Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№35 • август 2022

Рассказы

Перевод с казахского Дины Махметовой

Бастау[1]

 

22 июля 2201 года, глобальная мыслесфера Земля

Седьмая мировая война не за горами?

С начала своей истории человечество не прекращает вести войны. Похоже, что и сейчас мир находится на грани катастрофы. Причина этому древнее захоронение, найденное в степях Центрального Казахстана. Этот археологический памятник, обнаруженный на глубине двадцати пяти метров и получивший название «Бастау», стал научной сенсацией. Конечно, такая новость не могла пройти незамеченной: в прозрачной вакуумной капсуле были найдены хорошо сохранившиеся тела инопланетян мужчины и женщины. Чтобы подтвердить или опровергнуть одну из самых спорных теорий происхождения человека, казахстанские учёные позвали в свою команду коллег со всего мира.

По мнению археолога, доктора исторических наук Сырдарии Сайлаубаева, найденные инопланетяне были прародителями человечества Адамом и Евой. Он считает, что они похоронены в капсуле, в которой прилетели на Землю. Ведущие историки, биологи, физики и химики со всего мира собрались в Казахстане. Однако открыть капсулу оказалось непросто. Физику Эдварду Рюку потребовалось два месяца, чтобы найти скрытый механизм разблокировки. И вот тела инопланетян предстали взору исследователей. Проведённые тесты показали, что геном этих существ, значительно превышающих по размерам вид Homo sapiens, отличается от человеческого, что позволяет им быть более устойчивыми к крайне высоким и крайне низким температурам.

Пока историки и археологи не знают, на каком языке говорили пришельцы и как звучали их имена. Когда-нибудь мы узнаем и это.  Сейчас не может не радовать, что тайна происхождения человека близка к разгадке. Однако идея инопланетных Адама и Евы нравится далеко не всем. Фундаменталисты разных мастей объединились и объявили войну науке. Возникают серьёзные опасения, что эти раздоры обойдутся человечеству слишком дорого.

 

5 августа 2201 года, глобальная мыслесфера Земля

Ждёт ли нас закат человечества?

Археологический памятник «Бастау» стал источником ещё одной серьёзной проблемы. Все учёные, находившиеся вблизи Адама и Евы, скончались через неделю. Люди, с которыми они контактировали, умирают один за другим. Биолог Ким Субек утверждает, что виной всему неизвестный вирус, обнаруженный в останках инопланетян. Стало понятно, почему их захоронили в вакуумной капсуле. Темпы распространения вируса высоки, существует реальная угроза возникновения пандемии. Опасность нового вируса в том, что болезнь протекает бессимптомно. В течение недели у инфицированного поражаются все органы, после чего неизменно наступает летальный исход. В настоящее время учёные разрабатывают защитные скафандры, которые будут бесплатно раздавать населению. Всемирная организация здравоохранения призывает жителей планеты носить скафандры и строго соблюдать правила карантина.

***

          Сидя за компьютером в подземной лаборатории, Тумар вспомнила, как год назад они с Каршыгой ходили на природу. Это было за неделю до того, как нашли инопланетян. Они вышли за пределы прозрачного купола, окружавшего городок, и оказались в настоящем лесу. Эти купола появились полвека назад, когда загрязнение воздуха на планете достигло опасного уровня. Тогда крупные корпорации объединились и построили вокруг всех населённых пунктов защитные полусферы. Очень скоро территории за их пределами превратились в непроходимые леса.

          В этот день Тумар впервые вышла «за стекло». А для Каршыги такие походы были не в новинку: он работал в департаменте по восстановлению исчезающих биологических видов. Тумар запомнила, как они долго шли по узкой тропинке под сенью больших деревьев, как, устав, сели отдохнуть на траву. Густая и мягкая, она приятно щекотала ладони.

          Удивительное чувство! воскликнула Тумар, обводя взглядом лес. Невыносимо думать, что мы могли всё это потерять!

