Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Тазик

В 5 частях, опера-буфф под древнегреческую трагедию, верлибр

Главная героиня (Главная героиня), 40 лет, статная

В остальных ролях Хор — многоголосие, голоса чередуются, каждое предложение — три мужчины и две женщины 30–40 лет.

I

Хор. Родился он, слава богу, летом и в роддоме. Обтерли, не притопили в помойном ведре. Тепло, сухо. Лежал себе тихо-мирно на дне любимого алюминиевого тазика. Говорят, первая любовь не забывается. А тазик не только первый, но и единственный.

Две тетки заглядывают в таз.

Тетка 1 (постарше из Хора). Дышит… мож, в барокамеру.

Тетка 2 (молодая). Какой срок?

Тетка 1. 27–28 недель.

Тетка 2. А вес?

Тетка 1. 850.

Тетка 1. Мелкий, не выживет.

Хор. В таз с надписью красным «отходы».

Свет на Главную героиню.

Главная героиня. Приснилось.

Хор. Результат скрининг-теста пришел на имейл в середине дня. DS: Высокая вероятность синдрома Дауна. Рекомендации: Срочно пройти повторное УЗИ. Повторное на Севастопольской, экспертное у профессора.

Подруга 1 (постарше из Хора). Чепчик, пеленки, больничная распашонка. Упаковку бахил всегда держи в бардачке. Вода без газа. Антибактериальный гель, влажные салфетки — это если руки негде помыть. На всякий случай с собой в пакете носи, чтобы не стоять в очередях.

Хор. Всем снабдила запасливая Лейла.

Подруга 1. Хочешь, я с тобой съезжу?

Главная героиня. Не надо.

Хор. в стационарах лишних не любят.

Главная героиня садится за стол

Профессор 1 (старый). В вашем возрасте вероятность патологии возрастает.

Главная героиня. Даун? Вы уверены?

Профессор 1. На 80%, вы в группе риска. Синдром Дауна сам по себе не так страшен. Он сопровождается патологиями сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, всего организма. Я вижу порок сердца, более точно можно определить к 20-й неделе.

Главная героиня. Что мне делать?

Профессор 1. Вам решать. Прерывать беременность сейчас, или после 20-й недели, или донашивать.

Главная героиня. Кто у меня?

Профессор 1. Девочка.

Главная героиня. В ЦПС с клиентами обращались бережно, но от слова «плод» мутило.

Хор. Постоянно мутило. Ждать отговаривали. Она знала, что беременна практически с первых дней.

Главная героиня. Тошнота по утрам сначала легкая.

Хор. Скачки давления и головная боль.

Главная героиня. Неукротимая рвота по 40–60 раз в день, гастрономические прихоти.

Хор. Даже селедку жрала, именно жрала — неделю, а ведь рыбу-морепродукты не ест вообще. И самое невыносимое…

Главная героиня. Страх смерти.

Хор. Какой-то иррациональный, накатывающий приступами. В замкнутом помещении, в темноте, на лестнице. Она не могла выйти на балкон, ходить по стеклянным гумовским мосткам, спускаться в метро, летать в самолете. Проще сказать, что она могла. Глотать антидепрессанты.

Главная героиня. А когда кончился клофелин, нашелся Арсавин.

Главная героиня встает.

Профессор 2 (молодой). Гипоталамус шалит. Достаточно трех сеансов.

Хор. Три сеанса превратились в семь по три.

Главная героиня. В тот же день хорошо и следующим утром терпимо. А следующим-следующим «Доброе утро, унитаз».

Хор. В голове ревел Царь-колокол, никакие обезболивающие не помогали.

Главная героиня. Здравствуйте.

Профессор 2. Здравствуйте

Хор. Бледно-серо-зеленая.

Профессор 2. Стайгер, пройдите.

Хор. Принял без очереди.

Профессор 2. Расслабьтесь.

Хор. Хрустнули шейные позвонки.

Профессор 2. На спину.

Хор. Бр-р-р-р, иголки. Двадцать минут.

Главная героиня. Когда в следующий раз?

Профессор 2. По самочувствию.

Хор. Ребенок-даун — ничего страшного!

Главная героиня. Вроде сдавала тест на синдром Дауна на 45-й или 49-й день.

