Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Айна Шитканова

Кольсайские озера

В старом автобусе теперь было совсем душно. Кондиционеры не работали, на лбу выступила испарина, а по телу пробежала капля пота. Я подергала футболку, потом замахала перед собой блокнотом.

— Ну и душняк! Когда же поедем? — вздохнула случайная знакомая Динара, развалившись на сломанном кресле рядом.

— Осталось совсем чуть-чуть, — сказала я, а увидев люк на потолке, расслабилась и откинулась назад, решив переждать какие-то минуты в жаркой сауне.

Через пятнадцать минут автобус, собравший всех пассажиров, двинулся к Кольсайским озерам.

— Итак, мои хорошие, вот мы и выезжаем из Алматы, — раздался радостный голос гида. — Ехать нам около четырех часов. Кольсайские озера находятся… — продолжала она рассказ.

— Anyone speaks English? Anyone speaks… Anyone…1 — заволновались две женщины, сидящие через пару кресел в следующем ряду.

— Ты говоришь по-английски? — толкнула локтем меня Динара. Я кивнула и вытянулась вперед.

— Do you speak English?2 — спросила блондинка-иностранка около 45 лет.

— Yes, I do3.

После некоторой паузы женщина натянуто улыбнулась и нервно произнесла:

— We don’t understand anything!4

Она отвернулась. Через минуту встала и пошла вперед к носу автобуса.

— Все хорошо. Все хорошо, — успокаивала гид по-русски. — Вы не первые такие. У нас люди добрые, помогут. Мы вас заселим с теми, кто говорит. Не переживайте. Садитесь, садитесь, — гид проводила их до места.

Блондинка-иностранка продолжала натянуто улыбаться, обменялась парой реплик с соседкой, от которой тянуло запахом камфоры по всему автобусу.

— Только не мы. Не переношу этот запах! — сказала одна девушка с накрашенными глазами и большими серьгами сзади.

— Почему они не могут сделать англоговорящие туры для иностранцев? Позор! Они же ничего не понимают! — возмутилась Динара. — Вот я ездила в Дубай и Египет, и там везде можно купить туры для русскоговорящих. А у нас какие условия!

— Точно! Сервис хромает. И как они умудрились купить себе эту поездку?

— Может, ты спросишь, что они хотят знать? — схватила меня за руку Динара.

Теперь у меня появилась ноша, отчего я почувствовала легкую тревогу. «Не лезь впереди трамвая» — жирными буквами передо мной проплыла известная поговорка.

— Зачем? — ответила я.

В течение последующих четырех с половиной часов иностранка-блондинка несколько раз вставала, то захлопывая, то открывая люк.

В поселке Саты в автобус зашел местный, ответственный за распределение туристов на ночлег в гостевых домах. Он называл необходимое количество, и первые собравшиеся выходили.

— Еще четыре человека, — раздался его голос в наполовину наполненном автобусе.

— Пойдем? — посмотрели мы друг на друга с Динарой.

— Давай иностранцев возьмем, — предложила я. Динара кивнула. Я остановилась возле тех женщин и сказала: — Let’s go. We will stay in one of the guesthouses for the night5.

— Oh! — женщины переглянулись, схватили рюкзаки и быстро последовали за нами.

— You are now officially a translator!6 — пошутила вторая иностранка-шатенка.

— Оh, no! — мы все разом засмеялись.

— My name is Jodi, — сказала шатенка. — And she is Doris. What is your name?7

Мы c Динарой представились, немного поболтали. Тут подошла хозяйка гостиничного домика, и мы последовали за ней. Разулись на площадке у дома. Необутые ноги в тонких носках уловили холод на крыльце и на полу в самом доме. Даже ковры на полу не согревали. Мой наметанный на порядок глаз, хоть и близорукий, приметил сразу несколько деталей: вот бы почистить ковры.

Мы быстро прошли в свободную комнату.

— You should go there, — указала я иностранцам на другую свободную комнату. — And breakfast is at 7 am. The bus will pick us up to the lakes at 8 am8.

— Ok, thank you.

***

— Надеюсь, постель они меняли, — укладываясь спать, тихо сказала Динара.

Я понюхала одеяло, подушку.

— Нет, постель точно не свежая.

— Хах!

— Да ладно.

