Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Самый быстрый турайбол

1

Алан проснулся в мягкой постели, и ему на миг почудилось, что электропоезд на воздушных рельсах, на котором он вчера приехал сюда, снующие роботы, летающие автомобили, — всё это сон. Ну не может быть, чтобы столько невообразимых событий произошли за один вечер.

Накануне его, одиннадцатилетнего мальчика из аула Дерибели, пригласили учиться в академию робототехники в городе Арт-Тумар. Услышав об этом от своего учителя Жаксына-ага, Алан прыгал от счастья: любой школьник в ауле, городе, да и по всей стране, мечтал поступить в лучшее учебное заведение, где учили собирать и управлять актаматонами — так здесь называли роботов.

Поздно вечером мальчик прибыл в Арт-Тумар — главный город актаматонов. Он раскинулся далеко за горами, на востоке, рядом с Оскеменом. Попасть туда можно было на скоростном поезде сквозь горные туннели. Сияющий огнями город манил всех робототехников страны: здесь находились главные фабрики актаматонов.

Роботы в Арт-Тумаре были везде: в домах, школах, магазинах, в кафе. Стоило покупателю зайти в любой магазин, его встречал продавец-актаматон и вежливо интересовался: «Как у вас дела и чем я могу вам услужить?»

Теперь Алан здесь, среди счастливчиков-первокурсников, которые четыре года будут изучать актаматонов. В академии не читали скучные лекции, а проводили увлекательные уроки. На партах лежали винтики, шестерёнки, моторчики, – дети с первого курса учились конструировать своих актаматонов. А в лабораториях были представлены самые лучшие модели: от умных акылкемеров, трудяг-тасболатов до быстрых турайболов.

Алан в своей школьной мастерской Дерибели собрал актаматона по имени Альтаир. Это был робот-андроид из белого пластика с обтекаемым туловищем, головой, руками и ногами. Ростом он доходил до колен Алана. Робот приходил в движение, когда включались шесть сервомоторов, они питались от электробатареи. Все команды актаматон получал от написанной Аланом программы, загруженной в микроконтроллер. Управлял роботом мальчик с помощью джойстика: нажмёт кнопку направо — и андроид поворачивает туловищем направо, кнопка вверх — наклоняется вперёд. Главное преимущество Альтаира — в его колёсах, которые спрятаны в руках и ногах, их шесть. Нажмёт Алан на кнопку — и они плавно появляются. Как вы догадались, это был не просто актаматон, а гоночный турайбол. Неделю назад юный гонщик выиграл с ним школьный турнир турайболов, где его заметили и пригласили учиться в академию.  

О том, что всё это правда, что он, Алан, в городе актаматонов и их ждут в академии, напомнил сидящий рядом на тумбе Альтаир.

На соседней кровати шумно играли в шахматы два актаматона. Алан, собственно, проснулся из-за того, что один из них уронил на пол фигуру. По виду они сильно отличались от Альтаира: были выше, но выглядели грузными и неуклюжими, и на их лицах не было светодиодных глаз. Это были железные уборщики-тасболаты. У них было четыре руки, которыми они могли одновременно орудовать щётками, пылесосить и мыть полы.

Алан так увлёкся наблюдением за их игрой, что не услышал, как, постучав в дверь, в комнату въехал на колесах другой актаматон.

— Алан Турехан, вам нужно явиться в ректорат академии робототехники в 10:00. Вас ждут на общем собрании первокурсников, — любезно проинформировал он.

Мальчик соскочил с постели, натянул джинсы, побежал в ванную и чуть не сбил с соседней кровати тасболата с плоским, как тарелка, лицом.

— Простите, — промолвил Алан, но уборщик сделал вид, что ничего не произошло, и ставил на место сбитые фигуры на доске.

Через пять минут Алан уже был на шумной улице. За спиной рюкзак, в котором упакован Альтаир.

Рядом прожужал и появился из ниоткуда электромобиль. Открылась дверь и оттуда показался актаматон-водитель в чёрном костюме. Он вежливо пригласил сесть на заднее сиденье. Робот провёл пальцами по планшету, сенсорная панель в машине загорелась, и электромобиль начал подниматься вверх. Затаив дыхание, Алан следил, как город оставался внизу и ширился.

— Пристегнитесь, — сказал механическим голосом актаматон и надавил на педаль ускорения.

— Оау! — только и выкрикнул Алан, когда электромобиль резко полетел вперёд.

Мальчик смотрел во все стороны. Вот он стремительно пролетел над большим густым парком с аттракционами, рядом увидел реку с плывущими теплоходами. Дальше начинались широкие улицы со светящимися высотками. Узнал внизу знаменитую торговую улицу Жаркын, где уже открывались кафе и магазины актаматонов. Внизу спешили на работу жители города.  

Электромобиль летел, плавно огибая небоскрёбы и даже делая крутые виражи между высотками. И на одном из небоскрёбов мелькнул огромный монитор, где показывали стремительно бегущего Жолана — самого быстрого турайбола и чемпиона турнира страны. Алан прильнул к окну и произнёс лишь: «Вау!»

Вскоре водитель пальцем указал на большое и стеклянное здание в форме юрты.

— Это академия робототехники, — объявил актаматон, снижаясь.

 

2

Алан вышел из машины и неспешно пошёл к академии. Чем ближе подходил, тем величественне выглядело округлое здание, облицованное сияющим голубым стеклом. Раскрыв рот, Алан видел за стеклом силуэты передвигающихся актаматонов. Пришёл в себя, когда остановился у огромных стеклянных дверей, которые бесшумно раздвинулись.

Мальчик оказался в огромном атриуме, залитым солнечным светом. Впереди простиралась аллея с живыми деревьями и журчащими фонтанами. Тут и там ездили тасболаты, щётками и тряпками протирали стены, фонари, перила лестниц и картины. По обеим сторонам аллеи проходили мраморные проходы, а вверх рядами уходили лестницы. Задрав голову, Алан насчитал двенадцать этажей. На каждом из них находились учебные классы, аттриумы и лаборатории. Мальчик предвкушал, что скоро познакомится с лучшими преподавателями и окажется среди лазерных станков, машин-автоматов, 3D-принтеров. Ему нетерпелось поскорее взять в руки гаечный ключ и отвёртку, чтобы самому собрать какого-нибудь навороченного актаматона.   

Добравшись до конца аллеи, увидел арку с табличкой «Ректорат». «Мне сюда», — прошёл Алан арку и вышел в просторный зал. Заметил кучку людей, рассаженных полукругом на креслах. Всё внимание собравшихся было обращено на стоящего впереди мужчину с короткой чёрной бородой. Он был высоким, крепким, облачённым в учительскую форму. Алан сразу узнал в нём Толена Кырангали — ректора академии робототехники. Его зоркие чёрные глаза остановились на Алане.