Хор. Не переживайте вы так. Заморозите яйцеклетки. Сделаете ЭКО, отредактируете геном, в Англии или в Германии 65-летняя выносила и родила. У вас будут еще здоровые дети, гораздо хуже с инвалидом возиться. Главное не сдаваться.

Муж (голос Профессора 1). У нее уже бьется сердечко, и пальчики — все двадцать, и глаза, она уже нас любит и узнает.

Главная героиня. Толик мечтал о дочке.

Хор. Из ЦПС звонили каждый день, трубку не брала. На работу, на иглы, свечки с Лейлой Святой Матроне. Толик давно уговаривал покреститься и обвенчаться. Согласилась, чтоб успокоить. Отец Павел поливал ее из купели. От рубахи валил пар. Крестных им «выдали» в Храме. Крестик и ладанку-оберег купила сама.

Главная героиня. Отрицание — первая ступень горя, на ступеньку ниже злость, третья — самообман.

Хор. Она сразу смирилась. Хотя смирение разве не высшая степень гордыни? Она не верила в Бога, а врачам как раз верила, но даже старую беззубую кошку нелегко решиться усыпить. А тут твоя…

Главная героиня. Долгожданная, и замуж вышла, чтобы родить в полной семье. Не двудесятое ребро, рука по плечо, без нее ты приспособишься, сможешь жить. Калекой с ограниченными возможностями.

Хор. Самое безвредное, чем рискует беременная в платной клинике, — преждевременные роды.

Главная героиня. Все вечера читала форумы мамочек.

Хор. Таблетка и неделе на 29–30-й внезапно отойдут воды, внеплановое кесарево, плод весом около килограмма, которому три-четыре недели придется лежать в барокамере за отдельную плату. Тебя просто порежут. И больше никого не сможешь родить. Два выкидыша на большом сроке. Залеченный аутоиммунный тиреоидит. Как бы не закончилась эта беременность — обострение АИТ, климакс.

Из ЦПС письмо заказное с уведомлением.

Главная героиня. Материнство/детская смертность/врачебные ошибки. Миллион ссылок. Весь набор, а родились полноценные дети. Два случая. Два чуда. Статистическая погрешность.

Хор. Цифры и факты оптимизма не внушали.

Главная героиня. Большинство детей-инвалидов воспитывают матери-одиночки. В среднем человек с синдромом Дауна живет 25 лет.

Хор. Всю беременность чуть-чуть мазало. В третьем триместре стало мазать сильнее и чаще. Сдала гормоны щитовидной железы. Срочно на сохранение! — эндокринолог. Вот только куда? Частники отфутболили. С таким диагнозом! — возмущение напополам с презрением.

Главная героиня. У меня угроза, кровь, две недели подтекаю.

Хор. …как при слабых менструациях. Вот где наблюдались, туда! катитесь! На три и пять букв. Сохранять «такое» никто не возьмется, нафиг им повышать смертность лечебного учреждения. Тебе даже аборт сделают только в одном месте: в инфекционке на Соколиной горе. Туда по скорой без полиса, бомжи, алкоголики, наркоманы и гастарбайтеры. Там гепатит или спид как насморк. На позднем сроке по любасу преступление, тролль с тазиком, в тазике мертвый младенец. Довольно крупный.

Главная героиня. Я не собираюсь делать аборт. У меня угроза. А на сохранение не кладут.

Хор. С таким диагнозом правильно делают. Грех это. Ребенок должен жить столько, сколько даст Бог. Раньше надо было думать.

Главная героиня. Троллей больше мамочек.

Хор. А то рожают под пенсию и виноватых ищут. О чем раньше думала, коза? Kinder, Küche, Kirche. Тебя бы вычистить без анестезии.

Главная героиня. Очень жирный тролль.

Хор. Взвоешь и поймешь тады, животное, как ребеночку нерожденному больно, красный «леденцовый» младенец, подпись: Он умирал в страшных муках 24 часа. Сдохни, сука, чтобы тебя на том свете игил ибли. В консультации по месту жительства предлагали единственное решение: Срочно, пока плод меньше 500 грамм. Гинеколог, заторможенная каштан, предупредила заранее. Медицинская страховка от государства вам не положена. Лечить и оперировать своего урода… ребенка вы будете за свой счет, потому что знали, что он инвалидом родится, и не согласились беременность прервать.

Главная героиня. Написала расписку: заберу из роддома.