          Ты ещё не видела моря. Давай следующим летом поедем на Арал. Увидишь бесконечную гладь, уходящую за горизонт. Побродишь босиком по тёплому песку, почувствуешь магию природы!

          На волосы Каршыги села ярко-жёлтая божья коровка. Тумар видела такую только в мыслесфере. Она подставила руку и радостно наблюдала за насекомым. От прикосновения крохотных ножек было щекотно.

Так ты согласна ехать?

Да!

Решено, медовый месяц проведём на Арале.

Какой ты странный! Кто так делает предложение?

А ты что, не хочешь?

Конечно, хочу!

***

          Тума-ар! раздался голос над ухом.

Да, Саня?

Что с тобой? Я говорю, что установил программное обеспечение, а ты не слышишь. Зови Джейсона, проведём финальную проверку систем. Если всё работает, как надо, скоро стартуем.

Пока учёные всего мира бились над созданием вакцины, физики из этой лаборатории на юге Казахстана сделали ставку на машину времени. Нужно было торопиться: бастау-вирус распространился по планете, каждый день убивая десятки тысяч людей. Чтобы избежать появления новых очагов заражения, умерших хоронили в вакуумных капсулах. Понимая, что они обречены, вирусологи продолжали исследования, передавая эстафету друг другу. Ассоциация вирусологов составила список, и каждую неделю новый доброволец заменял умершего. Все полученные данные сохраняли в мыслесфере. Однако за год далеко продвинуться не удалось. Определив геном инопланетного вируса, учёные так и не смогли разработать вакцину. Поэтому казахстанские физики решили сконструировать машину времени. Несмотря на то, что многим эта идея показалась абсурдной, их поддержали несколько зарубежных коллег. Группу возглавила Тумар.

И вот работа закончена. Тумар доверили первый полёт. Она должна помешать найти «Бастау» и тем самым предотвратить эпидемию, которая унесла жизнь Каршыги. Глядя на приборную панель, Тумар задумалась. Хотя она убеждала себя, что хочет спасти человечество, в глубине души она знала, что делает это ради одного человека. Они вместе росли в детском доме, Каршыга был ей как брат, а потом стал ещё ближе. Он был для Тумар всем. Неужели она скоро снова его увидит? Финальная проверка систем показала стопроцентную готовность.

Тумар Жарасбеккызы, готовы ли вы отправиться в прошлое? спросил пожилой учёный Джейсон Ван.

Конечно, я давно ждала этого момента!

Вы знаете, что три четверти человечества умерли. Наш биологический вид на грани вымирания. Мощности этого устройства хватит на одно путешествие. Второго шанса у нас, возможно, не будет. Но я в вас верю! Джейсон Ван взял ладони девушки в свои, в его добрых голубых глазах светилась надежда.

***

          Когда Тумар открыла глаза, она увидела, что лежит под деревом. Она попыталась вспомнить, как попала сюда из машины времени, но так и не смогла. Несколько минут она лежала, стараясь собраться с мыслями, и слушала, как над головой поют птицы. Их нежные переливчатые голоса помогли ей успокоиться. Тумар потташнивало, видимо, путешествие во времени не прошло для организма бесследно. Скоро ей стало лучше.

          Повернув голову, Тумар вздрогнула: на поляне спал Каршыга. Он лежал на самом солнцепёке. Тумар подошла и села рядом, всматриваясь в его лицо. Ветер развевал его кудрявые волосы. Оттого что Каршыга часто ходил на природу, его кожа загорела, а тело стало мускулистым и крепким. Светлокожая, с румянцем на щеках, как Кыз-Жибек, Тумар была ему под стать. Говорили, они красивая пара. Тумар смахнула слезу. Ей хотелось разбудить Каршыгу и сказать, что она соскучилась, хотелось не расставаться с ним никогда, но она взяла себя в руки. Рассказать Каршыге про свою миссию Тумар не могла. Непонятно, как он к этому отнесётся, а Тумар не могла поставить под угрозу будущее планеты.

***

          У неё было всего семь дней. До того, как найдут инопланетян.