— А вот и наш студент — Алан Турехан, — представил мальчика Толен Кырангали, приглашая его сесть на свободное кресло среди ребят-первокурсников. — Он приехал из далёкого аула Дерибели, что близ живописного предгорья Сандыктау. Знали бы вы, какие там живут талантливые робототехники. Я знал лично отца Алана — очень одарённого студента, изобретателя актаматонов. Но я не знал, что его сын не менее способный, да ещё и лучший пилот! — указал ректор на Алана.

Все сидящие с любопытством оглядывали новенького. Щёки Алана пылали.

— Как ты знаешь, Алан, в академии учатся только лучшие и одарённые студенты, — продолжал Толен Кырангали, — мы проводим здесь свои вступительные экзамены по мехатронике, математике, физике, программированию, инженерии. И ещё, чтобы выявить самородков, наши преподаватели внимательно смотрят трансляцию школьных турниров турайболов по всей стране. И вот, увидев твоё блестящее выступление и победу на школьном турнире в Дерибели, мы подумали: возможно, это наш студент. Но этого было мало. Окончательно приняли без вступительных экзаменов, когда узнали, что Алан Турехан собрал своего турайбола Альтаира. Да не ахти какого, а чемпиона школьного турнира!

Сидящие ребята зашептались: «Как? Собрал турайбола? Ещё и выиграл турнир?» Многие студенты начинают сборку простых тасболатов, но никак скоростных актаматонов.

Ректор рассказал о начале учебного года, какие документы нужно сдать первокурсникам, где получить книги и узнать расписание.

— Уроки в академии начнутся через две недели, а по традиции у нас перед началом учебного года проводится турнир «Самый быстрый турайбол», в котором участвуют лучшие пилоты актаматонов страны. Студенты третьих и четвертых курсов, кому исполнилось тринадцать лет и у которых есть свои турайболы, можете подавать заявки. Старосты старших курсов, передайте об этом своим студентам.

Несколько старост-старшеклассников заёрзали на своих местах. Среди них Алан узнал четырнадцатилетнего Айбара Токтара — старосту четвёртого курса, знаменитого гонщика и чемпиона турнира «Самый быстрый турайбол». Айбар ещё в академии создал самого скоростного турайбола — Жолана. Это был человекоподобный актаматон ярко-жёлтого цвета с мощными электромоторами и шестью скоростными колёсами. Некоторые говорили, что он мог развивать небывалую скорость для турайбола — 80 километров в час.

Алан с замиранием сердца наблюдал в прошлом году онлайн-трансляцию «Самого быстрого турайбола». В том турнире Айбар был, как всегда, хорош, превосходно управлял Жоланом, выполнял трюки на трассе, круто обходя препятствия. Перед финишем на обрыве Жолан выполнил такое эффектное двойное сальто, что зрители ахнули, а видео прыжка ещё долго обсуждали фанаты.

Вдруг взгляд Толена Кырангали остановился на Алане.

— В этом году мы сделали исключение для одного участника. Ему ещё нет тринадцати лет, но мы были удивлены мастерством управления актаматоном. Это высший пилотаж! Да, это ты, Алан, мы хотели бы видеть тебя среди участников турнира!

Внутри у Алана всё затрепетало. В зале поднялся шум.

— Да, друзья, мы пошли против правил, — подняв руку, успокаивал студентов Толен Кырангали, — но давайте вспомним главные принципы турнира, которые должны соблюдать все участники — это честность, мастерство и талант. Первые два невозможны без последнего. Талант — именно это мы увидели в нашем первокурснике Алане Турехане, — сказал таким значимым тоном ректор, что все присутствующие притихли.

Толен Кырангали поручил Айбару Токтару подготовить новичка к турниру, показать стадион, кабину гонщика и рассказать о правилах турнира. Алан знал, что в гонках участвуют двенадцать участников. Их турайболы должны обойти крутые повороты и препятствия на трассе, совершить три полных круга и быстрее всех прийти к финишу.    

В турнир допускались только гоночные модели высотой и шириной не более пятидесяти сантиметров. Пилотам запрещается толкать и сбивать других турайболов, использовать запрещённые ускорители электродвигателей. Победитель турнира получал золотой кубок чемпиона, безмерную любовь болельщиков и славу лучшего гонщика страны.

«Я — участник турнира! Альтаир будет биться с лучшими турайболами страны», — пульсировала в голове мальчика невообразимая мысль.

— Алан, меня зовут Айбар. Рад познакомиться! — улыбаясь, подошёл к нему создатель Жолана.

При виде своего кумира Алан замер.

— Я видел выступление Альтаира, он просто ракета! — восхитился Айбар. — Какой у него тип привода? Электрический? Какова его мощность, 120 Ньютон-метр? Ого, какой! А сколько оборотов в минуту совершает? Шесть тысяч. Гирбокс установлен? — живо интересовался Айбар.

— Включи его! Покажи Альтаира! — окружили их первокурсники.

Алан вытащил из рюкзака сложенного актаматона и нажал на кнопку питания. Альтаир выпрямился, светодиодные его глаза загорелись. Мальчик нажал на кнопку джойстика, и робот быстро зашагал, другую кнопку — он быстро побежал. Ребята оценили плавность его движений. Когда актаматон резко прыгнул вперёд, упёрся руками в пол и начал оттанцовывать брейк, мальчишки загалдели от восторга.   

— Он реально крут! — не сдержался Айбар и предложил Алану сегодня же сходить еа стадион, где проводился турнир.

Гонщик с радостью согласился: он хотел испытать Альтаира на настоящей трассе турнира.

 

3

Через полчаса ребята уже шли по дорожке в сторону леса. Стадион находился в двух километрах от академии.

— Я родился в Арт-Тумаре. Мои родители работают на фабрике актаматонов, — рассказывал Айбар, в рюкзаке нёс Жолана. — Наверное, благодаря им я стал гонщиком. С самого детства дом был полон актаматонов, и когда ты помогаешь отцу разбирать и собирать их, они становятся частью твоей жизни.

— Расскажи, как ты собрал Жолана? — не терпелось узнать Алану.

— Я ещё в школе мечтал собрать турайбола, не простого, а самого лучшего — скоростного. Я нарисовал дизайн Жолана, каким я его видел, и когда поступил в академию, получил в лаборатории все нужные детали, моторы, колёса. Начал собирать актаматона по частям. Мне очень помогли Толен Кырангали, один из лучших мастеров, и Жахангир-ага...

Айбар вдруг осёкся. Профессор Жахангир-ага — пожилой гениальный изобретатель актаматонов. Он основал первую фабрику роботов в Арт-Тумаре, прославив город по всей стране, и в последние годы работал преподавателем в академии. Месяц назад профессор таинственно пропал. Поговаривали, что он намеренно покинул город, чтобы прожить остаток жизни в покое. Но большинство жителей считали, что его похитили. И Айбар был уверен, что с Жахангиром-ага что-то случилось. В день исчезновения в его доме был полный беспорядок и пропали все чертежи турайболов.