Хор. А то сначала клянутся, все сделаем, а как увидят…

Главная героиня. Мозги у беременных точно усыхают.

Хор. В голове зрел жирный гениальный фурункул.

Главная героиня. упасть на улице с вещами и доками, уговорить, подкупить, взять в заложники скорую, чтобы госпитализировала наконец в медцентр Кулакова.

Подруга 2. Бли-и-ин, телегу накатай в министерство и пригрози пожаловаться Путину в прямом эфире.

Главная героиня. Вы меня вынуждаете написать жалобу!

II

Хор. На 30-й неделе положили в отделение патологии. Очередной перинатальный консилиум подтвердил диагноз.

Главная героиня. Толик, привези мне ночную рубашку и купи гинипрал и микролакс, 12 микроклизм.

Хор. Гинипрал капали каждые три часа, поднялась температура, тахикардия и…

Главная героиня. …спать не могла.

Хор. Заменили на веропомил. Постельный режим. Капельницы, уколы, таблетки, судно. Больничная молочная каша голубоватого цвета. Эсэмэска от Лейлы: «что приготовить?»

Главная героиня. Что хочешь.

Хор. Капельницы, уколы, таблетки, обед, судно. Передача от Лейлы с термосом, судками и запиской.

Подруга 1. Толик спрашивает, когда тебя можно навестить?

Хор. Капельницы, уколы, таблетки, ужин, судно. Чаевые санитарке и медсестре. На ночь капельница. Неделю. Прямо перед выпиской кишки сдавили клещи, скрутили и вывернули наизнанку.

Главная героиня. Железный крокодил солнце проглотил.

Хор. Отошли воды! Срочно в реанимацию! — издалека. Мужчина, вы куда? Дальше нельзя. Толик метался под дверями реанимации.

Главная героиня. Ног не чувствую, лампы поплыли, слились в одну.

Хор. Ее уносит в вечную мерзлоту, во рту, в носу, в легких — везде ледяное крошево.

Главная героиня. Она Церера пустынного полярного архипелага, ледяная Церера в астероидном поясе изо льда.

Хор. Артериальное давление падает. Би-и-и-и-и-и-и-и-и-и-ип, заело.

Главная героиня. Второй выкидыш…

Хор. …был на меньшем сроке.

Главная героиня. Схваток почти не было. Зато было много крови, ребенка вытащили по кускам, он плавал в крови, как мясо в густом томатном соусе.

Хор. Вкололи местную анестезию, она все видела. Ваш муж?

Главная героиня. Да.

Хор. Первый муж стоял рядом и тоже все видел. Берите, несите в палату, попытался поднять. Неуклюжий ботаник с впалой грудью. Давайте я, жалостливый, совсем молодой.

Главная героиня. Я сама, комната закружилась.

Хор. Не сможет, кровопотеря два литра.

Главная героиня. Сама.

Экран потух.

Хор. Врачиха со злыми темными глазами и высокий кучерявый ординатор пили чай с шоколадкой «Аленка». Над ними на веревке висели желтые латексные перчатки. Ложись, 14-я в три часа ночи. Ноги на опоры. Криминал? Расширитель, чуть ли не ржавый.

Главная героиня. Выкидыш.

Хор. Сколько недель?

Главная героиня. 20–22.

Хор. Раскрытие 3 см. Чистим. Два кубика лидокаина. Фрау Мендель надела перчатки, воткнула иглу в шейку матки, схватила самую здоровую кюретку, на вид такую же старую и страшную, как расширитель. Казалось, она скоблит через матку позвоночник и что-то внутри давит, обрывается и скрипит. Или хрустит. Мужу не разрешили остаться на ночь даже в коридоре. Не волнуйтесь, все будет хорошо. Я прослежу. Батареи еле теплятся, ординатор нашел для нее второе одеяло. Вам надо жидкости больше. Чаю?

Главная героиня. С экзотическим привкусом прелого веника. Спасибо, лучше воды. Приезжай пораньше. Я здесь не выдержу долго, только посплю. Сил наберусь.

Хор. Если что-то понадобится, зовите, не стесняйтесь. Судно, воду. Я в коридоре дежурю, меня Глеб зовут. А если не услышу, стучите кружкой, железной, по батарее. Сразу проснусь. Принес горсть барбарисок и гематоген. Она даже умудрилась заснуть на комковатом матрасе. Два одеяла давили, было сыро и тепло. СОЭ, РОЭ завтра. Выписку еще вчера подготовил, вещи сдам, когда сестра-хозяйка освободится. Отказ от дальнейшей госпитализации.