          Первый день ушёл на дорогу: почти сутки такси ехало по пыльной степи. Рано утром они добрались до границы природной зоны, где велись раскопки. Эта зона имела статус заповедника, поэтому её территория строго охранялась: каждому посетителю выдавали GPS-трекер, перемещаться по заповеднику можно было только пешком.

          От маячка Тумар избавилась почти сразу, подбросив его в сумку одной из туристок. Свернув с туристического маршрута, она с беспокойством ждала появления патруля, но, видимо, в глухих уголках заповедника видеокамер не было. Прошло несколько часов, прежде чем вдали показался огромный котлован.

Спускаясь по широким земляным ступеням, Тумар нервничала. Она не представляла, что скажет археологам, решила импровизировать на ходу.

Эй, девушка в чёрной куртке. Да-да, ты! раздался женский голос.

Тумар подняла глаза и увидела энергичную женщину с короткой стрижкой.

Ты теперь вместо Жолмурата? продолжала та. Профессор Сайлаубаев опаздывающих не любит. Ты знаешь, какой это великий человек? Быть его секретарём непросто. Как тебя? Жайна, да?

Глядя на эту разговорчивую особу, Тумар еле сдержалась, чтобы не улыбнуться. Повезло придумывать ничего не пришлось.

Не теряя времени, Тумар приступила к задуманному. Первым делом она разведала, где находится кухня. Улучив момент, когда повар вышел, Тумар добавила в суп и бочку с водой порошок-галлюциноген. После обеда несколько человек пожаловались на лёгкое недомогание, которое быстро прошло. Все решили, что это переутомление. За ужином Тумар осторожно завела разговор о том, что места эти священные, продолжать раскопки значит гневить духов. Археологи посмеялись, но ночью у них начались галлюцинации: кто-то слышал пугающее постукивание, доносившееся из-под земли, кто-то видел на дне котлована женщину в белом. Сначала никто не отнёсся к этому всерьёз. Но после того как странные видения повторились на вторую и третью ночь, археологи отказались продолжать работу.

Если нас проклянут предки, хорошего будет мало. Вы же видите, все начали болеть, стали видеть призраков, сказал один из археологов на общем собрании.

Другие отмалчивались, робели перед профессором.

Хватит нести чушь! рассердился тот. Если боитесь мёртвых, зачем пошли в археологи? Вам что, не говорили, что придётся раскапывать могилы?

Но вы же сами видите, что происходит…

Давай увольняйся. Таким, как ты, тут делать нечего. И всем, кто в это верит. Буду набирать новую команду, дав понять, что разговор окончен, профессор ушёл.

Раскопки продолжались, но вяло: археологи то и дело прекращали работу, споря о том, как поступить. На следующий день уехала половина группы. Это помогло выиграть время, но по существу проблемы не решало. Проведя бессонную ночь, Тумар поняла, что выход есть только один.

 

22 июля 2201 года, глобальная мыслесфера Земля

Мистика или криминал?

Стали известны подробности нашумевшего преступления. Как мы сообщали утром,  минувшей ночью был убит известный археолог, профессор Сырдария Сайлаубаев. Выяснилось, что женщина, которую в интересах следствия называют Т., под видом новой сотрудницы проникла на место раскопок в Центральном Казахстане. На седьмые сутки она зашла под утро в палатку профессора и нанесла спящему два удара ножом, от которых тот скончался на месте. Особое удивление вызывает тот факт, что Т. оказалась известным учёным-физиком с юга страны. Мотивы своего поступка Т. комментировать отказалась.

Коллеги покойного видят в произошедшем вмешательство сверхъестественных сил: последнее время некоторые члены команды начали видеть призраков. Известно, что они призывали профессора прекратить раскопки. Сайлаубаев отказался. Это вызвало слухи, что действиями Т. руководили духи предков, могилы которых профессор собирался вскрывать.