— Да ладно, — Динара отвернулась и быстро уснула. Я ворочалась, ворочалась и вышла на улицу в туалет. Зашла — принюхалась. Запаха сладкой ванили, пропитывающего даже одежду, не учуяла. Видимо, были вырыты свежие ямы. В туалете свет я не нащупала, поэтому зашла в заросли. Кто же меня ночью-то увидит.

***

Утром нас ждал завтрак с пшенной кашей, кучей вредных сладостей, баурсаков, желтого сливочного масла и парой кусков хлеба.

— Блин, каша без сахара, — Динара отодвинула тарелку и не стала есть.

— Вон сахар.

— Нет… был бы бутерброд хотя бы.

— How did you sleep?9 — вышла блондинка Дорис из комнаты.

— Well, I couldn’t fall asleep for two hours. And you?10

— Normal11, — сжала губы Дорис.

В гостевом домике было пять комнат, из которых к нам за большой стол присоединялись другие туристы. Мы перезнакомились, а потом стали собираться к озеру. Пока мы ждали транспорт, иностранки рассказали немного о себе. Дорис с короткой стрижкой и в очках, с Вены, раньше работала директором по маркетингу, сейчас она преподаватель в одном австрийском вузе. Денег меньше, но зато больше свободного времени, которое она уделяет детям десяти и девяти лет.

Более разговорчивой оказалась Джоди, она с Новой Зеландии, но живет в Австралии. После школы много путешествовала и работала в разных странах, потому что не знала, кем хотела бы стать. Так в девичестве они и познакомились с Дорис, работая в Париже. Позже, к двадцати годам, Джуди все-таки определилась и вернулась в родную Зеландию. Отучившись пару лет в колледже на медсестру, она переехала в Австралию. В скором времени она встретила там будущего мужа, они поженились и обзавелись детьми. Их мальчикам на данный момент двенадцать и девять лет. Джоди рассказала, что является первоклассным специалистом, поэтому не ищет постоянную работу. Ее часовая ставка выше, чем у обычной медсестры, поэтому несмотря на то, что она работает по времени меньше, получает больше другого среднестатистического специалиста. Джоди приходит в любой госпиталь тогда, когда сама пожелает, и ее принимают везде.

Она жаловалась, что никто в Казахстане почти не говорит по-английски и им сложно познавать культуру. Потому что знакомишься с ней только через людей.

***

Ярко-голубой Кольсай, поместившийся в ложбинке вечной зелени, захватил с первого взгляда все мое внимание. Туристы с гидом быстро шли вперед, а мне хотелось подольше насладиться видом. Закрывая глаза, я вдыхала непривычно свежий воздух, а на выдохе мои глаза встречались с невероятной красотой. Такой, какую я не видела никогда. Продвинувшись немного вперед, в нос ударил запах жареных шашлыков. Тут я представила, как буду сидеть с палкой мяса у невиданной природы.

Подъезжали теперь и другие автобусы. На подмостках все стали доставать телефоны и фотографироваться.

— Ну все, мои хорошие, кто идет дальше, а кто остается? Я буду здесь. Вы как? — спросила гид.

— Мы идем. Только иностранцы… — я стала выглядывать и нигде не могла их найти.

— Пошли, пошли, — Динара побежала вперед. — Вы сможете нашим иностранцам объяснить, будут они здесь или пойдут дальше?

— Разберемся, — махнула рукой гид.

Мы стали подниматься ко второму озеру. Еще у автобуса я предупредила иностранок, что мы встречаемся в 18:00 и потом едем обратно в поселок.

Чтобы преодолеть девятнадцать километров вверх и вниз по крутым и каменистым склонам, мне понадобилось шесть часов. С Динарой где-то на переходе мы разошлись, а увиделись только в автобусе. Один час я провела у второго озера, берег которого украшают голые и обломанные стволы елей. Лишь только острые сучья требуют внимательных глаз. Сделав кучу фоток для инстаграма, полежав на поваленном вековом дереве, я потянулась, еще раз оглянулась. Дальний склон впереди стал иссиня-черным, и мне стало не по себе от мысли, что несколько часов придется идти промокшей. Поэтому я не спеша поплелась назад.