Главная героиня. Подписала, спасибо.

Уходит в глубь сцены в темноту.

Хор. Грудь не забудьте перетянуть. Выздоравливайте. Поймали такси и вернулись домой. Тихо, спокойно, без лишних эксцессов.

Главная героиня возвращается.

Хор. Я еду с дочерью! А ты собери тапки, халат, полотенце, зубную пасту, щетку, мыло, расческу. И приезжай во второй роддом, командным тоном. Муж развернулся и пошел назад в квартиру. В первый раз воды начали отходить еще в скорой, ей сделали несколько уколов.

Главная героиня. Сама поднялась на третий этаж, отделение «Акушерство и гинекология». В мокрых колючих лосинах и мокрых носках.

Хор. Снимай всю одежду, ложись. Медсестра постелила постельное серое от стирок белье. Надо свою ночнушку, на этой из вонючей горелой байки подозрительные пятна и дырки. Ты лежи, я найду завотделения, поговорю как коллега с коллегой, мать заведующая клиникой «Багира». Легла.

Главная героиня. Боль накатывала волнами. Большая, еще больше, огроменная обжигающая волна кипятка. А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а (во весь голос).

Хор. Он лежал у нее между ног в луже. Чистенький, с темными волосами, с закрытыми глазами.

Главная героиня. Ему было холодно.

Хор. Мальчик. Куда его? На вид патологий нет. Можно попробовать... Не надо, — сказала мать.

Главная героиня. Мам, где он?

Хор. Никого.

Главная героиня. Из сгиба локтя игла с трубкой (втыкает в себя иглу, брызгает кровь).

Хор. Его унесли.

Главная героиня. Он живой. Я помню, мальчик.

Хор. Умер, как только родился, ты молодая, родишь другого.

Главная героиня. Я не видела, как он умер (тихо плачет).

Хор. Спи, родная, не плачь. Ее чистили дважды: мужчина с мягкими руками и утром по блату. Придет в себя, узнайте, гепатитом болела? Неизвестная без документов. Внематочная. Лопнул придаток. Кровь лилась в брюшную полость. После операции завотделением вся в крови. Хорошая девочка, терпеливая.

Главная героиня. Я? Вот НЖ терпела, пока не упала на улице.

Хор. НЖ крупнее, выше и старше лет на 15 — ее не жалко. А она. Тоненькая, ручки-ниточки, ножки-спички. Слишком юная, слишком доверчивая, такие не живут, а маются. Ее всегда жалели. Надо пройти обследование. Выкидыш на таком сроке просто так не бывает. Молодая, ничего страшного, с кем не бывает. Вы сами врач и мать, должны понимать. Витамины, питание, меньше нервничать и пару лет никаких детей. Вот направление в эндокринологический диспансер, вы бы сходили.

Главная героиня. До свидания.

Хор. Это твой муж виноват. Дохлятина. Даже нормального ребенка сделать не смог. Я тоже подтекала с первого дня, но сама родила, тебя вообще на диване. И ты родишь, должна родить.

Яркий свет.

III

Подруга 2. Почему не лечишься?

Главная героиня. Вина?

Хор. Под дамляму с бараньими ребрышками.

Главная героиня. Была у трех докторов наук и у кандидатов, сбилась со счета. Разные диагнозы и лечение разное.

Подруга 2. Так выбери одного и начни.

Хор. Главное начать.

Запахло приманчиво райхоном, барашком, чесноком и болгарским перцем.

Подруга 2. Бли-и-ин, красота неописюшная.

Хор. Произведение искусства, песня. Пища не только для желудка, для души.

Подруга 2. М-м-м, вкуснотища.

Главная героиня. Пей. Я им не верю, а лекарства с серьезными противопоказаниями, изменение формулы крови.

Хор. Агранулоцитоз.

Главная героиня. У меня слабая печень, отвратительная поджелудка. Таблетки стараюсь вообще не пить. А тут горстями и годами.

Подруга 2. Не лечишься, от фонаря. Хотя чуть не сдохла.

Хор. Тиреотоксический криз. Третий год давление 135/100, пульс больше 200… не сосчитать. И в голове шум постоянно. Женщина…

Главная героиня. …собака, кошка, муха.