Ребята не заметили, как оказались у опушки леса, впереди возвышался стадион в форме шлема турайбола. Поднявшись по лестнице, они оказались среди зрительских скамеек. Отсюда открывался вид на поле, где простиралась, насколько хватало взгляда, широкополосная асфальтированная трасса, огороженная резиновыми бортами. Гоночная дорога начиналась прямо на поле, затем, извиваясь змейкой, поднималась вверх и уносилась вдаль.

— Там ты встретишь пятьдесят шесть препятствий — это бочки, трубы, шлагбаумы, — показывал Айбар, спускаясь по лестнице. — Их пройти легко, но есть подлые ловушки — ямы, засыпанные листьями, песком или покрытые жидкой резиной, их трудно заметить на дороге. В прошлом году в жидкой резине завяз мой однокурсник Дархан Актабай, да так завяз колесом, что не смог выбраться.

— Айбар, а где здесь кабина гонщика? — Алан всматривался в поле.

Старшекурсник повёл его вниз. Голубые кабины рядами стояли у края поля прямо перед гоночной трассой. Алан насчитал их двенадцать — именно столько гонщиков принимали участие в заездах.

Айбар подошёл к одной из них, провёл картой, и дверь открылась.

— Это моя кабина, — повёл он Алана внутрь, сам сел в кожаное кресло и нажал на кнопку.

Перед ними засветился широкий сенсорный экран, ниже — сенсорная панель с рулём посередине. Рядом находилась коробка передач, педали ускорения и торможения, точь-в-точь как в электромобилях.

Айбар взял Жолана, пошёл к трассе, поставил турайбола на стартовую площадку и вернулся обратно.

На экране появилась панорама трассы. Алан знал, что вид с камер, установленных в глазах турайбола, выводился сразу на монитор. «Я вижу всё глазами Жолана», — подумал Алан.

Быстро нажимая на сенсорную панель, Айбар настраивал программу Жолана к гонке. Вот на экране появился актаматон во весь рост. Он медленно вращался вокруг своей оси, а внизу отображались жизненные показатели: рост, вес, показания датчиков света, температуры, влажности, скорости, заряда батареи.

Когда всё было готово, Айбар коснулся руля, второй рукой — коробки передач. И плавно надавил на педаль ускорения — Жолан тронулся с места. Вот он прошёл первый поворот с препятствием в виде небольшого колокола, следом — второй в виде шлагбаума, ловко его перепрыгнув. На крутых наклонах актаматон, не сбавляя скорость, перебирал ногами-колёсами, как на роликах, и слегка даже дрифтовал, чем восхитил Алана.

— Смотри, что будет! — Айбар нажал на кнопку, и Жолан сложил руки по бокам и начал трансформироваться в жёлтый гоночный автомобиль.

— Ух ты! –— воскликнул Алан.

Теперь Жолан стал ещё быстрее, он круто обходил бочки и шлагбаумы. И снова заставил Алана схватиться за голову, когда, перепрыгивая очередной шлагбаум, на секунду эффектно трансформировался сначала в андроида, а приземляясь, вновь стал автомобилем.

Жолан сделал большой круг и вернулся на старт. Пришёл черед Альтаиру встать на трассу. Айбар помог Алану подключить актаматона к системе управления.

— А теперь нажми на кнопку старта, — указал Айбар на кнопку сенсорной панели.

Алан нажал, ухватился руками за руль, он никогда раньше не управлял актаматоном в кабине. Айбар показал: надави на рычаг и педаль ускорения вперёд. Альтаир сначала резко дёрнулся на месте, но затем медленно на колёсах поехал вперёд.

— Теперь коробку ставь на вторую передачу, педаль выжимай плавно, — подсказывал Айбар.

Впереди начинался крутой поворот дороги.

— Не торопись, плавно крути руль. Ну же, смелее!

Алан поторопился, резко повёл рулём вправо, и Альтаир чуть не врезался в резиновый борт трассы. Но вовремя сбавил скорость и выровнил актаматона.

— Ничего, — успокоил Айбар, — после джойстика нужно привыкнуть к рулю.

Алан старался ничего не упустить, выполнял команды и видел, как Альтаир уверенно набирал скорость. Он становился всё более управляемым и гибким.

Чтобы дать ему волю, юный гонщик надавил на кнопку у руля. Альтаир согнулся, выставил вперёд руки с колёсами.

— Вот это класс! — вырвалось у Айбара, когда на глазах турайбол обрёл форму белого гоночного автомобиля с чёрными полосками по краям.

Оставались ещё несколько поворотов дороги. Альтаир, поворачивая направо и налево, круто их проезжал.

— А ты хорошо пилотируешь! — признал Айбар.

Впереди замаячил финиш. Алан смахнул пот со лба и улыбнулся. Первый заезд для него прошел удачно.

 

4

На следующий день Алан подал заявку на участие в турнире и вскоре получил ответ — допущен! 

Получив буклет, Алан узнал, что ему необходимо приобрести форму участника турнира, защитные очки, сенсорные перчатки, а также запасные части, шлем и колёса для турайбола.

— Как раз поедем на Жаркын и купим форму в магазине, — предложил Айбар.

Ребята поспешили к электропоезду. Их путь лежал в центр Арт-Тумара на главную торговую улицу Жаркын. Она славится своими магазинами робототехники.

Когда мальчишки прибыли, перед ними вырос длинный ряд разноцветных магазинов. За высокими витринами блестели на солнце актаматоны всевозможных моделей. Многие из них выпускались на городской фабрике. Здесь рядами выстроились работяги-тасболаты: уборщики с метлами и лопатами, садоводы с длинными ножницами на руках, громоздкие роботы-строители, способные подниматься на высоты и носить грузы.

— Смотри, турайболы! — показал пальцем Айбар, когда они проходили мимо магазина актаматонов-собак.

Алан взглянул на стеклянный магазин, откуда доносились жужжащие звуки шин и моторов. На витрине под вывеской «Турайболы мастера Жоламана» стояли сверкающие новеньким пластиком гоночные актаматоны разных размеров и модификаций.

Алан мог бы простоять весь день, рассматривая неспешно детали и скоростные показатели турайболов, но Айбар повёл его дальше в магазин одежды участников турнира.

Вскоре показался такой магазин. Когда зашли внутрь, перед взором ребят предстали вешалки, на них висели куртки, футболки, свитеры, брюки. В другой секции стояли кроссовки с эмблемами «Турайбол 1». К ним подошла седовласая женщина в засаленном переднике — секунду назад она чистила тряпкой актаматона-кассира. Алан показал буклет с подробным списком формы участников турнира «Самый быстрый турайбол».

— Гм... Хорошо, вам сюда, — женщина повела ребят к вешалкам.

Оставшийся один актаматон нетерпеливо завертел головой, надеясь, что его дочистят до конца.

