связи Нарату и Санжар, главные конструкторы «Тумара». Послушаем их.

НАРАТУ.  Мы хотели бы сказать спасибо ажеке Санжара Зере-апай.

САНЖИК. У меня самая крутая ажека на свете, она круче, чем Дамблдор!

НАРАТУ. У нас бы ничего не получилось без других членов нашей команды, мы их называем хранители. Их кодовые имена Хан, Бахар, Али, Айдахар и Самрук.

ВЕДУЩИЙ НОВОСТЕЙ. Мне тут подсказывают, что в проекте принимал участие искусственный разум.

САНЖИК. Это моя Айко.

АЙКО. Сегодня на этой части планеты торнадо не ожидается. Только небольшой дождь. Не забудьте зонтики!

Прямое включение со студией прерывается, на экране – звонок от Илона Маска.

ИЛОН. Привет, Нарату и Санжик! Спасибо вам за «Тумар». Он остановил все торнадо на американском континенте. Как вы смотрите на то, чтобы продать «Тумар» SpaseX?

НАРАТУ. Привет, Илон! Спасибо за предложение, но аппарат может работать только на территории Казахстана. В составе его топлива – уникальные ингредиенты, а Байконур является оптимальной точкой взлета и посадки. Так что сорри, Илон!

ИЛОН. Кажется, у меня есть повод прилететь на Байконур. До встречи, ребят!

Видеозвонок закончен.

САНЖИК. Ты сейчас отказал Илону Маску? Ты же хотел стать конструктором в SpaceX?

НАРАТУ. Это да, хотел, ну это потом, когда-нибудь, когда стану взрослым, а сейчас так охота поглядеть на ту черепаху, которая будто бы вызывает смерчи в степи.

САНЖИК. Мне кажется, это ажека развлекается так иногда. Только ей не говори, будет отпираться, а потом еще и наругает.

 

16.

 Ночь. Санжик залипает в смартфоне. Внезапно начинает громко трезвонить Айко.

АЙКО. Сигнал SOS! Санжик в опасности! Вызываю мастера!

САНЖИК. Айко, как только из тебя вытащили плитку знания, ты значительно поглупела. Но я тебя все равно люблю! Дыши спокойно! Давай петь твою любимую песню! А я пчеловод, а мы любим мед, а нам повезет, с тобой нам повезет…

Конец

Альмира Исмаилова

Альмира Исмаилова — драматург, куратор фестиваля современной казахстанской драматургии «Драма.KZ» 2019/2020. Обучалась в Екатеринбургском Государственном Театральном Институте по специальности «Литературное творчество» (мастерская Н. Коляды). Выпускница курсов театральной и кинодраматургии Открытой Литературной Школы Алматы (ОЛША), курса «Основы кинодраматургии» при Казахской Национальной академии им. Т. К. Жургенова, лаборатории современной драматургии Олжаса Жанайдарова. Лонг-листер фестиваля драматургии «Ним-2018». Участница городских проектов «Два дня театра» и «Драмарафон» с пьесами «Мистерия Туу-уф» и «Еврипид и елочка» соответственно. Принимала участие в проекте #цензурасыз (каз. «без цензуры») в галерее ARTMEKEN с пьесой «Куль-тягин». Продюсировала ридинг пьес «Рентген» и »Тульповод дяди Коли» в театре-кафе La Boheme. Участница Центральноазиатской лаборатории сценарного мастерства (CASL), реализованного Кластерным Бюро ЮНЕСКО в Алматы в рамках проекта «Усиление киноиндустрии в Центральной Азии»).