На обратном пути приходилось все время останавливаться, чтобы осторожно спуститься по тропинкам, особенно там, где выступали острые камни. И уступать дорогу лошадям с пригнувшимися от страха упасть туристами, не пожелавшими испытывать свое тело на выносливость.

— Какая избалованная! — смеялись ребята, окружив местную собаку где-то в закутке. Они пытались подкормить ее то хлебом, то колбасой. Но она только ласково смотрела на них и ничего не ела. Там я поняла, что никогда не видела таких добрых собак.

***

В 16:00 я была уже на подмостках. Туристов было много, но не с нашего автобуса. Я оттерла салфеткой засохшие губы от белой слизи, почистила лицо, руки, собрала растрепанные волосы. А потом купила две бутылки 0,5 и выпила залпом. Шашлыков уже не хотелось, только бы отдохнуть. Я села на лавочку в беседке. Ноги в грязных кроссовках, в пыльных черных брюках закинула на перила. Вдруг я поймала на себе похабный взгляд какого-то мужчины с пузом и тут же спустила ноги и села за стол.

— Девочка, скатерть-то убери, — сказала какая-то женщина в очках напротив меня. — Смотри, какая грязная.

Загорелая девчушка в розовом платье и взлохмаченными волосами собрала скатерть и унесла.

— Какая грязь! — брезгливо выпалила уже другая женщина, когда скатерть обнажила потемневший деревянный стол.

— А вы где тур покупали? — спросила я у той, что в очках, которая требовала сменить скатерть.

— Я гид. Каждую неделю сюда приезжаю. На пенсии, но работаю… для души.

— Как здорово! А как же вы с иностранцами общаетесь?

— Сначала рассказываю на русском, а потом подхожу к иностранцам и в краткой форме выдаю информацию уже на английском.

— М-м-м... И как им здесь?

— Ой, вы знаете… они как дети. Радуются. Им все нравится. А наши… все время жалуются и жалуются, все не так, то туалеты их не устраивают, то ванны нет…

Мы еще немного поболтали с ней и другими туристами. Мне все было любопытно, чем же отличаются условия у разных компаний. Информацию я собрала и записала в блокнот. Так что теперь могу советовать, у кого покупать, а у кого нет. Потому что, оказывается, разница есть: и в комфортабельности транспорта, и в условиях проживания.

К 18:00 все пассажиры были на месте, кроме одной пары. Поэтому мы выехали только через полчаса.

— It turns out there is a cave! We didn’t know…12 — она многозначительно посмотрела на меня.

Мне стало не по себе, и я не знала, что и ответить.

— Did you go further to the second lake?13

— I did. And you?14

— We were walking around this lake15.

***

— Ой, я как заново родился! — встретил нас один из туристов в гостевом доме. Это был мужчина за 65, статная выправка которого выдавала, скорее всего, военное прошлое. Он потерся полотенцем и весело закинул его на плечи.

— О! Вы были… в бане? — озарило меня.

— Да! — гоготнул он.

— О! Тоже пойду! А сколько стоит?

— Пятьсот тенге.

Я тут же договорилась с хозяйкой, что в порядке живой очереди после одной пары и ужина иду в баню.

— Where can we wash the legs?16 — спросила меня Дорис.

— There is the banya. It costs five hundred tenge per person, it’s like a bathroom or sauna, but it’s not bathroom or sauna17.

— Oh! Mmm… Will you go there?18

— Yes. But, not now, because there are other people washing. Only after the dinner.19

— Ok. Then we will also take a look when you go20.

***

К ужину хозяйка принесла две большие тарелки сочных мант. Тогда мне показалось, что вкуснее я ела пока, конечно, только у мамы. Со всех сторон люди замолкли, закидывая в рот порцию за порцией. Жена банщика с выправкой военного предусмотрительно положила манты в две пиялки и унесла в комнату.

— How is it called?21 — спросила Дорис, смотря на других, но все еще не решаясь положить себе в тарелку.

— Manty.

— It’s like Chinese or Thai?22

— Yes, they also have manty. This is Asian food; you can meet it also in Russia and in Caucasus23.

Дорис положила себе пару штук и медленно съела. Поникнув, Джоди сидела, обхватив живот.

— Почему она не ест? — спросил один мужчина.

— У нее болит живот.

— Maybe, you need something else?24

— I think just a slice of bread25.