Около получаса заняла примерка формы. Если Айбар сразу нашёл свой размер футболки и спортивных брюк, то продавщица изрядно повозилась с Аланом: все предлагаемые фасоны для него были слишком велики. Наконец женщина предложила юному покупателю взять вещи и подшить их у портного за углом. Алану ничего не оставалось, как согласиться.

Купив вещи и выйдя из магазина, ребята неожиданно увидели ректора академии Толена Кырангали. Он стоял посередине пешей улицы и разговаривал с высоким парнем лет двадцати пяти, в длинном чёрном плаще.

— А, это вы, ребята! — сказал с улыбкой Толен Кырангали. — Знакомьтесь, это Темираз Шахан, мой бывший студент. А это Айбар Токтар и Алан Турехан, мои студенты академии.

Незнакомец закашлялся, выпрямился и выдавил приветливую улыбку. Он так пристально взглянул на ребят, что Алан смутился. Ему показалось, что этот человек знал их. 

— В этом году Темираз впервые участвует в нашем турнире «Самый быстрый турайбол». Долгие годы он занимался актаматонами-солдатами для военной промышленности...

— Но, как вы говорили, никогда не поздно поменять профессию, — сухо сказал парень.

Он быстро попрощался и исчез в толпе прохожих покупателей.

— Да-а-а, очень способным был студентом, — протянул в задумчивости ректор, — мог бы заниматься наукой, но ушёл в конструирование военных актаматонов. А что за организация, на кого работает, что там собирают — не говорит. Я всегда был против использования наших разработок в военной промышленности.

— А как можно использовать актаматонов в военных целях? — спросил Алан.

— Всё просто: фабрики производят актаматонов-солдат с оружием и внедряют... Эм... — замялся вдруг Толен Кырангали. — Это секретный проект государства для обороны от внешних врагов. Гм... Что-то припекло и в горле пересохло. Не желаете выпить чайку?

Поблагодарив, ребята пошли дальше по торговой улице.

— Не нравится мне этот Темираз, видел, как он смотрел на нас странно, — сказал Айбар, пробиваясь сквозь поток людей.

— Ага. Конструировал актаматонов-солдат и вдруг решил стать гонщиком-участником турнира, — добавил Алан.

— Да, что-то здесь не так. Давай поговорим вечером с Дарханом и Назгуль, это мои однокурсники и участники турнира. Может, они что-то знают об этом Темиразе.

Дархана и Назгуль ребята в гостинице не застали: они с другими участниками тренировали своих актаматонов на заднем дворе. Роботы проезжали по огороженной ящиками асфальтированной дороге и обходили препятствия из пластиковых бутылок. 

— Ах ты, сжульничал! Давай, ещё раз пройди! Покажу я, как надо! — разгорячившись, обращался Дархан к белобрысому парню, когда увидел, что тот пытался сбить бутылки. — Кемер, покажи им, как надо!

Кемер — это турайбол Дархана Актабая, походил на гончую собаку и был очень резвым. Рядом с Кемером ловко перепрыгивал бутылки другой актаматон, похожий на зайца. Это турайбол по имени Коян, принадлежал участнице Назгуль Кенесбай.

Мальчишкам пришлось три раза окликнуть Дархана и Назгуль, прежде чем они подошли к ним. Айбар в подробностях рассказал о встрече с ректором и таинственным незнакомцем.

— Как ты говоришь его зовут? Темираз? — переспросил Дархан, направляясь к другой стороне двора.

— Никогда о нём не слышала, — задумчиво сказала Назгуль.

— Военными актаматонами, говоришь, увлекался, — почесал голову Дархан.

— Может, сразу обратимся к Толену Кырангали, спросим, как Темираз стал участником турнира? — предложил с надеждой Алан.

— Нет, пустой разговор, нам нужны доказательства, — заявила Назгуль.

— Верно, — согласился Айбар.

— Раз этот Темираз учился в академии, значит, в электронной библиотеке есть что-то о нём, — предположил Дархан. — Если вам интересно, завтра утром встречаемся в холле академии.

 

5

На следующее утро все четверо: Алан, Айбар, Дархан и Назгуль — спускались в подвал академии.

— Библиотека  здесь, — повёл ребят Дархан к прозрачной круглой двери.

Он провёл пропуском по панели, и дверь отодвинулась вбок. Ребята зашли в огромный, заставленный полками зал из тысячи книг. За стойкой показался актаматон-библиотекарь. Глаза его горели светодиодами.

 — Доброе утро! Что-то желаете, студенты? —  спросил он ранних посетителей механическим голосом.

— Мне нужна электронная база студентов академии, — сказал Дархан и дал отсканировать свой читательский билет.

— Нужно предоставить персональный пропуск. С какой целью посещаете базу студентов академии? — отчеканил библиотекарь.

Дархан замолчал. Алан почувствовал тревогу. Он полагал: чтобы попасть в электронную базу, где хранились личные данные на каждого студента академии, наверное, нужна веская причина. Вдруг Айбар прервал молчание, вытащил карту участника турнира и протянул её актаматону.

— Мне нужно срочно внести изменения в моё досье и добавить пару фактов о моём последнем заезде, — деловитым видом произнёс Айбар, и актаматон просканировал карту.

— Секция пять, «Электронная база», — после секундного молчания ответил библиотекарь.

Уф-ф, выдохнули ребята. Прошмыгнули в секцию, увидели монитор, нажали на сенсор, где появилось меню со строкой. Айбар ввёл данные: «Темираз Шахан». На экране появилась чёрно-белая фотография молодого студента с зоркими чёрными глазами из-под густых, изогнутых бровей. Дети сразу узнали в нём незнакомца с улицы Жаркын.

Айбар открыл досье и все четверо начали читать:

«Темираз Шахан. Родился в городе Арт-Тумар в 2096 году. В 2107 году поступил в академию робототехники. Учился на факультете конструирования актаматонов. За время учебы проявил себя способным инженером. Победитель конкурса "Лучший конструктор". Стал самым молодым участником группы по разработке правительственных проектов в военной промышленности. В составе группы разработал актаматона нового поколения "Батыр", применяемого успешно в вооруженных силах. Обучение в академии не завершил, в 2111 году по собственному желанию отчислился из учебного заведения».

Айбар пытался найти сведения об адресе проживания, телефоне, социальных сетях, но ничего не было.

Ребята поспешили к выходу, и уже на свежем воздухе вздохнули полной грудью.

— Итак, где он сейчас живёт, чем занимается — неизвестно, — сказал Айбар.

— Зато мы знаем, что он был лучшим инженером актаматонов и разработал военные модели «Батыр», — добавил Дархан.

— Меня волнует, почему он не закончил обучение и отчислился из академии. Что же такое случилось? — сказал в задумчивости Алан.

— В академии он никогда не участвовал в гоночных турнирах. Вот что главное, — с особым нажимом отметил Айбар. — На тренировки и сборку турайболов уходят годы. Значит, этот Темираз что-то задумал. Будем держать ухо востро!  