 

5 августа 2201 года, глобальная мыслесфера Земля

        Согласно резолюции, принятой специальной комиссией парламента, археологические работы в Центральном Казахстане, которые вызвали большой общественный резонанс, будут прекращены. Принимая это решение, депутаты руководствовались тем, что научный проект, против которого, согласно проведённым опросам, выступает больше половины казахстанцев, не может быть продолжен. Учитывая рекомендации комитета по делам религий, комиссия постановила вернуть месту раскопок первоначальный вид.

          И вторая новость к этому часу, связанная с предыдущей. Суд Гуманизма признал Жарасбек Тумар виновной в умышленном убийстве Сайлаубаева Сырдарии и приговорил её к гибернации сроком на двадцать пять лет.

 

 

Сумерки

 

Бабушка Сулухан разбудила внука, ласково погладив по лбу. Аспан беззаботно спал, будто его убаюкивал, взяв на руки, сам Морфей. В открытое окно рядом с кроватью дул тёплый летний ветер. Заходящее солнце окрасило горизонт в яркий цвет мандарина. Поглощая отсветы заката на стёклах, тьма окутывала окрестности. Она заполнила собой и комнату Аспана сразу стало сумрачно. Подволакивая больную ногу и охая, бабушка зажгла свет. Сероватые тени, наполнявшие комнату, испугались электричества и выскочили в окно.

Вечерний сон не взбодрил Аспана. Он присел на кровати, не понимая, утро сейчас или вечер. Бабушка подошла и села рядом, пальцами расчёсывая волосы внука, растрёпанные, как пух утёнка.

Балам, нельзя спать на закате. Когда солнце садится, джинны кочуют.

Аже, какие джинны? Кто сейчас в это верит? усмехнулся Аспан.

Живя в двадцать первом веке, он верил только доказанным фактам и был уверен, что наука вскоре найдёт объяснение всем необъяснимым вещам. Было бы странно, если бы увлекавшийся физикой пятнадцатилетний подросток думал по-другому.  Всё ещё сонный, Аспан положил тяжёлую голову бабушке на колени и закрыл глаза. Бабушка вздохнула, гладя внука по голове:

Эх, балам, для тебя всё, что ты сам не видел, неправда! А мы это видели. Думаешь, наши предки-кочевники ошибались?

Что ты видела, аже? Расскажи!

Сулухан-аже человек другого времени, её истории про детство, в котором были колхоз и артели, казались Аспану чем-то бесконечно далёким. Зная, что бабушка всегда рассказывает что-то интересное, Аспан с любопытством ждал.

На морщинистом лице бабушки появилось выражение печали и страха.

Давно это было, но я помню всё хорошо. Мой брат Костай пришёл из армии. Он был старше меня на десять лет. Наша семья пасла колхозных овец. Вот и Костаю отец поручил ухаживать за отарой. Работа была тяжёлая: Костай вставал ни свет ни заря, возвращался под вечер. Однажды он не вернулся. Солнце село, было уже темно. Мы жили далеко от аула, рядом ни души, расспросить некого. Отец взял младшего брата, ты его видел, это дед Жалгас, и они отправились на поиски. Ушли надолго. Тогда электричества не было. Мы с мамой зажгли керосиновую лампу и стали ждать. Предчувствуя дурное, мама повторяла: «О-о-о, боже-е!» Её тревога мне не передалась, я коротала время, пытаясь погасить едва горевшую лампу: подую огонь почти исчезнет, а потом снова вспыхнет.

Перевалило за полночь. Издалека послышалось блеяние овец. Мама вздохнула с облегчением. Но с отарой вернулись лишь отец и дядя. Они нашли овец у подножия горы, а Костая нигде не было. Отец сразу поехал за помощью в колхоз. Наутро весь аул вышел на поиски. Они обыскали все холмы и овраги, да что толку? Два дня искали, ничего не нашли. Решили, если живой вернётся. Мама за месяц состарилась на десять лет. А я была маленькая, постоянно забывала, что в семье горе.

Ровно через год Костай вернулся. Это было под вечер. Помню, как братишка Бакыт, запыхавшись, забежал в дом.

Мама, мама, Костай идёт! закричал он во весь голос.

