Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Андрей Егорин

Три велосипеда

Димка никогда не задумывался над тем, хороший ли он отец. Дочь Катя не давала повода усомниться в его исключительности и нужности.

Он исправно водил ее в садик, встречал из школы до тринадцати лет, покупал ее любимый морковный сок и был счастлив, когда она устраивала ему сюрпризы. Это могли быть пара конфеток в кармане пиджака, записки со смайликами в виде сердечек и старательно выведенным словом «папа», чуть позже фоточки с первыми пятерками в дневнике на ватсап.

Пятнадцатый день рождения отметили еще по-детски: с бабушками, дедушками и именинным пирогом, а следующий свой год Катерина уже праздновала в кафе с друзьями.

«Переходный возраст», — думал Дима и решил просто не мешать дочке жить так, как ей хотелось. Не докучал моралью строгой, свобод не ограничивал, в душу не лез. Может, поэтому и не случилось у нее протестных настроений. Дочка не пустилась во все тяжкие в школе, с дурной компанией тоже, кажется, не связалась, подростковых истерик дома не устраивала.

Так они и продолжали мирно сосуществовать в параллельных мирах, ограниченных пространством трехкомнатной квартиры. Смущало и огорчало Димку с недавних пор лишь то, что эти параллельные миры совсем не пересекались. «Доброе утро», «приятного аппетита», «как дела в школе», «спокойной ночи». Десять слов в день, редко больше. Потом — Катя к себе в «детскую», супруга за онлайн-консультирование, Димка за танчики или FIFA.

В какой-то момент, проходя мимо закрытой двери в Катину комнату, Дмитрий вдруг вспомнил, как будучи совсем маленькой, дочка подходила к нему вечерами и просила поговорить с ней. Так и шептала полусонному отцу: «Пап, давай поговолим». И он, конечно же, говорил, но со временем те разговоры становились все короче. Это совсем не значило, что он стал ее меньше любить, но, видимо, по молодости лет не придавал этим разговорам большого значения. Теперь же был бы безумно рад душевному и долгому разговору с дочкой, но что-то не складывалось, не было той простоты и естественности, как раньше, а насильно мил не будешь.

Будучи человеком легким, хоть и чувствительным, он не стал заниматься самоедством и начал думать, как вновь собрать семью вместе и совсем не «упустить» Катю. И придумал. Не так давно он прочел на местном сайте об обнаруженном в горах озере, километрах в пятидесяти от города. Дорога к водоему была описана местным блогером, который в ярких красках повествовал о невероятной красоте перелесков, холмов и тропинкок, ведущих к нему. «Пешком идти, конечно, далековато, — подумал Дмитрий, — на машине к нему не проехать, а вот на хорошем горном велике — вполне можно было добраться до „Холодного зеркала“».

Для этой цели очнувшийся от спячки отец приобрел три велосипеда с качественной подвеской и крепкими колесами. Эта покупка стоила Диме всех отпускных и половины зарплаты, но мысль о том, для чего это все делается, моментально затмила все рациональные мысли. Когда доставщики из спортмагазина вкатили в квартиру новенькие велосипеды, внесли две яркие палатки и волейбольный мяч — жена и дочка опешили. Супругу Дмитрий, понятно, в свой план не посвятил.

— Что это, пап? — первой в себя пришла дочка.

— Это наши следующие выходные, — выпалил сияющий глава семьи, глядя на изумленную наследницу, — слыхали про «Холодное зеркало»? Надо скататься, пока там вокруг все не замусорили, переночевать на берегу. Самое трендовое место сейчас!

Димка был очень горд собой, стоя посреди этого роскошества, которое невыносимо приятно пахло свежей резиной и приключениями.

Женщины к идее длительной велопрогулки отнеслись с осторожным энтузиазмом, только супруга стала причитать относительно того, сколько это все стоит и где хранить этот велопарк. Но то были сущие пустяки, ведь через неделю они покатят колесо к колесу и будут говорить, говорить, как раньше.

Всю неделю глава семьи жил предвкушением грядущей прогулки: составлял маршрут в телефоне, распределял поклажу по трем рюкзакам, протягивал универсальным ключом соединения на велосипедах. Все шло хорошо, даже Катя разок брала свой велосипед прокатиться возле дома.

Планы нарушил раздавшийся в пятницу вечером звонок от начальника супруги. Он умолял ее купить билет и срочно лететь в один из региональных филиалов фирмы, куда в понедельник должна была нагрянуть какая-то серьезная проверка, и нужно было проверить всю документацию.

— Придется ехать, — сказала она тоном делового человека, — а вы прокатитесь завтра без меня, только обязательно.

Последняя фраза принадлежала просто мудрой женщине. Ночью за ней приехало такси, и в квартире на одного потенциального путешественника стало меньше.

— Прокатимся вдвоем, — произнес про себя Дима, когда дверь за супругой закрылась.

А утром пошел дождь. Как раз тогда, когда Димка с Катей завтракали на кухне. Причем еще вчера никаких предпосылок для осадков не было и прогноз в телефоне высвечивал лишь небольшую облачность. Когда сверкнула молния, Катя вдруг вспомнила вслух, как будучи совсем маленькой девочкой бежала к отцу, чтобы успеть до грома.

— А помнишь, как ты на кухню боялась одна заходить?

— Да, или из кухни в темный коридор. А сейчас, наоборот, темноту люблю.

Так и завязалась беседа, та самая — неспешная и легкая, о которой давно мечтал непутевый отец. Вспоминали все подряд: игры в магазин, невкусную овсяную кашу, танец с папами в детском саду и прочие дорогие близким людям моменты.

Погода тем временем улучшилась, мимолетная гроза покинула город так же внезапно, как и налетела. А дочка с отцом так и сидели за столом маленькой кухни, позабыв о горах и ожидающих их в коридоре велосипедах.

В крошечном мирке отца и дочери вновь воцарилась гармония. Параллельные прямые пересеклись.

Андрей Егорин

Андрей Егорин — родился в 1976 году в Алматы. Выпускник филологического факультета АГУ имени Абая. В настоящее время работает руководителем пресс-службы Банка ЦентрКредит.