 

6

Последующие дни Алан так увлёкся тренировками, что совсем забыл о Темиразе. Он всё время проводил на стадионе с Айбаром, отрабатывал каждое движение Альтаира. Теперь мальчик уже уверенно сидел в кабине, ощущал тесную связь с турайболом и всё лучше контролировал его скорость. 

На пятый день Альтаир уже на высокой скорости проходил одно препятствие за другим. Под управлением Алана турайбол с лёгкостью обходил бочки с водой, изогнувшись телом, проскакивал шлагбаумы. А когда актаматон направлялся к замаскированной соломой яме, то Алан выжимал педаль ускорения до упора и резко нажимал на кнопку прыжка. Альтаир взлетал, словно птица, и ловко перепрыгивал ямы.

В тот же день после успешной тренировки Айбар пригласил Алана посетить парк с аттракционами. Ребята сели на американские горки, вагонами управлял актаматон-машинист. Он несколько раз на бешеной скорости нёс их по рельсам ввысь, а затем резко отправлял вниз. Айбар давился от смеха, когда Алан беспомощно размахивал руками. А на следующем аттракционе актаматон с большими пружинистыми руками швырнул Алана на такую приличную высоту, что после этого мальчик долго не желал иметь дело с роботами аттракционов.

Вечером после насыщенного дня ребята заглянули в ресторан «Огни Арт-Тумара». Алан впервые увидел роботов-официантов на колёсиках, шустро обслуживающих посетителей.

Ребята сели в углу. К ним тут же подкатил актаматон, издавая мягкий звук шарнирами. На его сенсорном лице нарисовалась улыбка. Ловким движением руки робот спроецировал в воздухе интерактивное меню. От изобилия еды и напитков у ребят разбежались глаза. Айбар уже энергично листал воздушное меню и собирался заказать стрипсы с золотистой корочкой и клубничное мороженное, как Алан указал на дверь ресторана...

— Темираз, — прошептал он и спрятал голову за плотным телом Айбара, сидящего спиной к двери. Айбар замер.

Это был действительно Темираз. Одет в тёмную кожаную куртку с капюшоном. Он мельком глянул в зал и прошёл с двумя высоченными плечистыми мужиками к барной стойке.

Выглядывая из-за спины Айбара, Алан видел, как трое сели за столик у входа, потягивали пиво и перебрасывались словами.  Что они обсуждали, ребята не могли разобрать. Временами доносился хохот двух приятелей Темираза, а сам он оставался мрачным и немногословным. В какой-то момент ребята услышали знакомые слова: «роботы-солдаты», «проект» и «оружие».

Темираз вдруг замолчал и пробежался взглядом по залу. Алан тут же пригнулся. У него заныло в животе.

— Что? — не отрывая взгляд, спросил Айбар.  

— Встают, эм-м-м… уходят, — прошептал Алан.

Когда дверь за ними захлопнулась, ребята тут же вскочили. Они могут проследить и узнать, где же живёт этот незнакомец. Выйдя на улицу, увидели на мосту Темираза, он спешно уходил с приятелями. Шлёпая кроссовками по лужам, ребята последовали за ними.

— Они идут в микрорайон Жалтыр. Это военный объект. Нас туда не пропустят, — сообразил Айбар.

Алан будто и не слышал его и решительно шёл. Миновали мост, начали прижиматься к столбам и фонарям, так как Темираз иногда оглядывался.

Вскоре показался высокий чёрный забор. Алан и Айбар притаились у стоящего грузовика. Видели, как Темираз провёл рукой по двери ограды, откуда показался массивный, грозного вида робот с автоматом в руках. Он неспешно просканировал всех троих и пропустил внутрь, с шумом закрыв за ними дверь.

— Чёрт... Дальше нам не пройти, — безысходным голосом произнёс Айбар.

Алан вдруг вышел из укрытия и зашагал в сторону забора.

— Эй, куда ты? — прошипел Айбар. — Тебя увидят. Здесь камеры.

Но Алан уже стоял у ограды. Айбару пришлось последовать за ним.

— Жители забывают пропуски и знают секретные ходы, — прошептал Алан.

— Ты хочешь перелезть через забор? Смотри, какой он высокий и с острыми зубьями наверху. Не хочу я оказаться нанизанным туда.

Не дослушав Айбара, Алан поспешил вдоль ограды и в темноте приглядывался к земле. Остановился там, где меньше всего росла трава.

— Здесь натоптано, — сказал Алан и посмотрел вверх. Зубья на заборе были согнуты.

— Ты гений, Алан! — просиял Айбар.

Сначала подпрыгнул высокий Айбар, ухватился за жерди, подтянулся и оказался наверху. Затем, схватив руку Алана, помог ему забраться. Спрыгнули на землю. За той стороной различили дома, освещённые тусклым светом фонарей.

Увидев, как Темираз с приятелями зашли в неприметный дом, Алан указал пальцем: «Нам туда».

Быстро зашли во двор, и Айбар вовремя остановил друга. С тревогой прошептал, что здесь где-то может быть актаматон-пёс. И действительно, возле входа стояла будка, в которой, сверкая красными глазами, лежал роботизированный пёс.

— Как думаешь, спит? — спросил Алан.

— Актаматон-пёс редко спит, — ответил чуть дыша Айбар. — Чует людей и шум за километр. Если поймает, то...

Алан уже шёл в сторону дома. Стиснув зубы, Айбар крадучись пошёл за ним. По пути всё время оглядывался на будку, думая о красных глазах пса. «Спи, пёс, только бы проскочить», — думал он. С облегчением выдохнул, когда притаились у двери. Но отсюда ребята не могли разобрать ни звука. Тогда Алан резким движением руки открыл дверь без скрипа, и ребята юркнули внутрь. В полутьме пробрались к ещё одной двери. Из глубины комнаты доносился разговор.

— Как идёт разработка Мираза? — услышали голос Темираза.

— Да старик работает, хотя приходится его заставлять, — ответил грубым хрипом один из его приятелей. — Мираз практически готов. Старик завершает программирование.

— Но нам нужен гонщик, который будет им управлять, — сказал второй приятель-громила. — Механизм-то сложный, а старик слишком слаб, чтобы сидеть в кабине.

— Я об этом позабочусь, — бросил Темираз.

— Ты говорил, что участвуешь в турнире и приметил кого-то из гонщиков. Я бы на твоём месте сразу взялся бы за этого Айбара.

— Айбар слишком заметный, — Темираз понизил голос. — Приехал новенький гонщик. Его пропажа много шума не наделает.

По спине Алана пробежал холодок. Айбар сжал кулаки.

— Угу! Я сам могу привести этого сопляка, — загоготал один из приятелей. 

— Ох, жду не дождусь, когда мы запустим Мираза и захватим академию, — потирая руки, сказал второй громила.

Айбар и Алан смотрели друг на друга ошарашенными глазами.

— Т-ш-ш-ш, — грозно зашипел Темираз, — хватит болтать, работайте дальше.