Вся семья выбежала ему навстречу. Мама плакала. Костая было трудно узнать. Весь в ссадинах, с седыми волосами, он казался измождённым стариком. На нём была та же одежда, что и год назад, только порванная. И самое страшное он был в беспамятстве. Не знал, кто он, и не узнал никого из нас. Странно, как вообще нашёл дом. На расспросы он не отвечал, сидел, уставившись в одну точку.

Мама сразу послала за знахаркой. Это была крохотная, очень смуглая, морщинистая старушка. Имя Калдыгуль[2] она получила неспроста: её лицо было усеяно родинками. Когда мы с братишкой бывали в ауле, нам нравилось следить за её домом, где всегда было много народа. За исцелением к Калдыгуль приезжали издалека. В доме стоял терпкий запах горных трав. Мы видели, как, выпучив глаза, фыркая и кряхтя от напряжения, Калдыгуль хлестала больного большущей камчой. Нас она прогоняла, крича, что злой дух перейдёт к нам, но, любопытные, мы оставались.

Переступив порог семенящей походкой, Калдыгуль-апа сказала: «Бисмилля, храни нас Аллах!» Маме она велела зажечь адраспан[3]: дом нужно было очистить от злых духов. Когда Калдыгуль осматривала Костая, щупала у него пульс, она была напряжена. Помолчав, она сказала:

  Иногда приходится приносить дурные вести. Я не смогу его вылечить, у него внутри нет джинна. Но в его болезни виноваты они, не один, а целое скопище. Этот парень долго не проживёт.

Сказав это, она вышла. Мама зарыдала, задыхаясь. Пока Калдыгуль-апа не скрылась из вида, я провожала её взглядом, стоя у открытой двери. 

Брат и вправду не протянул долго. Он умер через два месяца. Умирал беспокойно. Под утро, часа в три-четыре, мы проснулись от его крика, бросились к нему. Костай был в сознании, он нас узнал и, плача, обнял каждого.

Что случилось? Где ты был? мы засыпали его вопросами.

Я пас овец и, устав, прилёг на траву. Вечерело, меня стало клонить ко сну. Проснулся от блеяния козы, смотрю: возле меня белая коза, а мои овцы пасутся в отдалении. Коза пошла к овцам, я за ней следом. Вот иду и иду, и такое чувство, будто отара всё время отдаляется. А коза блеет, будто зовёт за собой.

Не знаю, сколько я шёл. Я оказался в незнакомой местности. Сгустилась непроглядная тьма, даже белую козу не было видно. Тут я вспомнил, что такой козы у нас в округе нет. Пытаясь понять, что делать, я услышал гул голосов. Кто это мог быть? Кто бродит ночью по безлюдной степи, не освещая свой путь? Мне стало страшно, но выбора не было, голоса приближались. «Пойдём с нами, с нами», загалдели незнакомцы. Как я ни старался, я не смог их разглядеть. «Вы откуда?» спросил я. Они не ответили. «Мой дом в другой стороне». «Мы доведём тебя до дома», зашумели они.

Мне ничего не оставалось, как пойти с ними. Мы шли и шли. Они не отвечали на мои вопросы. Только галдели и беспричинно смеялись. Солнца всё не было, и казалось, что мы будем идти вечно.

Наконец впереди вспыхнул яркий свет, такой яркий, что я закрыл глаза. Когда мы подошли ближе, я увидел огромную чёрную дверь, стоявшую посреди пустого пространства. Свет вырывался из её замочной скважины. Дверь открылась, и мои спутники ринулись внутрь. Они увлекли меня за собой. Я оказался на незнакомой улице. И тут при свете дня я их наконец увидел. Один был великаном размером с дом, другая красноглазой старухой, третья красавицей с железными ногтями. Их обступили другие существа, злые и уродливые. Они смотрели на меня и дико смеялись. Я закричал, но голоса не было. Я упал в обморок. Когда очнулся, увидел, что лежу в тёмной комнате. Испугался, что снова увижу тех чудовищ, но на мой крик пришли вы.