Профессор 1. Возраст?

Главная героиня. 29 лет.

Хор. Выглядишь как Надежда Константиновна Крупская.

Главная героиня. Печалька. Привыкла. Ко всему привыкаешь, к плохому медленно. Если бы можно было плохое забыть.

Профессор 1. Сдадите кровь на гормоны, УЗИ.

Главная героиня. Есть.

Хор. Сдавала полгода, два месяца, месяц назад.

Профессор 1. Сдайте повторно.

Хор. Слишком старые мы, делаем сами, у нас очень хороший аппарат, лучший узист.

Профессор 1. С результатами ко мне на прием, 200.

Хор. 500, 700, 1000. Анализы, УЗИ на порядок дороже.

Подруга 2. Ты меня слушаешь? Сдохнуть хочешь?

Главная героиня. Извини, задумалась, повтори.

Подруга 2. Сдохнуть хочешь? Кувшинчик прелесть.

Главная героиня. Нет, конечно, такую роскошь позволить себе не могу. Буду дальше страдать врагам назло. Ашехани домашнего разлива. А кувшинчик грузинский.

Хор. Квеври.

Подруга 2. Тебе мозгоправ нужен, болеть и не лечиться трэш. Блюдо тоже.

Хор. Аутентично.

Главная героиня. Много работы, горю и в день рождения, и в Новый год.

Хор. В отпуске не была восемь лет.

Главная героиня. Риштан. Голубая керамика, XIX век, ручная роспись, там клеймо мастера на фарси.

Подруга 2. Нафарси — красивое имя.

Главная героиня. Это не имя. Это язык такой.

Подруга 2. Вижу.

Хор. Гугл.

Подруга 2. Риштан, Узбекистан — значит, узбекский.

Главная героиня. Сам… самоназвание персидского. Риштан таджикский город.

Хор. Все города Средней Азии построили таджики.

Главная героиня. Пей.

Подруга 2. Допьем. Тост вспомнила. Так выпьем перед боем! О-отличное вино, пьется легко, а торкнуло в тему. За сбычу мечт! Дерзайте!

Хор. Близнецам.

Подруга 2. Поменяй работу. Кардинально. Пора-пора. Гороскопу не веришь, Лейла пусть погадает…

Хор. Святки.

Подруга 2. …на картах.

Хор. …кофейной гуще, крысиных костях.

Подруга 2. По звездам сверься онлайн в интернете.

Главная героиня. Шеф предлагает Сан-Диего. Пошли на диван.

Подруга 2. Ну, начинается, без надзора будешь пахать по 120 часов в неделю. Блин, замок не могу застегнуть.

Хор. Пузо мешает.

Главная героиня. Джинсы снимай, чистый халат.

Подруга 2. Уф! В трусах поживу. Ты не против?

Главная героиня. Зарплата выше, квартира фирмы, медстраховка.

Подруга 2. Пластика лица, 32 Да Винчи, силиконовые сиськи 6-й номер и ноги удлини на 10 сэмэ.

Главная героиня. Ноги долго. В гости приедешь, миллионера найдешь или двухметрового мачо с шестью кубиками, талией.

Хор. …и без бубликов по бокам.

Подруга 2. Себе найди, если пообещаешь заняться личной жизнью, вали.

Хор. Хоть сегодня.

Подруга 2. Куда угодно, в Сан-Диего.

Хор. Свободна.

Главная героиня. Я пас.

Хор. Семейным счастьем пронесло.

Главная героиня. Что-то путное браком не обзовут.

Подруга 2. Да ладно мужа! Хорошие мужья — как приморские леопарды.

Хор. 10 штук под охраной уже 60 лет.

Подруга 2. Любовника заведи.

Главная героиня. Я кошку не могу завести, себе позволить. А кошка…

Подруга 2. …мышей ловит, ух, потолок кружится и пол.

Главная героиня. Нету у меня мышей.

Подруга 2. Заведутся скоро, и не только в доме. Есть невропатолог. Заодно подлечит. Женатый, гад, но классный, умный, симпатичный, 35 лет и волшебные руки, мелкой сыпью офигеть на месте.

Главная героиня. Себе бери.

Подруга 2. Я замуж хочу, а отбивать чужого мужа никаких нервов.

Главная героиня. С моей психикой тем более. Был бы психиатр, я бы подумала.