В комнате задвигались. Ребята почти не дышали. Темираз решил выйти наружу и уже направился к двери.

Сердца детей бешено колотились: что делать, бежать? Поднимут шум, да и разбудят пса! С отчаянием наблюдали, как Темираз подошёл вплотную к выходу, уже схватил за ручку, приоткрыл дверь…

— Темираз! — окликнул его один из приятелей. — Мы тут нашли компьютерную игру. Пошли, порубимся!

Секундное молчание, дверь закрылась, и шаги удалились.

Ребята выдохнули, выбежали из дома, бесшумно миновали будку, внутри которого немигающе лежал актаматон-пёс.

 

7

Когда они вернулись в гостиницу, то сразу зашли к Дархану. Он, держа в руках Кемера, обсуждал с Назгуль стратегию турнира.

— Мы были в доме Темираза, — выпалили в один голос Алан и Айбар.

Назгуль ахнула, Дархан чуть не выронил Кемера. Ребята в подробностях рассказали о подслушанном разговоре Темираза с приятелями.

— Как они могут захватить нашу академию? — засомневался Дархан. — У нас ведь лучшие охранники-актаматоны с лазерным оружием. В конце концов, наш ректор Толен Кырангали не позволит никому проникнуть в академию. А у этого сумасшедшего Темираза только один актаматон Мираз.

— Дархан, мы не знаем, какой у него актаматон, — энергично ходил по комнате Айбар. — Но меня волнует другое: Темираз говорил про старика.  

— Ты думаешь, это… — догадывалась Назгуль.

— Наш преподаватель Жахангир-ага! — заявил Айбар.

— Зачем Темиразу похищать его? Он ведь сам был лучшим конструктором актаматонов, — спросил Дархан.

— Но он никогда не сравнится с Жахангиром — гением-изобретателем! — злобные искры вспыхнули в глазах Айбара.

Алан сидел на кровати, и голова его готова была разорваться.

— Они ищут гонщика для управления этим Миразом, — с тревогой добавил он.

— Они уже охотятся за Аланом, — Айбар сжимал кулаки, — но я не позволю тебя похитить. Дархан и Назгуль, с сегодняшнего дня вы охраняете Алана.

Оба кивнули. Назгуль предложила немедленно сходить к Толену Кырангали и всё ему рассказать.

— Нет! — твёрдо сказал Айбар. — Он потребует доказательства. А у нас одни подслушанные разговоры. Жахангир-ага сейчас в плену, и его надо немедленно спасать!

— Как? — воскликнули Дархан и Назгуль.

— Мне нужно попасть снова в дом Темираза.

— Что? — уже не сдержался Алан.

— Ты быстрее попадёшь туда в качестве пленника, — заявил Дархан.

— Я найду доказательства, — с полной решимостью в голосе сказал Айбар. — Проникну к нему в день турнира, когда он будет на стадионе.

Дархан недовольно замотал головой.

— Как ты проникнешь в дом, если сам участвуешь в турнире?

— Я расчитал время: сделаю дело и вернусь к началу гонок, — был неумолим Айбар.

 

8

Настал день турнира.

Алан больше часа сидел у себя на кровати и вертел в руках Альтаира. Мальчик думал об Айбаре. По его расчёту, друг сейчас находился в доме Темираза.

В дверь постучалась Назгуль, за ней показался Дархан.

— Через час начнётся турнир. Нас уже ждут внизу, — сказала Назгуль.

Алан спешно упаковал Альтаира в рюкзак. На мальчике новая форма с эмблемой «Турайбол 1». В холле уже толпились участники, были все, кроме Айбара и Темираза.

Во дворе ребят ждал электробас. Это был на вид обычный жёлтый автобус, но имел одно свойство — летал. В другой раз Алан обрадовался бы такому полёту, но сейчас он мучительно гадал: смог ли Айбар проникнуть в дом Темираза? Нашёл ли доказательства? А если нет? Успеет ли к началу турнира?

Пятнадцать минут полёта, и электробас начал снижение. Участники прильнули к окну: круглый стадион светился яркими огнями, зрители, стекаясь со всех сторон, занимали места на скамейках. Откуда-то с поля донесся многократно усиленный голос: «Приветствуйте участников турнира "Самый быстрый турайбол"»!

Спустя пять минут Алан вместе с участниками стоял посередине стадиона. Каждый в руке держал своего турайбола. Яркий свет прожекторов прошёл по длинным зрительским рядам. Алан впервые видел так много людей в одном месте.   

Задрав голову, мальчик заметил огромные мониторы на разных концах стадиона. На экране Алан увидел себя: гонки показывали в прямом эфире.

К высокой трибуне прошёл ректор Толен Кырангали.

— Вот уже двадцать первый год академия робототехники проводит турнир «Самый быстрый турайбол». Эти соревнования среди лучших пилотов актаматонов стали поистине праздником для жителей и гостей Арт-Тумара! — сказал он, и зрители громко зааплодировали.

Толен Кырангали неспешно и торжественно представил каждого участника нынешнего сезона. Ему заранее сообщили, что чемпион Айбар Токтар и новый участник Темираз Шахан задерживаются по уважительной причине.  

— Главные принципы турнира — честность, мастерство и талант. Прошу придерживаться их всех участников турнира, — оглядев присутствующих, напомнил Толен Кырангали. — А теперь попрошу занять свои места.

Под громкие овации зрителей гонщики направились к своим кабинам. Алан сел в кресло и включил панельный прибор. Надел очки пилота и сенсорные перчатки. Ведущий скомандовал пройти на трассу и поставить своих турайболов на стартовую площадку.

До начала турнира оставалось пять минут. Вместо того чтобы тщательно проверить на экране показатели Альтаира, Алан озирался по сторонам. Айбара нигде не было. Он уже должен вернуться. Или его дисквалифицируют за неявку в турнир. Алан уже воображал, что Айбар, связанный, сидит в том самом тёмном доме, его окружили Темираз и два амбала. Айбар пытается освободиться, но его прижимают к полу...

Алан так хотел подойти к Толену Кырангали и объяснить, что чемпион сейчас пытается разоблачить Темираза, который вовсе не участник, а держит в плену Жахангира. Но в этот момент дверь стадиона с шумом распахнулась и показался тёмный высокий силуэт. Алан, как и весь стадион, замер.

 

9

— Встречайте, новый участник турнира — Темираз Шахан! — объявил торжественно ведущий.

Алан следил за Темиразом, тот быстро прошёл к своей кабине. Выглядил он вспотевшим, чёрные волосы сбились в сторону. Глаза его гневно сверкали. Неужели он встретил Айбара?

Алан встряхнул головой, нужно было проверить Альтаира. Турнир уже начинался.

Судья отсчитывал: пять, четыре, три... Алан, держа в руках руль, выпустил колёса актаматона и надавил на рычаг. Два, один... Старт! Альтаир, издав жужжаший звук, рванул вперёд.

