Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№34 • июль 2022

Еркіндік. Рецензия на книгу Ануара Дуйсенбинова «Рухани кенгуру»

Если предположить, что задачей поэзии является формирование явлений, выходящих за пределы человеческого эмоционального спектра, то первая поэтическая книга Аунара Дуйсенбинова является воплощением свободы. Свободы языковой, свободы сексуальной, свободы вековой, свободы визуальной, свободы пластической, свободы сознательной, политической и полиритмической. Какой угодно, но свободы.

Если говоришь «а», то следует говорить и «ә».

Свобода языковая

Билингвальная природа поэтики Ануара, его врождённое чувство языка и времени позволяет свободно переходить границу между русским и казахским языком, а точнее нащупывать баланс между ними. Неподготовленному читателю можно воспользоваться русско-казахским словарём, заботливо представленном в конце книги, чтобы понять отдельные моменты и читать её как подстрочник. Но для того, кто жил в языковой среде, из которой выросла книга Ануара, уготована особая радость узнавания: она очень точно воплощает мышление казахстанца двадцать первого века. Позволю себе длинную цитату (сложно остановиться из-за этого текучего синтаксиса) из стихотворения «Метаморф», в котором Ануар неожиданно переходит на территорию Бродского с его прихотливыми анжамбеманами и въедливой умозрительностью:

 

Очень странно переживать за казахский по-русски,

ностальгировать по кумысу после ламбруско,

поглядывать на тощих в узком

 

кругу предпочтений. «Дүкен» ставить слева от

названия, вместо «дүкені» и справа. От

Прометея задуло, не дав достигнуть каспийских вод,

 

рассветным, розовым размахом крыл фламинго.

Простите мне сомнительное билингва,

но сөз порой вырывается из-за лимба,

 

и тут же прячется назад за недостатком

образования. На нёбе сидит осадком.

Пробуя кончиком языка, о сладком

 

вспоминаешь детстве: густую и мягкую шерсть

треплешь, слушаешь о Пророке, и в этом есть

ключевое об әже, к которой стоило подсесть,

 

как она надевала очки, лежавшие на стеллаже.

Доставала Коран Карим в издании, которое уже

тогда не было предназначено для продажи.

 

Свобода сексуальная

«Рухани кенгуру» ­– ошеломительно откровенная книга. Лирический субъект в ней находится в документальной близости к автору, его монологи превращаются в ритмически организованную взволнованную речь. Воспоминания детства, личные письма из будущего, невыразимая нежность в настоящем. «Любить» – самый частотный глагол в этой книге. Абсолютная честность к себе наделяет героя «Рухани кенгуру» особенной уязвимостью перед лицом читателя, но, требуя диалога на равных, также заставляет его раскрыться перед собой и быть готовым к самым беспощадным откровениям о собственной жизни. Это обжигающе страшно, но по-другому эту книгу невозможно прочесть. Любовь и свобода сорадуются друг другу, и только поэзия может помочь человеку выжить в огне между ними.

Свобода политическая.

«Рухани кенгуру» – это своеобразная энциклопедия жизни независимого Казахстана последних десятилетий, поток сознания в русле семьи, обретение свободы через насилие. Индивидуальный бунт против коллективного бессознательного, удушающего и консервативного. Поэзия всегда опережает своё время, и рухани кенгуру совершает мощный прыжок в будущее, оставляя нам светящийся след, указывающий верное направление.

Модернизация закончилась, но остался один своевременный вопрос: достаточно ли жангырнулось современное общество?

Свобода полиритмическая

«Рухани кенгуру» – одна из тех редких книг, при чтении которых можно услышать музыку. В данном случае это пульсирующий степной бит, успешно подхваченный прекрасным аудиохудожником Рустемом Мырзахметовым на одноимённом альбоме совместного с Ануаром проекта «Балхаш снится». Это цепкий и терпкий бит, идеально подходящий для танцев в Зионе.

Своевременный выход  полноформатного  поэтического сборника Ануара Дуйсенбинова – это значимое событие для современной казахстанской литературы, в течение последних тридцати лет  готовившей и удобрявшей почву для появления нового поэтического языка, в полной мере реализовавшегося в поэтике Аунара. Наследие битников живёт и здравствует в казахской степи.

Свобода прирастает.

И это прекрасно.

P.S. Искренне желаю этой книге вдумчивых и чувственных читателей, танцующих на одной волне с автором. А место в истории ей уже обеспечено.

Иван Полторацкий

Иван Полторацкий — поэт, филолог, преподаватель. Родился в Алма-Ате в 1988 году. Там же прошел литературный мастер-класс ОФ «Мусагет». В данное время живет в Новосибирске. Публиковался в журналах «Аполлинарий», «Знамя», «Сибирские огни», «Шо» и «Ышшо одын», на сайте «Полутона». Автор пяти поэтических сборников.