Подруга 2. Гадюка, лишь бы отмазаться. Признайся честно, сколько у тебя было любовников? Смеяться не буду.

Главная героиня. Два. Смейся, на здоровье.

Подруга 2. За сколько лет? И кто?

Хор. Имя, сестра, имя?

Главная героиня. Ну, с четырнадцати. Мой первый.

Хор. На Шахине женился. Прайс-Вотерхауз превратила в гарем. Красивых мальчиков через себя пропускала.

Главная героиня. И муж.

Подруга 2. Бли-и-ин, за 15 лет вместе с мужем двое?!

Главная героиня. Ну да. Я ж не красотка и секс-бомба, как ты.

Подруга 2. Блин, тут не смеяться, а рыдать…

Хор. Повеситься.

Подруга 2. …остается. Глеб…

Хор. Этот гадский бабник…

Главная героиня. Клянусь, никогда, ни он, ни я.

Подруга 2. Не перебивай. Он блядво, а не дебил. Так вот, Глеб называл тебя березкой!

Главная героиня. Подумаешь, березка. Береза.

Подруга 2. Бревно ты буратинское. Как до жизни такой докатилась?

Хор. Как колобок.

Подруга 2. Он говорил, что ты стройная березка, ясная и светлая.

Главная героиня. А ты поверила на слово? Землю есть не заставила, кровь пить?

Подруга 2. Ты не права, люди что думают, то и говорят.

Главная героиня. Тоже Глеб.

Хор. Мессия, открывающий истину, — помесь Фрейда с Мессингом.

Подруга 2. Надо людей просто слушать. Жизнь одна. Пройдет, потом будешь топлес-топниз бросаться…

Хор. На всех подряд.

Подруга 2. …в старости.

Главная героиня. Я до старости не дотяну, мне 29, а кажется, 100.

Хор. Не каркай, сглазишь.

Свет становится красным.

Муж. Я не давал своего согласия (обиженные глаза под очками наполнились слезами).

Подруга 2. И счета не оплачивал.

Хор. Не согласен — плати.

Профессор 2. Исполнитель завещания дал.

Муж. Вы убили моего ребенка. Вы убили мою жену.

Хор. Нудно.

Муж. Вы убили, убили, убили.

Хор. С надрывом.

Подруга 2. Анатолий, прекратите истерику. Она умерла два месяца назад вместе с вашей дочерью.

Муж. Я засужу эту вшивую больницу.

Хор. Ему, наверно, больно.

Муж. Они убили моего ребенка. Они убили мою жену. Убийцы!

Подруга 2. Ради бога.

Хор. Заткнись. Убогий, и горе его убогое.

Муж. Убили, убили, убили, у-у-у-у-у-у-у-у-у!

Хор. Вытирая стекла мятым платком в клетку.

Муж. Ты не имела права.

Хор. Безглазо щурясь.

Подруга 2. Я юридически уполномоченное лицо.

Хор. Мерзее не скажешь.

Муж. Я ее муж, это был мой ребенок, мы венчались, а ты ей никто. Ланочка не успела исповедаться. Плохо-плохо-плохо, отец Павел…

Подруга 2. Анатолий, не кричи.

Хор. Без тебя дерьмово.

Подруга 2. Давай выйдем в коридор. Лев Платонович, вы нас извините. Он просто устал.

Хор. Крови свернул и попил.

Профессор 2. Мне очень жаль.

Подруга 2. Анатолий, идемте. На воздухе вам станет легче.

Муж. Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы, убийцы! Убийцы, убийцы, убийцы! Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Подруга 2. Блин! Заткнись! Не ори!

Хор. Достал.

Подруга 2. Да черт с тобой, можешь орать, пусть тебя нафиг в ментуру заберут.

Хор. Неужели замолк?

Подруга 2. Выйди и подожди за дверью (упирался, не хотел уходить).

Хор. Выключился, передохнул и начал ныть опять.

Муж. А как же похороны? Отца Павла надо попросить, чтоб отпел. И место, место хорошее найти.

Подруга 2. Кремация, завтра в два часа дня.

Муж. Так нельзя, не по-людски. Ланочка верующая, крещеная, отпеть по православному обряду.

Подруга 2. Ее последняя воля — кремировать.

Хор. Боялась, что после смерти ее сожрут черви, черти. Какая-то фобия типа арахнофобии, насекомые вообще вызывали у нее болезненное отвращение.