— Какой блестящий старт! Все актаматоны едут вместе! — громко комментировал ведущий. — Жаль, что на этих гонках не участвует чемпион прошлого сезона Айбар Токтар со своим легендарным Жоланом. На таких стартах он всегда вырывался вперёд.

Ситуация поменялась на первом повороте трассы. Многих турайболов занесло, в том числе и Альтаира. Он чуть не столкнулся с рядом идущим актаматоном в виде зайца. Алан сразу узнал Кояна, робота Назгуль.

— Прости, — прошептал Алан.

Впереди замаячил актаматон в виде собаки, он сшиб летящего робота с длинными руками. Тот завертелся, врезался в борт и перевернулся. Многие зрители схватились за голову.

— Участник под номером шесть выбывает из гонки. Актаматону явно потребуется серьёзная починка, — предположил комментатор.

В виновнике узнали Кемера, актаматона Дархана Актабая. За такой запрещённый приём судья снял с него баллы и дал ему жёлтую карточку. Но Дархана сейчас это мало заботило: он стал лидером гонки. Вторым шла Назгуль со своим Кояном.

Выровнив Альтаира, Алан посмотрел на турнирную таблицу: он находился на восьмом месте. Гонщик решил не торопиться, регулировал скорость Альтаира, проверял попеременно датчики, температуру робота, а также следил за интерактивной картой трассы.

Вскоре участникам встретились первые препятствия: за резким спуском трассы лежали три бочки, раставленные по краям дороги. Если Кемер под управлением Дархана играюче прошёл их, то следующая за ним Назгуль замедлилась, чтобы аккуратно обойти препятствия. Один из актаматонов, не успев перестроиться, задел край бочки, и у него открутилось колесо.

— Срочно актаматона на пит! Прикрутите ему колесо! — голосил комментатор.

Ловко управляя актаматоном, Алан, не снижая скорость, прошёл бочки, за что получил дополнительные баллы и одобряющие апплодисменты судей.

Уже на втором круге Алан нажал на кнопку трансформации. Альтаир на ходу принял форму автомобиля. Переключив следующую скорость, гонщик надавил на педаль ускорения. Ускоряясь, Альтаир обошёл одного, второго и третьего актаматона.

— Неожиданный выход нашего новичка! Пилот Алан Турехан с восьмого места переместился на пятое. Впереди поворот, а теперь он обходит четвёртого соперника. Невероятно! И приближается к тройке лидеров! — с восхищением говорил комментатор.

 

10

Начинался последний, третий, круг гонки.

Алан быстро настиг третьего участника и оставил его позади. Вскоре показался Коян. Обходя препятствие, Назгуль замешкалась и потеряла скорость. Алан на секунду тоже сбавил скорость, пытаясь помочь девушке, но судья свистнул — против правил!

Алан поднажал на педлаль, и Альтаир уже шёл вторым. Впереди маячила фигура робота-собаки Кемера, который становился всё ближе и ближе. 

Неожиданно что-то произошло сзади. Громкое «ух!» пронеслось среди зрителей. Коян Назгуль вдруг оказался у борта трассы перевернутым. Кто-то его сбил с дороги. К Альтаиру подходил сзади чей-то огромный актаматон. Алан краем глаза увидел массивную кошачью морду — это был актаматон Темираза.

— Третьим неожиданно становится ещё один новичок гонки — Темираз Шахан со своим Барысом!

Алан начал петлять, не давая пути Темиразу. Почти касаясь Альтаира, Барыс пристраивался к нему то с одного края, то с другого. Пилоты приближались к участку, где встречались ловушки-препятствия. И перед Альтаиром так неожиданно выскочил резиновый столб, что Алан резко повернул руль. Актаматон едва не вписался в столб и сбавил скорость.

— Эх, какая досада! — донеслось из комментаторской будки. — Промедление Альтаира стоило Алану Турехану второго места. Он пропустил вперёд Барыса.

Мотая грозно головой, Барыс стремительно настигал лидера гонки Кемера. Дархан решил не петлять. Когда соперник поравнялся с ним, он начал толкать его в бок, чтобы спихнуть на стоящую впереди бочку. Но Барыс был массивным, и сам стал теснить Кемера к борту. Дархан слишком поздно заметил яму с вязким асфальтом. Завязнув колесом в жиже, Кемер забуксовал.

— Невероятно! Новичок Темираз Шахан — лидер гонки! — закричал комментатор.

Наконец впереди показался трамплин. На третьем круге турайболы должны перепрыгнуть широкую пропасть и только затем оказаться на финишной прямой. Все зрители с трепетом замерли, ожидая решающий прыжок лидеров гонки.

К счастью Алана, Барыс хоть и перелетел пропасть, но грузно приземлился, и его сильно занесло на край дороги. Алан понимал: вот он, шанс опередить соперника! Он до упора вдавил педаль газа. Трамплин всё ближе и ближе. Вот Альтаир заезжает на ровную поверхность и отрывается от земли... Как в замедленном кино, зрители видели, как турайбол завис в воздухе, перелетая пропасть. Колёса актаматона мягко коснулись асфальта, и Альтаир, не сбавляя скорость, понесся вперёд.

Среди зрителей прошла волна облегчения и восторга.

— Выжимай, Алан! — кричал стадион.

Альтаир нёсся как комета. Барыс приближался к нему. Алан от напряжения наклонился вперёд. Он сам будто превратился в своего турайбола: его глазами видел трассу, проносящиеся по краям борта, зрителей. Вдруг сзади раздался тормозящий звук шин и глухой стук. Некоторые зрители возликовали: резиновый столб выскочил перед Барысом и завертел его на середине трассы.

— Ух-х-х! — только и выдохнул Алан, когда Альтаир преодолел линию финиша.

Зрители в едином порыве встали. Под оглушительные крики и вспышки фотокамер Алан вышел из своей кабины, чтобы взять своего турайбола. Горячая волна восторга и волнения поднималась внутри: он и Альтаир стали чемпионами турнира!

К ним поспешили все гонщики, кроме Темираза, который остался сидеть в своей кабине.

— Поздравляю, Алан! Вот это прорыв! Ай-да Альтаир! — сиял Дархан.

— Иди сюда, обниму тебя! — шла к нему навстречу Назгуль.

На турнирной таблице Алан увидел, что вторым пришёл Кемер Дархана, третьей стала Назгуль с Кояном. Алан обнял и поздравил друзей.

Когда все участники завершили гонки, взяли своих турайболов, послышался звук мотора — это летел электромобиль. Он приземлился на середине поля и стадион замолк. Открыв двери, из машины вышли школьник и старик.

— Это Айбар и... неужели профессор Жахангир? — прошептал не своим голосом комментатор.

Да, это был Айбар, он улыбался и вёл под руки уставшего профессора. Толен Кырангали и все участники гонки побежали к ним.

— Всё хорошо, со мной всё в порядке, — пытался успокоить обступивших ребят пожилой преподаватель.