На рассвете Костай умер. Погоревав, мы предали его тело земле. Его рассказу мы не поверили и решили, что это был предсмертный бред.

Прошло сорок дней. Когда поминки закончились и посторонних в доме не было, отец рассказал, что случилось с Костаем. Как говорят старики, немало повидавшие на своём веку, джинны раз в год покидают страну вечной тьмы и приходят в мир людей. Им нравится пугать людей и смеяться над ними. Когда день подходит к концу, джинны спешат домой. Говорят, что сон маленькая смерть. В это время душа отделяется от тела. Особенно опасно спать на закате, потому что между мирами открывается дверь, и люди могут увидеть или услышать джиннов. В безлюдной местности джинны являются людям в облике козы. Так было и с Костаем. Увидев его, злые существа захотели позабавиться. Превратились в козу и забрали в свой мир. Через год привели обратно. Вот так, золотце! Не зря говорят, что нельзя спать на закате. В это время между мирами существует особая связь. Вот так, балам!

***

  Рассказ бабушки Аспану очень понравился как сказка. Бабушка часто твердила, что много спать вредно, что засыпать и просыпаться надо вовремя. «Наверное, бабушка хотела меня напугать», решил Аспан.

Ночью он лежал, уставившись в смартфон, и утром с трудом собрался в школу. Весь день ходил сонный. Вернувшись домой, рухнул на кровать. Ему приснилось, что он идёт по бескрайней зелёной степи. Природа была такая красивая, что глаз не оторвёшь. Степь пестрела белыми и жёлтыми цветами. Аспан сорвал цветок и поднёс к лицу, вдыхая его аромат. И тут увидел белую козу, которая обнюхивала его брюки. Коза толкнула Аспана, и стоило ему упасть, как она превратилась в красноглазого великана. Аспан пытался кричать, но голос пропал, пытался бежать тело не слушалось. Солнце, минуту назад ярко светившее, покатилось за гору. 

Аспан проснулся, но тело казалось чужим. Хотел позвать бабушку, но голоса по-прежнему не было. Наконец это странное состояние прошло. То ли от страха, то ли от борьбы с неведомой силой, сковавшей тело, Аспан вспотел. Он не понимал, что произошло. Может быть, на него так подействовал рассказ бабушки? Или правда нельзя спать на закате?

 

 

[1] В переводе с казахского «начало». Название рассказа решено оставить на казахском языке, так как есть известный фантастический фильм Кристофера Нолана, название которого переводится на русский так же.

 

[2] В переводе с казахского қал «родинка».

[3] Адраспан гармала обыкновенная, или могильник, ядовитое растение, обладающее целебными свойствами.

 

 

О переводчике:

Дина Махметова — казахстанский писатель, театровед, переводчик. Магистр искусствоведения. Выпускница мастер-класса по писательскому мастерству ОФ «Мусагет». В Открытой литературной школе Алматы ведёт семинар театральной и кинодраматургии, проект Жастар әдебиеті шеберханасы (Молодёжная литературная мастерская), преподаёт историю театра на актёрско-режиссёрском курсе театра АRTиШОК. Публиковалась в сетевом журнале Text Only, литературных альманахах Literra Nova, «Линки для странников», «Иллюстрированный путеводитель по смыслам Алматы».

Маржан Аблязимова

Маржан Аблязимова — казахстанский писатель, поэт. Родилась в 2000 году в сельском округе Жуйнек Сауранского района Туркестанской области. Окончила филологический факультет Южно-Казахстанского университета имени М.Ауэзова. Член шымкентского литературного клуба «Шам». Вошла в длинный список литературной премии Qalamdas, посвящённой памяти Ольги Марковой, в номинации «Поэзия» (2022). Стихи публиковались в журнале «Қазығұрт». В 2021-2022 гг. была редактором детского научно-познавательного журнала «Жас ғалым» («Юный учёный») в издательстве «Жебе». В 2022 г. работала корреспондентом телеканала HAN-TV. В настоящее время преподаёт казахский язык и литературу.