Муж. А я, как же я, мне…

Подруга 2. И вам, Анатолий, нужно — отсыплем.

Хор. Квартиру матери, машину брату. Пепел развеять на могиле отца, дедушки, бабушки. Место купить придется, иначе прах не дадут. Она не знала, как умер и где похоронен ее отец. Мать с отцом давно развелись. Он жил под Джамбулом на берегу Тараза со своей третьей женой и ее взрослыми детьми. Раз в несколько лет дом из рубленого камыша и глины смывало в реку. Отец заново его отстраивал на том же месте. Он был из семьи депортированных по нацпризнаку и родился в казахской степи то ли в 42-м, то ли в 43-м. Потом она уехала учиться, развалился Союз и письма перестали приходить.

Подруга 1. Наконец-то, ты в коме была.

Главная героиня. Мне показалось, что я умерла.

Подруга 1. Почти (скривив губы и щеку). Тебя травили какой-то дрянью и электрическим током. А санитары…

Хор. Особенно рябой и мордатый.

Подруга 1. …хамы.

Хор. Тонкая душевная организация.

Профессор 2. Главное — жива. Повезло.

Хор. Новейший метод, клинические испытания еще идут, шанс 1:10.

Главная героиня. Толик?

Подруга 2. У себя. Тебя отключили от аппарата искусственной вентиляции легких, чтобы перевезти сюда. Лейла отпуск взяла. Я подписала бумаги, если бы не получилось…

Свет на Главной героине, остальных не видно.

IV

Хор. Никола-Архангельский крематорий. Справка о смерти. Голгофа, точка, конец, не исправить. Никто не плакал. Чужие, незнакомцы, сослуживцы брата, соседи. Подошла последняя, после всех. Встала на колени, поклонилась трижды. Белые гвоздики россыпью в ноги. Крупные руки сложены на животе. Пять лет назад это была высокая худая женщина с пронзительными темно-карими глазами. Ее взгляд царапал, втыкался отравленными крючками, ненавидел-завидовал наповал. Так неожиданно, вроде рак бессимптомный, не мучилась. Под белым кружевным покрывалом не она. Смотреть туда было страшно, а идти еще страшней. Мумия. Обтянутые пергаментом кости, неудобно, неправильно, запрокинутое лицо с безгубым ртом.

Главная героиня. Прости (целовала руки, связанные белой лентой). Прости, прости,

Хор. Последнее. Все попрощались? Место и правда хорошее навещать, в черте города, автобус и маршрутки.

Брат. Я скажу, если вы не против. Нас мало, самые близкие,

Хор. Ни родственников, ни знакомых с бывшей работы, ни подруг.

Брат. Кого мама знала лично. Я вам благодарен, что поддержали. Я… я…

Хор. Лучшее кладбище. Закрытое 30 лет, по великому блату и за бешенные бабки бордовый лакированный гроб с золотом и бахромой. Головой на запад к дороге. Горсть пыли. Закопали. Холмик желтой глины. Венки забыли, купили у могильщиков пластиковые ядовито-салатный «Покойся с миром» и тухло-мясной «Любимой маме», пыльные выгоревшие черные ленты, с чьей-то могилы?.. Поминки в «Восточной кухне». Новенькая. Открылась недавно, месяца два. Торопились, примерзли в горах холоднее на пять градусов. Стол не накрыт, в зале дубак почти как на улице. Официанты-сомнамбулы ползали. Орехи полупустые, сухофрукты. Американские, деревянные, яблоки, мандарины — Египет. Салаты? Нет, нет! Чай хотя бы согреться, кроме чая компот. Густая куриная лапша с желтыми кружками жира и редким укропом. Плов, куурдак из жирной баранины.

Главная героиня. Остыло, запить нечем. У дедушки поминали по обычаям, начали рисовой кашей с изюмом, его вспоминали.

Хор. Кристальной честности, верности, мужества, Карлаг не сломал.

Главная героиня. Наивный верил.

Хор. …в светлое будущее и коммунистические идеалы. С Марией пятерых воспитали. Помянем. Аллах акбар, не подают, с собой не принесешь.

Главная героиня. Могла приехать, поговорить в последний раз, собиралась все пять лет собиралась, даже взяла билеты.