Айбар передал профессора подоспевшим врачам, а сам начал искать кого-то среди участников. Встретился глазами с Аланом.

— Где Темираз? — обратился он к нему, и ребята побежали к кабинам — Темираза там не было.

— Сбежал, трус! — пнул Айбар землю, подбежал к Толену Кырангали и начал объяснять, что профессора Жахангира похитил Темираз.

Ректор направил полицейских Арт-Тумара поймать злодея. Алан горел желанием пуститься в погоню, но Дархан удержал его за руку: пусть им займутся полицейские. Айбар подошёл к Алану и обнял его.

— Ну что, чемпион! Альтаир теперь кумир мальчишек, вот увидишь, в академии все будут кричать: «Это самый быстрый турайбол!» — восхищённо говорил он.

Все зрители ждали торжественой части. На трибуну вышел Толен Кырангали.

— Сегодня у нас вечер сюрпризов! — сказал ректор, и многие зрители улыбнулись. — Мы получили удовольствие от зрелища гонок турайболов. Некоторые пилоты хитрили, а некоторые проявили большое мужество и смекалку. Но больше всего удивил нас самый юный пилот из маленького аула Дерибели. Он доказал: неважно, сколько тебе лет, откуда ты, какой у тебя турайбол, важно, что у тебя в груди. Собрать актаматона — это половина победы. А вот полюбить и довериться ему — это под силу только настоящим пилотам. Браво, Алан! — с этими словами Толен Кырангали вручил мальчику кубок победителя.

Алан поднял вверх кубок и Альтаира. Вспышки фотокамер ослепили его. Подбежавшие первыми Айбар, Дархан и Назгуль подхватили друга и, громко выкрикивая «Алан – чемпион!», начали подкидывать его вверх. С каждым броском мальчик чувствовал, как душа его тоже взмывает вверх.

 

11

Уже в гостинице Айбар рассказывал друзьям, как ему удалось найти преподавателя Жахангира.

Полчаса назад он передал полиции документы — доказательства, что Темираз собрал супермощного актаматона-солдата Мираза. По чертежам это был огромный, раз в пятьдесят выше и мощнее Жолана и Альтаира, робот с пулемётами в руках. Рассказал, что Темираз хотел захватить академию робототехники, овладеть всеми актаматонами и установить диктат над городом Арт-Тумар.

— И вот, проследив, как Темираз и его амбалы покинули дом, я проскочил мимо пса-актаматона. Проник в дом, разбив окно. Мне повезло: на столе увидел папки с чертежами военного актаматона Мираза. Схватил их и только пошёл к окну, как сзади подкрался Темираз. Он ожидал меня! Накинулся на меня, мы повалились на пол. Подбежавшие амбалы схватили меня и спустили вниз, в подвал.

Алан почти не дышал. Назгуль сжала руку Дархана.

— Меня заперли в клетке. Подумал: всё, мне не выбраться. К счастью, рядом я увидел Жахангира-ага! Эти негодяи морили его голодом — профессор совсем ослаб. Темираз и днём и ночью заставлял его собирать робота Мираза. Когда он был готов, для его запуска нужен был только управляющий пилот! — и в этот момент Айбар взглянул на Алана.

— Так почему Темираз похитил именно Жахангира-ага? Он не рассказал? — спросил Алан.

— Темираз был одним из лучших студентов академии, но имел слишком властный и нетерпеливый характер, — сказал Айбар. — Ему не хватало мастерства для сборки военных актаматонов. Он попросил помощи Жахангира-ага, но получил отказ. Тогда Темираз бросил учёбу и на долгие годы затаил обиду на профессора. Он ушёл работать на военную фабрику, чтобы создать самого мощного военного актаматона. Когда этот негодяй набрался сил и власти, решил отомстить профессору: похитил его и заставил построить Мираза.

Ребята ждали самого интересного момента: как Айбару удалось бежать из плена.

— О, это было опасно! Темираз с приятелями ушли на турнир. Жахангир-ага припрятал у себя джойстик от Мираза. Но профессор ещё не завершил загрузку программы актаматона и не мог управлять им. Ко мне пришла идея: я включил джойстиком Мираза. Огромный актаматон находился в амбаре во дворе дома. Нажал управление — вперёд. Вдруг услышал треск — Мираз выломал дверь амбара. Жахангир-ага начал подсказывать направление дома. Нажимая кнопку, слышал, как робот подошёл к дому, разрушил стену, зашёл в комнату, прыгнул и провалился в подвал!

 Ребята вздрогнули.

— Ударом огромной ноги Мираз выломал клетку. И мы были свободны! — просиял Айбар.  

Оставив Мираза в подвале, Айбар вывел профессора на улицу. Несмотря на состояние учителя, он решил ехать на турнир. И вызвал по телефону электромобиль...

Темираза искали несколько дней. Обнаружили его с приспешниками в аэропорту Арт-Тумара. Они попытались бежать, но их вовремя схватили и передали полицейским.

 

12

Через несколько дней Алан сидел в холле академии. Все вокруг суетились — начинался новый учебный год.

— Вот и профессор Жахангир-ага с нами! — подошёл Айбар. Рядом с ним стоял оправившийся преподаватель в костюме. Айбар представил нового чемпиона профессору.

— Я видел твоё выступление из госпиталя, Алан. Это было замечательно! — улыбнулся Жахангир. — Альтаир — прекрасно сконструированный турайбол. Его имя у всех на устах! — профессор замялся. — Я был бы очень рад, если бы ты дал мне его изучить на один вечер...

— Держите, агай! — протянул Алан Альтаира.

Жахангир-ага замер, принимая актаматона, будто эта была драгоценность.

Прозвенел звонок. Профессор зашёл в кабинет. Алан вместе с Айбаром поспешили в библиотеку за учебниками. Впереди их ждали насыщенные уроки.

______________________________________________________________

Тумар — оберег

Акыл кемер — умный пояс

Тасболат — железный камень, каменное железо

Турайбол — давай быстрее

Альтаир — летящий 

Жолан — удачливый, потребность доминировать

Сандыктау — сундук

Толен — тюлень, злой дух, нечисть

Темираз — мало железа, Шахан - шах=хан

Мираз — наследник, противник

Жаркын — яркий

Жалтыр — прозрачный, блестящий

 

 

 

 

Асет Сыздыков

Асет Сыздыков — родился в 1989 году в селе Валиханова Енбекшильдерского района Акмолинской области. Живёт в Астане. Окончил Евразийский национальный университет им. Л.Н.Гумилева, факультет журналистики и политологии, по специальности «Журналист». Учился в магистратуре в Москве в Государственном институте русского языка им Пушкина. Программа – Филологическое обеспечение СМИ. Писать рассказы начал в школе, публиковался в газетах и литературных журналах. Вошел в шорт-листы литературной премии «Алтын калам» и конкурса Евразийской гильдии, финалист литературной премии Qalamdas, лауреат государственной литературной премии «Алтын тобылғы».