Она отломила кусочек хлеба и медленно зажевала.

Через какое-то время отовсюду стали сыпаться вопросы. У нас собралась самая необыкновенная компания: пара пенсионеров, решивших вырваться на выходные из алматинского заточения и летних уроков с внуками. Еще одна пара, — где муж бывший капитан военно-морского флота (тот самый банщик), — которая колесила когда-то по всему Советскому Союзу, а сейчас осталась в Хабаровске. Две медсестры из психодиспансера, у одной из них дочка путешествует на деньги своего богатого и старого любовника. Две иностранки. И мы с Динарой, единственная молодежь. Советским людям было интересно узнать больше об их жизни, ведь большинство из них никогда не были в дальнем зарубежье.

Наша беседа затянулась аж на два часа. Самым интригующим вопросом для всех стал: почему женщины путешествует одни и отпускают ли их мужья. Ответ Джоди был встречен хмыканием пенсионеров-мужчин и раскрытыми ртами женщин. Раз в год по традиции подруги встречаются в любой точке мира и путешествуют вдвоем. В то время как мужья остаются с детьми.

***

После ужина я пошла в баню, позвав на осмотр условий иностранок.

— Ок, — кивнула Дорис, после того как я показала, где брать холодную и горячую воду.

— Then I will tell the owner that you will also go after two women following me?26

— Yes, thank you.27

Кстати, в бане меня удивило, как был сделан пол. Это были два крупных бруска с прибитыми сверху досками, отделенные парой сантиметров друг от друга, чтобы стекала вода на цементное дно, уходящее в септик. Сруб чем-то напоминал плот. Я сама родилась в деревне и видела бани без щелей на полу. Чтобы сделать такой цельный пол, требовалось много времени, а пол здесь был достаточно оригинальным, удобным. И быстрым в строительстве.

После меня в баню отправились женщины-медсестры из психодиспансера. Когда они вернулись, одна из них постучала в дверь к зарубежным гостям:

— Гоу ту баня!

— Ок, thanks28, — раздалось в коридоре.

Через некоторое время, когда иностранки ушли мыться (как мне сначала показалось, вдвоем), отключили свет. Я уже легла спать и в тревоге перекатывалась с одного бока на другой. Как же они там справляются? Наконец я решила выйти и проведать. Долго собираться не пришлось, так как спали мы на несвежей постели в одежде. Выходя из домика, я наткнулась на медсестер, возвращавшихся на боковую после очередной дозы никотина на ночь.

— Интересно, как они там?

— Ой… Бедна-а-а-я… выходит, выливает воду на улицу.

— Что?

— It’s Alua. Are you Ok?29 — постучалась я в двери бани.

— Normal!30 — раздался резкий голос Джоди.

— It’s a pity, but the light is switched off, so we are worried about you. I also wanted to say that you don’t need to pour the water out.31

— I was sick that’s why I went outside!32 — напряжение в ее голосе стало больше.

— Ok, If you need something you can just knock at my door.33

— You are so kind. But I’m a nurse, and I have everything with me!34

— Ok.

И я ушла. Ночью сквозь сон я услышала стук в коридоре и англо-русский диалог. Наша медсестра предлагала австралийке какие-то таблетки. Последняя быстро сказала «thank you», и двери захлопнулись.

***

На следующее утро Дорис спросила меня, есть ли что-нибудь такое, что я им не сказала. У меня внутри все напряглось от смутного предчувствия.

— Only that I’ve already told you35.

После озера Каинды мы вернулись в гостевой дом и пообедали жирным пловом. Джоди заметила, как еле передвигается Динара после многочасовых подъемов, и просила предложить Динаре австралийские таблетки и крем типа от боли в мышцах. Динара взяла одну таблетку. Потом мы стали болтать с Джоди, она показала некоторые фото с Австралии, своей семьи, поездок.

— How do you know English so well? — спросила меня. — Thank you for your help. If not you, I don’t know how we would cope with all that stuff. Here no one speaks English. We met many foreigners and they say the same. It’s difficult36.

Потом она предложила остановиться у нее, если вдруг окажусь в Австралии. Мы обменялись контактами, а потом пошли собирать вещи в дорогу.

Тем вечером я уже была дома.

