Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№35 • август 2022

системный сбой

***

Я когда-то любил поездатость

и плацкартно-купейность пути.

Чтоб стакан в подстаканнике брякал,

чтоб на станции Тихая Сапа

на перрончик щербатый сойти.

 

Эх, перроны бесчисленных станций,

вы похожи один на другой.

Без понтов и особого глянца,

но зато – с неизменным румянцем –

пи-ро-жи-щи (с ладонь!), бог ты мой!..

 

Поездатость прошла-пролетела,

что отнюдь не мешает мне жить.

Я – своё повзрослевшее тело –

безо всяких вагонов и стрелок,

на авто попривыкший возить.

 

Сам себе проводник и диспетчер,

потому и вольготнее путь.

Но когда по дороге вдруг встречу

пассажирский состав, то на сердце

будто что-то скребёт по чуть-чуть...

 

 

про критерий

С квадратной головой на тонкой шее,

едва держась на кривеньких ногах,

идёт поизносившийся критерий,

ища разумно-вечное в стихах.

 

А ведь когда-то толстый и здоровый,

и головой округлой, словно мяч,

он был для многих неким эталоном:

ехиден в меру, честен и горяч.

 

Увы-увы... всё у́же коридоры;

всё ниже и грязнее потолки.

Критерий измельчал – он редко спорит,

лишь походя роняет матерки

в толпу, в небытиё, – как в пустоту.

И слышит вслед: «Ату его, ату!..»

 

Ещё чуть-чуть пройдёт – и упадёт...

Да только это многих не е...[зачёркнуто] беспокоит

Критерий – что мифический биткоин...

 

 

[про частности]

человечков лепит из глины

и вдыхает в них души старик

а что дальше? ему всё едино

это просто божественный бзик

 

вот [бормочет ваятель] вам солнце

вот вам воздух песок и вода

ну а если кому-то неймётся

обращайтесь ко мне иногда

накидаю каких-нить ништя́ков

но учтите – не хватит на всех

если кто вознамерится вякать

совершит несмываемый грех

 

сотворение мира – полдела

сотворил – и трава не расти

он задачу-то выполнил в целом

ну а частности... мать их ети

 

 

системный сбой

бытие – это хождение по минному полю

или же по плёнке поверхностного натяжения

что называется нормальной жизнью

 

одно неосторожное движение

и ты подорвался или утонул

 

не навсегда и не совсем

но приятного согласитесь мало

собираться в кучку каждый раз

чтобы снова и снова ошибаться

 

мне бы научиться ходить по воде аки посуху

не ради того чтобы прослыть очередным мессией

и без меня хватает спасителей человечества

 

тут всё намного проще и меркантильней:

поверхностное натяжение не нарушать

доставляя себе и другим неудобства

 

такое вот моё желание

можете назвать его жлобством

 

а можете недоверлибровым недостихом

со случайной мать её рифмой

 

а это просто системный сбой

недопонятого мной алгоритма

 

 

девальвация

...сказано всуе, сказано между прочим, –

сказанным на лету, что бывает часто.

сколько таких никчёмных – из слов – цепочек

типа привычных нам «как дела?» и «здрасьте»?

 

шарканье ног толпы заглушает звуки,

многоголосый хор притупляет нервы.

хочется крикнуть «стоп, прекратите, суки,

изо всего живого катать консервы!..»

 

 

[сюрреальность]

В тишине мастерской, от мирского вдали,

не твори идеалов на месте пустом,

не ищи для себя оправданий благих –

так накличешь беду (настоящую) в дом.

И под рухнувшим небом, на шатких мостках,

проклиная судьбу (но отнюдь не себя),

будешь горько жалеть о былых миражах

и о том, сколько вложено было труда

ради призрачных целей и мнимых побед.

Стороною пройдёт настоящая жизнь –

в нереальных мечтаниях счастия нет.

Есть такой парадокс –

сюр-реальный трагизм.

 

 

кому что

Быть сорняком на междурядье

порой гораздо веселей,

когда в одном ряду – всё бляди

в другом – льстецы, что льют елей –

да так усердно (до усерья),

что превратишься в чупа-чупс.

И блядство, смею вас уверить,

ничем не лучше лизоблюдств.

Сорняк – свободен, бесшабашен.

Он не стремится в закрома.

Всех скосит жизнь. И перепашет.

И превратит в кусок дерьма.

 

 

чух-чух-пох

Не фильтрую базар,

вообще ничего не фильтруется:

человеки, события, прочая куча-мала.

А моя голова – это просто зелёная улица,

будь иначе – реальность с ума непременно б свела.

 

Это вовсе не значит,

что тупо плыву по течению

топором из чугуева-града промеж берегов.

Всё в порядке со слухом, тактильностью, зрением –

только чаще и чаще включается клавиша "off".

 

Зависаю в себе –

всё же лучше, чем видеть действительность,

от которой на лоб вылезают порою глаза.

Это, знаю, пройдёт. И опять будет всё охуительно.

Не впервой над парижем лететь, отключив тормоза.

 

 

мечтательное

мир подобен громадной лодке

с пассажирами без билетов:

самовыродки, самородки –

да кого только там, блять, нету.

 

экстраверты, шуруповёрты,

генералы и просто бляди.

каждый третий – с рожденья мёртвый,

каждый пятый – маркиз-де-саден.

 

кто ведущий, а кто ведомый,

кто и вовсе в анабиозе.

а по сути-то – все ебомы,

только разные, сцуко, дозы.

 

мне бы, йопта, побыть пингвином,

в одиночестве куролеся.

рассекать океан на льдине,

распевая обсценно песни.

 

иногда приставая к брегу

с пингвин`ихами пообщаться.

вот такая мне мнится небыль,

вот такое хочу я счастье...

 

 

по кругу

бывают дни

из лучших побуждений

без цели получения презентов

себя готов растратить без остатка

на всякие аморфные дела

и грузишься

проблемами чужими

в надежде что кому-то это нужно

крадёшь своё оставшееся время

хотя и знаешь

это всё фигня

 

но ты идёшь

скорее по привычке

до точки фиолетового цвета

инерцией достигнув апогея

чтоб к жизни возвратиться

через смерть

бесцельно-ватных псевдоотношений

в хуёвеньком театрике амбиций

...но через время

тянет на голгофу

заведомо надуманных страстей

 

 

игра

я циник но не более чем вы

которые поборники морали

всё индивидуально

се ля ви

и как бы мы её ни проживали

 

всё обнулит последняя черта

когда придём на всем известный финиш

где чуть передохнём

и снова старт

к неведомой пока ещё вершине

 

хотя быть может вовсе я не прав

насчёт возможных стартов-инкарнаций

не будет ни заслуженных халяв

любителям прижизненно стрематься

 

ни всяких кар для циников как я

всё кончится довольно прозаично

всех поглотит родимая земля

оставив \в лучшем случае\ табличку

 

где обозначат цифрами с тире

отрезок бытия

и тем и этим...

и потому в навязанной игре

не хочется играть по трафарету

Михаил Кривоногих

Михаил Кривоногих — родился 7 января 1960 года. Жил на Алтае, в селе Черемное, под Барнаулом. Публиковался в интернете под различными псевдонимами, но многим известен как Stickler. Скоропостижно ушёл из жизни 28 мая 2021 года.