Хор. Отнялись сначала руки, потом ноги. 31-го полегчало, смотрела «Огонек». В больницу не надо, обрадовалось. Проскочу.

Брат. Ухаживать…

Хор. За три недели.

Брат. …устал.

Главная героиня. Не сказал четвертая степень.

Брат. Она сама не хотела, капризничала. 3-го ночью ни с того ни с сего подай арбуз. Утром не проснулась.

Хор. Одежду сжечь, из поколения в поколение, на память самым родным. Кольцо. Остальное в костер. Вещи покойника живые носить не должны. Что не горело, вынесли на помойку.

V

Главная героиня. С Рождеством! Пустишь?

Хор. Поздно.

Подруга 1. Проходи? Что с тобой?

Хор. Дорогая пропажа.

Главная героиня. Со мной? Ничего. Отморозки, сын любимый.

Хор. Два передних зуба нашла, выпали.

Главная героиня. Не заметил, болела, умирала, а я вообще… опоздала. Да и сиделка из меня никакая, ни поднять…

Хор. Хилая.

Главная героиня. …ни утешить, знаешь, маленькая мечтала: найдутся настоящие родители и заберут, такая же сволочь стала.

Подруга 1. Поплачь.

Главная героиня. После развода ругались, ругались, чуть ли не врукопашную. Негры в Африке голодают.

Хор. Мы не в Африке.

Подруга 1. Ты не ела совсем.

Главная героиня. Не могу. Сбежала, даже одежду не забрала, в чем была. В семьях наркоманов и алкоголиков.

Хор. Сравнила.

Главная героиня. Скажи спасибо, что родила, спасибо, только за что? Жизнь хорошая штука?..

Подруга 1. Странный он, виделись, спрашивала, как мама и почему никого не позвал?

Хор. Галилу Далиловну, врачей из «Багиры».

Подруга 1. На свадьбу можно не пойти, на похороны обязательно.

Главная героиня. Ничего не чувствую.

Подруга 1. Это шок, папа год назад от инсульта, а до сих пор не верю.

Хор. Не смирилась.

Подруга 1. Страшно и уже не изменить. Счастливая, умерла дома.

Главная героиня. Слишком быстро, дедушка в 78, бабушка в 90, в нашем роду все долгожители.

Подруга 1. Старики живут, если кому-то нужны.

Главная героиня. Дети уроды, есть в кого.

Хор. Не способны к эмпатии.

Главная героиня. Сдохнуть легче здоровому. Даже фото в траурной рамке не поставили, за то, что выносила, кормила, одевала, пыталась любить, когда болели, ни слова не дождалась. Не заслужила такую жизнь, никто не заслужил.

Подруга 1. Значит, повезло, долго не мучилась. И место отличное, на центральной аллее. А похороны для живых.

Хор. Мертвым плевать.

Главная героиня. Я и забыла, что когда-то ее любила, всегда любила. Не соответствовать высоким стандартам в отца-неудачника, тяжело.

Подруга 1. Любила как умела. Плохое забудется, через год памятник поставим.

Главная героиня. Черную плиту, в изголовье плакучую иву.

Подруга 1. Из мрамора с фотографией, не плачь.

Главная героиня. В помятом платье и панамке.

Хор. С обратной стороны: окунь-бокунь 1953 г.

Главная героиня. А это мы.

Подруга 1. На маму похожа, вредина.

Главная героиня. Неа, брат похож, виски седые, статный.

Хор. Дедовский профиль, мамина гордость, сердце, души половина.

Подруга 1. Жена могла бы прийти.

Главная героиня. Бывшая.

Подруга 1. Хорошо, что внук.

Хор. Четыре года. Единственный.

Главная героиня. Никовская порода.

Хор. Двоюродный брат деда по материнской линии, прихвостень империализма, прямой потомок в изгнании.

Подруга 1. Пусть земля маме пухом.

Хор. Бутылка кончилась.

Подруга 1. Покоя.

Хор. Приснился.

Подруга 1. И с братом помирись.

Главная героиня. Лейла…

Подруга 1. Я простила давно, и ты отпусти.

Профессор 2. Смерть наступила 4 января в 11.05.

Алина ш.

Алина ш. — родилась во Владивостоке. Окончила физико-математическую школу и Киргизский государственный университет по специальности «Прикладная математика». Публиковалась на сайте «Полутона» и в журнале «Бельские просторы».