***

На следующий день я добавила ее в друзья в фейсбуке. А через пару дней прочитала ее пост о поездке в Казахстан.

Джоди писала, что это была самая ужасная поездка в ее жизни. Они поехали на Кольсайские озера, купив тур с помощью друга, живущего в Алматы. Но лучше бы не ездили. Впервые в жизни она не понимала ничего, что происходило в поездке. Прежде всего в автобусе без кондиционера, в котором у нее постоянно болела голова. Ее подруга подошла с вопросами к гиду, но вскоре выяснилось, к большому удивлению, что гид не говорит по-английски. Когда автобус остановился в каком-то поселке, наблюдая за тем, как люди стали выходить, они просто вышли следом (мое эго было задето, но дальше было хлеще).

Приехав грязные и потные с озера, они обнаружили, к своему очередному шоку, что мыться придется в какой-то комнате, называемой баней. Джоди стояла на каком-то полу с дырками, боясь, что ноги вот-вот попадут в щель между досками. От диареи кишечник не выдержал, и пришлось выливать воду на улицу. Кто-то увидел ее и начал стучаться, говоря на русском, что ей не нужно выливать воду наружу (не знаю, меня ли она имела в виду). Она писала, что люди в Казахстане, видимо, восприняли ее дурехой.

Вся поездка прошла как в тумане, впервые они не понимали и не знали ничего. И какой-то человек, немного говорящий по-английски (сами понимаете, это была я), сказал, что сегодня выезжаем в три часа дня обратно в Алматы.

Закончила она тем, что никогда в жизни не видела настолько красивую природу, как в Казачтане (ее опечатка). Но лучше бы она туда не ездила. По ощущениям, она посетила ту же самую Индию без каких-либо удобств.

После этого отзыва я удалилась из ее друзей.


  1. Кто-нибудь говорит по-английски? Кто-нибудь говорит? Кто-нибудь?
  2. Вы говорите по-английски?
  3. Да.
  4. Мы не понимаем ничего!
  5. Пойдемте. Мы остановимся в одном из гостевых домов на ночлег.
  6. Теперь ты официально переводчик!
  7. Меня зовут Джоди. А это Дорис. А вас как звать?
  8. Вам нужно пройти туда. И завтрак у нас в 7. Автобус приедет за нами к 8.
  9. Как спалось?
  10. Ну, я не могла уснуть целых два часа. А вы?
  11. Нормально.
  12. Оказывается, здесь есть пещера! А мы и не знали…
  13. Вы дальше ходили на второе озеро?
  14. Да. А вы?
  15. Мы гуляли вокруг этого озера.
  16. Где можно помыть ноги?
  17. Здесь есть баня. Стоит пятьсот тенге за человека, это наподобие ванной или сауны. Но не ванная и не сауна.
  18. О! М-м-м… Ты пойдешь туда?
  19. Да, но не сейчас, потому что там другие моются.
  20. Хорошо. Тогда мы посмотрим вместе с тобой, когда ты пойдешь.
  21. Как это называется?
  22. Это как у китайцев или тайцев?
  23. Да, это азиатское блюдо. Манты можно встретить и в России, и на Кавказе.
  24. Может, вам нужно что-то нужно?
  25. Думаю, только кусочек хлеба.
  26. Тогда я скажу хозяйке, что вы тоже пойдете после двух женщин, которые за мной?
  27. Да, спасибо.
  28. Ок, спасибо.
  29. Это Алуа. У вас все хорошо?
  30. Нормально!
  31. К сожалению, свет выключили. Мы беспокоимся, как вы. Еще я хотела сказать, что вам не нужно выливать воду на улицу.
  32. Мне было плохо, поэтому я выходила наружу.
  33. Хорошо, если вдруг вам что-то нужно, вы можете постучать ко мне в дверь.
  34. Ты очень добра, но я медсестра, и у меня есть все что нужно.
  35. Только то, что я вам уже сказала.
  36. Откуда ты знаешь английский так хорошо? Спасибо тебе большое за помощь! Если бы не ты, не знаю, как бы мы справились со всем этим. Здесь никто не говорит по-английски. И сколько иностранцев мы ни встречали, все они говорят то же самое. Это трудно.

Айна Шитканова

Айна Шитканова — прозаик. Учится в Открытой литературной школе Алматы. По образованию финансист.